В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Елизавета Ауэрбах

Елизавета АуэрбахЯ поделилась с мамой, повозмущалась, а потом вдруг села и написала шесть рассказов — о войне, как я ее видела и запомнила. Вдруг эти рассказы напечатал журнал «Театр». Вдруг я стала читать их с эстрады. Именно вдруг — так это и было.

А потом из меня полезли все новые и новые рассказы — как-то совершенно непроизвольно, почти без моего участия. Они обступали меня со всех сторон и требовали записать их, рассказать их: эпизоды детства, мой дом, моя семья, мои соседи... Я сама себе не верила вначале, обегала всех друзей, заставляла их слушать, а потом измучивала, выжимая не­медленную и точную реакиию. Они слушали, смеялись, где я хотела, внутренне напрягались, где мне было нужно. Го­ворили — интересно. И мне салой было интересно, как ни­когда в жизни.

Но самое интересное я заметила только какое-то время спустя. Друзья — понятно: они знали про меня все, и если я говорила: мой сын — понимали, что это и есть мой Мишка. Но и совершенно чужие люди — зрители, публика — почему-то сразу безошибочно угадывали, что я — это и есть я. Так ко мне подходили после концертов, так расспрашивали. Чем дальше, тем больше меня это удивляло...

А в самом деле — это удивительно. Ведь современная публика приучена к лицедейству в самых изощренных его проявлениях. Когда актер, читающий из «Капитанской доч­ки», произносит: «Я приближался к месту моего назначе­ния», — все понимают: «я» — не этот пожилой человек в смо­кинге, а юный Петруша Гринев. Когда конферансье расска­зывает: «Еду это я вчера в метро», — шутке смеются, но каждый знает: в метро этот артист вчера, возможно, и не ехал, не исключено, что весь день он из дому не выходил и вообще с этой репризой бессменно выступает третий год. «Я» — первое лицо — скрывает и абсолютный вымысел, и три четверти вымысла, и полуправду, и правду, слегка приукрашенную. Над детьми, которые верят, что бутафор­ские кинжалы убивают по-настоящему, все дружно смеются...

А ей верят сразу и безоговорочно. Понимают, что актриса говорит свой монолог не в роли, не в образе, не в маске, не от имени, а от своего собственного лица — Ауэрбах Елиза­веты Борисовны, такого-то года рождения, проживающей там-то. Почему верят?


Журнал Советский цирк. Май 1968 г.

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100