Дрессировщики собак Елена и Николай Кузнецовы - В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ
В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

| 09:30 | 4.07.2020

Дрессировщики собак Елена и Николай Кузнецовы

Дрессировщики собак Елена и Николай КузнецовыСобака бывает кусачей только от жизни собачьей... Эти слова из песни мне хочется вынести в эпиграф рассказа о дрессировщиках, лауреатах 1-го Всесоюзного конкурса артистов цирка Елене и Николае Кузнецовых.

В их номере работают более двадцати собак, и среди них нет «кусачих», хотя на первых порах, когда артисты только создавали свой номер и набирали животных, им пришлось столкнуться с самыми разными характерами, тем более что собаки у них не обычные, домашние, а северные, ездовые.

— Любое дело надо начинать в радости. Это слова Святослава Рериха, — говорит Николай Кузнецов, — и они как нельзя более соответствовали нашему настроению, когда мы взялись за новую работу, когда решили создать «Северную миниатюру». Была радость знакомства с северными обычаями, легендами, танцами, музыкой.

Кузнецовы посещали этнографические музеи, ходили на выступления северных ансамблей, собирали и изучали литературу о Севере. Эти книги составляют большую часть их обширной библиотеки. Но среди множества книг есть одна самая любимая: «Друзья по риску» известного полярного исследователя Эмиля-Поля Виктора. «Кто первый достиг полюса?» — спрашивает он. Человек? Нет! Собаки. Вожаки упряжек первые вступили и на Северный и на Южный полюс». Это они, северные лайки, делили все трудности экспедиций вместе с человеком, спасали его в труднейших условиях.

Вот таких собак, смелых, независимых, упорных, и решили дрессировать Кузнецовы. Расставаясь со своим прежним жанром, — а были они эквилибристами-жонглерами — Кузнецовы шли на явный риск. Ведь задумали они не просто выдрессировать собак, показать с ними интересные трюки, а сделать своего рода спектакль, в котором бы собаки исполняли определенные роли.

Сегодня, когда мы смотрим «Северную миниатюру», мы аплодируем и смеемся, радуемся и удивляемся. За те семь минут, пока длится действие, мы как бы переносимся за Полярный круг.

Звучит музыка, на манеже появляется самый настоящий шаман в одежде из шкур и лохматом головном уборе. Его ритуальный танец уводит нас в давние времена. Следом вылетает собачья упряжка, и на стремительно несущихся нартах весело отплясывает и делает всевозможные кульбиты девушка в нанайском костюме. Проносясь мимо шамана, она вырывает у него обруч — символ власти, и начинается погоня, в которой, конечно же, участвуют собаки. Все кружится в стремительной карусели, один трюк сменяется другим, вплетаясь в сюжетную линию этого мини-спектакля. Вот, например, Дик набрасывается на шамана, вступает в ним в борьбу. И те сальто, которые проделывает собака, снова и снова кидаясь на шамана, точно обусловлены заданным действием. А это что? Да это же нанайская борьба. Без нее не обходится ни один северный праздник. Две куклы, стараясь повалить друг друга, смешно перемещаются по манежу. Обычно под маской кукол скрывается человек. Но вот Николай Кузнецов подхватывает на руки дерущихся, скидывает маску, и мы видим... собаку. Она лукаво поглядывает на нас, как бы спрашивая: «А здорово я вас разыграла?»

Бог охоты услышал мольбы шамана, появляется дичь: собака с оленьими рогами. В погоню! И снова мчится собачья упряжка, летят, перепрыгивая через препятствия, собаки и в вихре исчезают, а нам все не хочется уходить из этой северной сказки.

Но давайте вернемся к началу работы над этим номером, проследим историю его создания. Конечно,прежде всего нужно было найти собак. Эти собаки редкие, особенно в средней полосе России, они происходят от волков, живут на улице, в теплом климате чувствуют себя плохо.

В тайге, в тундре разыскали Кузнецовы будущих артистов. Это было непосредственное общение с Севером, с северными обычаями, и оно давало новый материал для сценария, для создания образов.

До выхода на манеж было еще далеко. Шел подготовительный период. Собак предстояло воспитать, выдрессировать, исправить ошибки, допущенные прежними хозяевами, вселить в них веру в людей, в людскую доброту.

Репетиционный период проходил в Куйбышеве. Город до сих пор помнит, как по набережной носились собаки, запряженные в сани с седоками. Эти прогулки помогали не только физическому развитию будущих «артистов», но и установлению взаимопонимания и дружбы между животными и дрессировщиками.

А потом собак нужно было приучить бежать по кругу манежа. На первый взгляд кажется, что это просто. Но, как поясняет Николай Кузнецов, инстинкт животного подсказывал: если срезать угол, будет короче, быстрее. Но на нартах артисты делают акробатические трюки и могут потерять равновесие, упасть. Собаки должны были понять это, заучить — ведь Кузнецовы не имеют права во время действия отвлечься, чтобы подправить собак, указать им направление, иначе прервется действие, нарушится темп номера.

И, наконец, нужно было собрать упряжку. Тут приходилось учитывать характеры собак, их индивидуальность. В природе они живут небольшими стаями, всегда выясняют между собой отношения, выбирают вожака и этого вожака уважают.

Вожак стал помощником артистов. Он мог и наказать и защитить собак своей стаи. Однажды, когда в стаю Байкала привели новую собаку, старожилы решили проверить ее на прочность. И туго пришлось бы новенькому, если б не вожак. Он своей грудью защитил новичка, как бы говоря: «А ну, сразитесь со мной». А потом отошел в сторону, и в его умных глазах был укор: «Эх, вы, гостеприимные хозяева».

Кузнецовы очень внимательно наблюдают за жизнью своих животных, за их взаимоотношениями, а, рассказывая о своих питомцах, как бы очеловечивают их.

—    Чапа — исполнитель нанайской борьбы. Это наша первая собака. Он и живет и отдыхает вместе с нами. Трюки он отрепетировал довольно быстро, — рассказывает Николай, — но, когда мы надели на него костюм, он заворчал: «Тяжело, темно, снимите!» Я с ним долго разговаривал убеждал, и теперь он с удовольствием исполняет свою роль.

—    Они очень любят с нами общаться,— подхватывает Лена, — улавливают интонации, настроение, очень, знаете ли, тонкие натуры. Они с удовольствием репетируют и выступают и очень волнуются, когда мы готовимся к переезду в другой город, напоминают о себе: «И меня не забудьте!» Мы подходим к ним, уговариваем: «Ну что вы, ребятки, разве можно про вас забыть!» И они понимают, успокаиваются.

Сейчас у Кузнецовых много новых щенков-лаек, и дрессировщики делают все для того, чтобы манеж стал для них радостью, а не работой. И этим лохматым шарикам очень нравится в цирке. Во время репетиций Лена и Николай внимательны к каждой находке «четвероногих артистов». Было так, что лайки вообще не ходили на задних лапах, даже «служить» за лакомый кусочек не умели. Но вдруг у Портоса обнаружились именно эти способности. И теперь он не только ходит на задних лапах, но и танцует с Леной победный танец.

Кай очень высоко прыгает, но не уживается с другими собаками, поставить в упряжку его нельзя, ему нужен был сольный номер, и он стал «оленем».

Я не случайно так подробно рассказываю о черновой работе дрессировщиков — ведь это взаимопонимание, доверие животного к человеку дали возможность создать мини-спектакль, в котором собаки, исполняя трюки, не ждут подачки.

Конечно, это не первая попытка в цирке сделать сюжетный спектакль с животными, и именно с собаками. «Собачья школа» Николая Ермакова, «Доктор Айболит» Александра Попова, «Ансамбль собачьей песни» под руководством Сергея Богуслаева давно завоевали любовь зрителей. И Кузнецовы, создав номер с оригинальным сюжетом, лишний раз подтвердили, что в этой области еще могут быть находки и открытия.

Мне посчастливилось много раз видеть на манеже «Северную миниатюру», бывать у артистов на репетициях и просто разговаривать с ними. Это люди, которые много читают, хорошо разбираются в живописи, в искусстве вообще. И вот что интересно: Елена Кузнецова никогда и не думала стать артисткой. Когда школьная подруга случайно увидела ее в цирке — Елена и Николай тогда были жонглера-ми-эквилибристами, — она, пораженная, пришла за кулисы. Не верилось, что та худенькая, маленькая девочка, которая вечно была освобождена от физкультуры и не могла сделать обычный кувырок, стала акробаткой. Когда Елена училась в ленинградском педагогическом институте на испанском отделении, своему физическому развитию она тоже уделяла не слишком много времени. Гораздо охотнее ходила в театры, музеи, на концерты, в цирк. И вот однажды познакомилась с Николаем Кузнецовым, молодым цирковым артистом, который в ту пору работал в паре с известным силовым акробатом Рустамом Касеевым.

Елена стала женой артиста цирка. С ее неуёмным характером, с желанием познать новое, стремиться к новой цели и преодолевать ее она не могла стоять в стороне от дела и, как это было сложно, в двадцать с лишним лет начала заниматься акробатикой. Она сумела овладеть этим нелегким жанром. А позже они вместе с Николаем решили соединить в своем новом номере мастерство акробатов с мастерством дрессировщиков. Это, как нам кажется, получилось. И получилось интересно.

А в планах? Кузнецовы мечтают вынести на манеж других северных животных: оленя, песцов, волка. И тогда в их новом номере мы сможем увидеть Север во всем его многообразии.

Э. БОРОВИК

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования