В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Две репризы Энрико Жакомино

С клоуном Энрико Жакомино я познакомился в 1915 году. В это время я был студентом Киевского университета и тренировался в спортивном обществе «Санитас». Изредка я участвовал в чемпионатах французской борьбы в цирке Стрепетова.

Жакомино выступал в основном в Петрограде, но иногда гастролировал по другим городам. В тот год он приехал к нам в Киев.

Стройный, изящный, с милой улыбкой он очаровал меня, горячего поклонника циркового искусства, и, как многие другие, я был восхищен его комическим талантом. Юмор Жакомино был тонкий, умный, никакого дурачества, рассчитанного на низменные вкусы невзыскательной публики.

Мне вспоминается несколько реприз комика, характерных для его творчества. Думаю, что их пересказ представит интерес и даст некоторое представление о лучших исполнителях жанра клоунады того времени. Одна из реприз называлась «Французская борьба». В ней Жакомино изображал и арбитра и соперников. Ведущий называл имена двух известных борцов, выступавших в то время в Киеве. Жакомино прыгал сначала на один конец ковра, а потом на другой, каждый раз имитируя облик и даже выражение лица объявленных атлетов. В зале раздавались аплодисменты. После свистка противники (а фактически один Жако-мино) «сходились», начиналась борьба. при которой артист виртуозно изображал самые сложные приемы: тур де тет, суплес, тур де бра, мост, бегающий мост. Причем все эти приемы исполнял в характере названных борцов. Публика хохотала. Нередко и сами участники чемпионата стояли около входа на арену и не могли удержаться от смеха.

Кончалось тем. что Жакомино растягивался на ковре, «сам себя победив». После свистка он вскакивал и обводил публику веселыми, с умной хитринкой глазами, словно говоря: «Видите, как все забавно получилось».

Но это, так сказать, безобидный но мер. а были у Жакомино и репризы с едкой насмешкой над политическим строем царской России. Например. Жакомино выходил и, поднимал над головой маленькую круглую тюбетейку. издавал при этом звук «фнть-фить!». Ведущий, рослый, представительный, одетый в черный фрак, говорил:

—    Жакомнно! Твое очередное появление для нас очень приятно. Но вот что, любезнейший. Головкой убор гзой какой-то странный, а главное цвета не поймешь какого.
—    А вот сейчас поймешь. Головной убор мой именуется «тю-бе-тей-ка», цвет ее защитный — зеленовато-желтый. Когда такому маленькому человеку, как я, хочется «самозащищаться», то можно помириться с любым цветом. Ну, а тебе какой цвет кажется более «самозащитительным»?
—    Черный. Такой, как у моего фрака. В нем я выгляжу господином положительным. почтенным.
—    Т-а-а-к, так! Но при моем скромном росте черный цвет покажется траурным, что не соответствует моему веселому нраву и не вызовет смеха в публике. Правда, это дзет формы одной воинственной сотни, так называемой «черной». Но эта «сотня» слишком боевая, а потому ее цвет не столько «самозащищающий». сколько «других избивающий».
—    А как, по-твоему, красный цвет?
—    Это цзет красивый, вселяющий бодрость! Но пока что он является защитным только на железной дороге.
Но там движение идет по рельсам, а я под собой рельс не чувствую, а если окажешься на шпалах, того и гляди споткнешься и шею сломаешь.
—    Ты оказывается трус, Жакомино?
—    Не трус, а благоразумный! Вот, например, баснописец Иван Андреевич Крылов. Считался смелым и но комплекции был раз в пять мощнее меня. а самое главное — русский столбовой дворянин. А ведь признался:

Баснь эту можно бы и боле пояснить — Да чтоб гусей не раздразнить.

Видишь, столбовому дворянину приходилось гусей опасаться и не раздражать их. а что же сказать про меня, маленького артиста, которому такие авторитетные люди, как воины <черной сотни», посоветовали красного цвета сторониться и для вескости слов по пудовому кулаку показали. Красный цвет может раздразнить не только гусей с тонкими клювами, а злых быков с толстыми рогами. Итак, мой дорогой, адье!

Жакомино, помахав над головой шапочкой, собирался покинуть арену, но. прежде чем перешагнуть барьер, останавливался и громко произносил:

—    А вот если этих быков перережут. или перестреляют, или изолируют, чтобы не бодались, я красную тюбетеечку надену.

Публика бурно аплодировала.

М. Маркевич

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100