Эквилибристы на мачте Виктория и Константин Виклюк - В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ
В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Эквилибристы на мачте Виктория и Константин Виклюк

Эквилибристы на мачте Виктория и Константин ВиклюкГардеробная досталась им маленькая, без окна. Должно быть, как открыл свой цирк Саламонский, так сто лет к ней и не прикасались. К тому же вместе с ними здесь разместили танц-жонглеров. Тоже мужа с женой, готовивших номер. Из-за легкой занавески было слышно, как они спорили после репетиций.

Свой багаж Виклюки почти не трогали. Все равно его раскладывать было негде, да и незачем. Достали только самое необходимое — летнюю одежду, спортивные костюмы, грим. Они приехали в Москву наводить блеск на свой номер и думали, что справятся с этим довольно быстро. Репетировали каждый день по нескольку часов. Час — с режиссером или балетмейстером на манеже, а потом сами — в коридоре возле гардеробных.

Номер они выпустили чуть ли не десять лет назад во Львове. Днем, для всех, работали тогда над нехитрым эквилибром на пьедестале. А по ночам, когда в цирке никого не оставалось, кроме пожарных и вахтера, выходили в тусклый, чуть освещенный манеж. С пожарными они быстро договорились, и те не мешали, благо ни Константин, ни Виктория не курили. Быстро устанавливали мачту, выносили свой перш — пятиметровый металлический шест. Константин с першем на лбу взбирался на мачту, поднимая Вику в подкупольный сумрак. И она выжимала там стойку на руках.

Но нет того тайного, что рано или поздно не становится явным. Особенно в цирке. Однажды Викторию пригласили к директору. Он протянул ей листок телеграммы: «По имеющимся сведениям Виклюки изготовили мачту. Категорически запретить на ней репетировать». И начальственная подпись.

— Может, объясните, что это за телеграммы нам главк шлет?

Артистка пожала плечами: знать, мол, ничего не знаю. Но директор работал в цирке не первый год. Где-то часа в два-три ночи они вдруг увидели его на своей репетиции. Как ни странно, скандала не было. Директор сразу стал сторонником нового номера Виклюков. Он добился, чтобы они официально репетировали днем и вскоре поставил их в программу Ирины Бугримовой. А дальше уже пошло — Воронеж, Пермь, Магнитогорск, Ташкент, Алма-Ата, Свердловск...

Все было бы как нельзя лучше. Но у Виктории болела почка. Правда, она давным-давно не обращалась в поликлинику и не брала больничные листы. Ей казалось стыдным признаваться в своем физическом недомогании. Она занималась самовнушением, аутогенной тренировкой, перечитала все, что только можно, о лекарственных травах. Сама готовила себе целебные отвары и настои, дотошно высчитывая, сколько в них будет фтора, сколько кальция, а сколько брома.

Но, раскатывая по арене в ренском колесе, она задумалась о запасном варианте своей жизни. На всякий случай. И заочно стала учиться на факультете физвоспитания Крымского университета. Дважды в год уезжала на сессии. И, наконец, получила диплом преподавателя физкультуры. Но главным, конечно, была не эта книжечка о высшем образовании. Главным было то, что она вблизи узнала медицину. Не только прослушала курсы анатомии, физиологии, лечебной физкультуры. Но прошла нелегкую практику в 6-й симферопольской больнице, увидев и поняв уйму разных разностей, которые не упоминаются в учебниках.

Выпускники их факультета обычно работали тренерами по волейболу и гимнастике, плаванию и боксу, были специалистами во врачебно-физкультурных диспансерах и преподавателями в школах и производственных училищах. Виктория не изменила цирку. Она жалела лишь о том, что поздно пошла учиться. Анатомия и физиология оказались столь же нужными манежу, как любой поликлинике. Тренерские знания тоже пришлись как нельзя кстати. А о массаже и говорить не приходилось. Тем более что Виктория сделалась в нем настоящим мастером. Главный врач больницы, где она проходила практику, всерьез гарантировал ей лидерство среди симферопольских массажистов.

Но классический массаж наших лечебниц показался ей лишь одной из калиток в большой медицинский мир. Попав на гастроли в Кисловодск, она прошла еще школу точечного массажа. На теле человека имеется 14 меридианов, которые соединяют особые точки, способные влиять на те или иные органы. Это знали восточные медики, еще в древности основавшие свою знаменитую чжень цзю-терапию. Теперь иглоукалывание шагнуло из Китая во многие страны мира. Точечный массаж обходится без острых игл. Чуткие пальцы массажиста воздействуют на нужные точки, заставляя их посылать в организм нужные сигналы.

В Кисловодске Вика назубок выучила все эти меридианы и 695 точек. Отключившись от всего, она сидела в цирковом общежитии и без конца повторяла:

— На крыльях носа — желудок, на мизинце — сердце, на пятке — почки...

Соседки, заглядывавшие в комнату, многозначительно крутили пальцами у виска.

А Виклюк отлично освоила точечный массаж и стала испытывать его на себе, на меридиане почек. С каждым переездом из города в город в ее кофре появлялось все больше брошюр и книг, рассказывающих о тайнах человеческого организма, о разных способах лечения всяких недугов.

...Их номер эквилибристов не походил на другие. Небольшого роста, весом всего пятьдесят восемь килограммов, Константин Виклюк поднимался по гладкой мачте, упираясь в нее ногами. Он как бы взбегал вверх, балансируя на лбу перш с партнершей. У других так ловко не получалось. Чех, делавший похожий номер, обматывал мачту специальной лентой и надевал особую обувь. Константину были не нужны никакие приспособления.

Они были готовы выступать, даже когда багаж приходил за два-три часа до спектакля. Не успевали только выйти в парад — Виктория еще гладила костюмы. Работали, почти осязая друг друга на расстоянии, зная, что делает каждый на другом конце перша. В Душанбе в цирке вдруг погас свет. Виклюк спустился с мачты, не покачнув шеста. В Оренбурге отцепилась лонжа.

В Риге их ошарашили перед выходом:

— Вы закрываете программу. Дрессировщица боится выводить лошадей — здесь тигр удрал из клетки...

Они оглянулись: трое униформистов подпирали двери, за которыми разгуливал полосатый друг. Но гарантии, что он все же не выскочит в манеж, не было.

— Поглядывай по сторонам, — предупредил Константин жену, — я-то смотрю вверх. В случае чего сразу отцепляй лонжу, а то лонжевик со страха дернет...

Как всегда, они отработали тогда без сучка без задоринки и лишь за кулисами узнали, что с тигром благополучно справились.

Иным цирковым администраторам даже казалось, что их номер идет уж чересчур гладко и не мешало бы что-то придумать, пощекотать нервы публики. Но Виклюки полагали, что вымогание зрительских аплодисментов — не для них.

...Массаж, самовнушение и травы помогали Виктории купировать боли в почке. Она работала каждый вечер, посылая зрителям ослепительные улыбки, и никто в цирке, даже муж, не догадывался, что она больна.

Когда они гастролировали в Запорожье, там проходил семинар по иглотерапии. Виктория попала на него благодаря знакомству с профессором Д. Н. Стояновским. Она надевала белый халат и проходила вместе с профессором на все занятия как его помощница. Иногда после семинара профессор приходил в цирк или гостиницу. Константин безропотно раскладывался на кушетке, и они продолжали уточнять, где какая точка находится, отрабатывая приемы массажа. Потом сильные и точные Викины пальцы не единожды избавят мужа от возможных бед.

На семинаре Виктория встретила одну из своих симферопольских знакомых и снова получила приглашение: «Поедем, я поведу иглотерапию, а ты — массаж». Но она опять не могла оставить цирк.

А точечный массаж заставлял ее задумываться о разных, еще не всегда объяснимых вещах. Гипнозе и телепатии, лекарственных свойствах камней, непознанных свойствах растений, биоэнергии и многом, многом другом. В кофре из города в город переезжала литература по рефлексотерапии, тибетской медицине, заметки о календарях и хронологии разных стран. Как правило, первым читателем был муж. Он читал, а она фанатично изучала, делая сотни выписок.

И — хотела она или не хотела — кое-кто узнал, что она занимается массажем. Приходили, просили помочь. И Вика снимала давление, помогала человеку избавиться от головных болей, мучавших после ранения, поднимала на ноги слегших с радикулитом. Только себе помочь до конца не могла. Нужна была операция, за которую не брались врачи.

Лишь в Магнитогорске заслуженный врач РСФСР Петр Яковлевич Маркин в 1-й городской больнице сказал:

— Так вы говорите, работаете? С таким диагнозом у нас пластом лежат. Что ж, приду посмотрю.

Вечером он появился в цирке с биноклем в руках. После представления зашел в гардеробную:

— Значит, сезон у вас заканчивается второго мая? Ну а четвертого прошу ко мне...

А потом, как и положено, было два месяца больничного, месяц легкой работы — в цирковом медпункте, две недели репетиций и снова гастроли.

Хотя Виклюки работали ювелирно, сто из ста выступлений проводя без всяких накладок, чувствовали, что номеру чего-то не хватает. И вот они приехали в Москву на Цветной бульвар. Петр Львович Гродницкий взял их в свои надежные руки.

Кажется, все осталось тем же. Но номер стал не тот. На манеж выходят уже не двое эквилибристов, а двое людей, не могущих жить друг без друга. Бланши, стойки, кресты и арабески становятся веселой сутью их отношений, органикой маленького спектакля. И музыка уже играет не сама по себе, а как бы дает им второе дыхание.

Когда я сказал об этом, Виктория засмеялась:

— Так и одна из моих пациенток пишет о себе: раньше еле дышала, а сейчас на Черном море литрами глотает кислород.

 

ЕВГ. ГОРТИНСКИЙ

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования