В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Два дебюта

Только ленивцы или болтуны от искусства исповедуют версию об «ожидании вдохнове­ния».

Успех только за тем, кто исповедует в творчестве великую истину труда — изумитель­но радостного труда за столом, в геологиче­ской партии, на рыболовном сейнере, в шахте и потом – снова за столом.

Александр Аронов был режиссером театра Станиславского. Он прошел хорошую жизнь: мальчишкой рыл окопы под Москвой вместе с ополченцами сорок первого года, ставил спектакли в цирке, работал в театрах пери­ферии. Последняя его работа в Москве — спектакль «Сейлемские ведьмы», очень хоро­шо принятый зрителями. Совсем недавно вышли две его книги: повесть «Цирк приехал!» и «Медвежий цирка; послед­няя написана в соавторстве с знамени­тым артистом Филатовым. Думается, что каждый прочтет эти книги с удовольствием. В них, а особенно в «Медвежьем цирке», с настоящим драматизмом описывается черновая работа дрессировщика. Скучное слово «техно­логия» здесь получает совсем иное наполне­ние. Нет никакой «технологии» в обычном, суконном ее понимании. Есть каждодневное творчество, разделенное на две части: на во­семь часов дневных репетиций и на двадцать минут вечернего представления. Великолепно написана глава «Бунт слона Сиама». Когда я читал ее, мне казалось, что телевидение или кино получили готовый сюжет для новеллы.

Приятно написана глава о Горьком, о его дружбе с артистами цирка, о постановке в цирке пьесы Алексея Максимовича «На дне». Повесть «Цирк приехал!» хороша по свое­му ходу: в ней рассказывается о мальчиш­ке, влюбленном в цирк, и мы даже угадыва­ем прообраз героя — это известный советский клоун Борис Вяткин. Много а этой книге удач­ных сцен (то, что автор — режиссер, чувству­ется весьма ощутимо; пишет он сценами), много ярких эпизодов посвящает Аронов главному герою — Боръке, но есть в книге и слабые места. Автор, например, совсем по­забыл, что если в театре природа может быть статичной и одна декорация дает фон всему спектаклю, то в литературе, а особенно в детской, природа должна наличествовать постоянно и видоизменяясь. Описание природы должно помогать автору — таких примеров в русской классической литературе куда как много. Повесть несколько перегружена сюжетно и перенаселена героями. Вместо деся­ти мальчишек и девчонок вполне можно бы­ло ограничиться тремя, но это бы позволило увеличить количество граней в характере каждого, это помогло бы точнее и тоньше держать стержень сюжета, не уходя в «под­собные   улочки»  украшательства книги.

Эти частные замечания автор, надо ду­мать, учтет при дальнейшей работе над по­вестью. Но замечания эти не столь уж суще­ственны. Главное же — очень приятно видеть, когда режиссер, отдающий театру дань, уме­ет находить утро или поздний вечер и сидеть за столом и писать книгу о том, что он знает и любит, а это, по-видимому, и есть истин­ное творчество, когда без работы не можешь, когда, не поработав как следует, чувствуешь себя каким-то чужим и ужасно усталым. К таким людям я отношу Аронова.
 

Юлиан Семенов

Журнал Советский цирк. Март 1965

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100