В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Екатерина и Вячеслав Троян

Они оба не случайно стали артистами, стремились к атому с детства, рано осознав свое призвание. Случайной стала бы для них любая иная профессия. А так могло получиться — в тех театральных училищах, куда Екатерина и Вячеслав Троян сначала поступали, еще не зная друг друга, каждому из них сказали «нет». Однако препятствие, оказавшееся на пути, лишь помогло им в полной мере ощутить невозможность другой жизненном дороги.

Потерпев неудачу, они не отказались от своей мечты. А пока Катя, окончившая одиннадцатилетку с музыкальным уклоном, вела в начальных классах школы уроки пения, а Слава, чтобы хоть как-то быть ближе к искусству, устроился в Театр зстрады монтировщиком декораций, говоря проще, — рабочим сцены. Познакомились они уже студентами Государственного училища циркового и эстрадного искусства.

Обычный, в сущности, путь в искусство, скажете вы. Верно. И все-таки...

Все-таки хочется и важно подчеркнуть, что очень рано и устойчиво определился их интерес в творчестве. Катя, сколько помнит себя, поет, танцует, "представляет", подражает разным людям, всевозможным животным, их голосам. Посмотрев с братом «Белоснежку и семь гномов», потрясенная, она до самой ночи не перестает рассказывать и показывать, что видела. И даже ночью ей это снится.

В двенадцать лет Катя сама поставила с соседскими ребятами «Золушку». Причем играла старшую сестру. Эта роль казалась ей интереснее, давала больше возможностей проявить себя. С каким наслаждением она гримировалась! Вглядываясь в зеркало, кривила рот. морщила лоб, делая злым и некрасивым свое миловидное личико. Этого требовала роль, требовало искусство.

Катя родилась и выросла в актерской семье. Ее отец. Иосиф Фридман, известный в прошлом цирковой акробат и коверный клоун, сумел воспитать в дочери, если позволительно так сказать, чувства искусства, понимания его высокого предназначения. Он не торопил ее, тем более не натаскивал на какие-то приемы-верняки», но старался развить ее музыкальные способности. А в «актерстве» смешной маленькой дочки, подражавшей всем и имитирующей все, что поддается и даже, казалось бы, не поддается имитации, увидел стремление выразить и даже выплеснуть переполнявшие ее впечатления.

Катя ставит в школе спектакль по пьесе «Друг мой Колька!», сама участвует в нем. Но собственной роли ей мало. К тому же, неудовлетворенная игрой других, потому что те только произносят слова, а ведь эта девочка по пьесе говорит и ходит так и так, а эта — вот так, и руку еще сюда, а этот мальчик, а Колька... Неудовлетворенная, она играет за всех, за мальчишек и девчонок, потому что все. что она увидела а пьесе, все, что поняла, ей надо, необходимо передать другим. В атом безмерном, неодолимом желании — главное.

А Слава вырос совсем в иной семье, где к искусству никто прямого отношения не имел. Однако он, очарованный им, ни о чем другом и думать не хочет. Причем довольно рано определилась и направленность его интереса в искусстве — эксцентрика, необычность формы, алогизм. Он увлекается творчеством Даниила Хармса, ранним И. Сельвинским, С. Кирсановым, английскими шуточными балладами и эпиграммами с их очаровательной нелепицей, с которыми в детстве знакомит нас Маршак и которые вместо с детством часто уходят из нашей памяти. А вот для Славы подобный вид литературы — неубывающий источник радости и предмет постоянного изучения.

Мальчишкой он мастерит барабаны, пытается делать и другие музыкальные инструменты, а повзрослев, занимается в Студии пантомимы при МГУ.

Еще студентом училища Слава снялся в картине Я. Сегеля «Две улыбки», где для роли ему пришлось овладеть хождением по, слабонатянутой проволоке. К тому же ходил он по ней, играя роль солдата, в сапогах, что значительно сложнее, чем в специальной мягкой обуви, как обычно бывает в цирке. Ходил, да еще и жонглировал!

И когда они, Екатерина и Вячеслав, соединились для совместной работы над номером, каждый из них уже лрошея определенный путь поиска, накопления и отбора, уже многое умел, знал. И потому их первый номер стал в значительной степени самостоятельным творчеством, хотя и был у них талантливый педагог и режиссер Ю. Белов. Но именно их собственный поиск, их собственный выбор художественных средств, их склонности определили направление работы над номером и его успех. А ведь нередко в своем первом номере молодые артисты — лишь послушный инструмент в руках режиссера, и до подлинно самостоятельного творчества им, несмотря даже ка успех, еще далеко. Еще диктует в каждом их шаге свою волю, свой вкус растворившийся в них режиссер. Все выверено им, пригнано, все точно рассчитано — и нет свободы, нет вольного проявления исполнителями отпущенного природой дара. И когда смотришь подобный номер раз-другой — это особенно ощущаешь, пропадает непосредственность, вернее даже, исчезает та иллюзия непосредственности, которая при первом просмотре, возможно, и присутствовала.

А вот номер Екатерины и Вячеслава Троян сразу же очаровывает раскованностью, живостью непосредственно происходящего, хотя здесь все предельно условно и такого в жизни не бывает... А вот бывает, оказывается. Рожденное воображением, освещенное непосредственным чувством, оно, это странное действо, становится пусть условной, парадоксальной, однако реальностью...

Троян начали выступать совсем недавно, а теперь они уже лауреаты Пятого всесоюзного конкурса артистов эстрады. Они добились признания специалистов, полюбились зрителям, выступают на самых ответственных и почетных сценических площадках. И в каждом концерте их номер — изюминка. Ом не похож ни на какой другой, никого нс повторяет, его вспоминают с улыбкой. И долго хранит душа очарование его незатейливого действа и доброту, исходящую от него.

Что же происходит на сцене! Если попросить кого-нибудь, видевшего номер, пересказать его. то. начав пересказ, он тотчас же остановится, почувствовав, что это ничего не дает для представления о виденном. Или же, доведя рассказ до конца, думается, обязательно скажет: «Но не в этом дело... Тут дело совсем в другом». И попытается передать свои впечатления, чувства, рожденные увиденным. И все-таки, что же происходит! Попробую рассказать.

Выходит музыкант и, объявив: «Экспромт!» начинает играть ка барабанах. Увлекается, мечется в экстазе от барабана к барабану, подбрасывает палочки, жонглирует ими, сам подпрыгивает от восторга. И играет, играет. В это время возникают какие-то потусторонние, «чебурашные» звуки, явно мешающие ему. Музыкант уходит узнать, в чем дело. Появляется куда-то спешащим и что-то бормочущий гном. Увидел публику, смутился, смолк. Но тут же, покоренным инструментами. забыл про все, еще громче заверещал или, не знаю как уж и сказать, радостно запричитал, залопотал. Тронул аккордеон, разделся звук. Гном с деловитой ворчней надел аккордеон, прошелся по клавишам и, засмеявшись от счастья, заиграл и запел тирольскую лесенку. Вернулся музыкант, удивился, отобрал аккордеон и снова ушел. Гном с обидой поворчал в его сторону, оглянулся и, увидев барабаны, примялся за них. Бьет по барабанам, по тарелкам, гремит, самозабвенно пост и не замечает, что музыкант снова вернулся. Тот смотрит на гнома, затем отстраняет его и сам начинает играть. А гном, от обиды что ли, чуть оттащил один барабан: «Пусть теперь попробует». Но увлеченный музыкант даже не заметил этого, дотянулся и стукнул по барабану. Гному понравилось, долго обиды ом не держит. Теперь он оттащил другой барабан, и снова музыкант ничего не заметил. Гном потихоньку растаскивает барабаны. а музыкант уже допрыгивает до них и даже, войдя в раж, перепрыгивает, продолжая играть. А вокруг радостно суетится гном и в одни момент как-то нечаянно, в восторге впрыгивает на руки музыканту, и они начинают танцевать, пока вдруг музыкант не приходит в себя. Оба ошарашенные, они разбегаются.

Я рассказываю и чувствую, как пропадает вся прелесть этого произведения, как в пересказе убывают, становятся малыми его идейно-художественные параметры. А ведь на самом деле это не так. В незатейливости этого номера много значительного.

Гном с детства становится, как бы реальностью нашего сознания. А вот он и живой, «всамделишний». Екатерина Троян создала его именно таким, неким мы его себе представляли. По крайней мере, им на минуту не возникает сомнения, что он но такой. Поразительное совладение созданного воображением с как бы существующим — уже маленькое чудо, чудо искусства. К тому же гномик этот очарователей, он добр, он излучает добро, его искренность. доверчивость, дружеское расположение, его открытость и чуткость к прекрасному, к музыке, умение радоваться успеху другого покоряют. Недаром музыкант, удивившись поначалу, затем ис замечает странности его существования и воспринимает гномика как обычную реальность. Сказка словно растворяется в живой ткани жизни.

Идейно-художественная структура номера достаточно сложна, а воспринимается он просто. Потому прежде всего, что артисты создали убедительные образы, а суть того, что они разыгрывают, понятна и близка каждому. Номер рождает добрые чувства, радостное мироощущение. Это немало. А ведь как часто еще на подмостках эстрады общественно важная тема лишь только декларируется, звучит слово, не наполненное ни собственной мыслью, ни собственным, личностным отношением. Здесь же, в номере Троян, все значительное, чему так горячо откликается душа зрителя, рождается из непосредственно происходящего и потому это настоящее искусство.

Что же касается профессиональной стороны, что в этом, казалось бы, таком простом на вид номере соединились почти все жанры эстрады: музыка и вокал, акробатика и танец, пантомима и жонглирование, эксцентрика и пародия. Но асе это нельзя разъять, разъединить. Номер органичен, целостен. И когда смотришь, обо всех этих элементах не думаешь, их просто не замечаешь, потому что артисты не демонстрируют свое умение, скажем, петь и танцевать, а живут в созданных образах и выражают себя с помощью всего этого.

Мечта Екатерины и Вячеслава Троян исполнилась — они стали артистами. И. глядя на их работу, чувствуешь и понимаешь, что это только начало. Что ж, с надеждой будем ждать их следующего шага.

АНАТОЛИЙ ГУРОВИЧ

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100