В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Елочки и палочки

О проблеме детских новогодних представлений вспоминают, как пра­вило, в самый последний момент. И в цирке объявляется аврал: «Все, все в поход за елкой!» Прежде всего начинается продажа билетов на ут­ренники.

А затем уже скачут в лес­ные дебри (иногда, впрочем, доволь­но редкие) авторского актива, кличут доброго молодца, который притащит сценарий. Означенный добрый моло­дец, выпив самовар черного кофе, в сказочно-короткий срок (долго сказ­ка сказывается, а сценарий-то быстро пишется!) за одну-две ночи строчит нужное количество текста. Потом ска­чут за Дедом Морозом (чаще всего в соседний театр), отбирая кандидата главным образом с учетом саженного роста; аукают в своем коллективе Снегурочку. Словом, повторяют те пе­рипетии стандартного сценария, не­сколько интерпретировав их, где непременно надо искать и звать в цирк то Снегурочку, то Деда Мороза, то какой-то волшебный ключик, без ко­торых представление никак не со­стоится.

Накануне первого утренника ре­жиссер (которому, конечно, не хва­тило ровно одного дня) отчаянно вскрикивает: «Елка, елка, зажигайся!» И елка действительно зажигается. Иногда удачно. Иногда не очень. Де­тям она, может быть, не так уж инте­ресна. Зато начинается самое инте­ресное для участников: раз есть елка — значит, появляются «палки». (Для непосвященных читателей: каж­дое выступление артиста отмечается в расчетной книжке «палочкой» в раз­мере получаемой ставки.) Мы несколько сгустили краски, опи­сывая подготовку «елки». Но, к сожалению, картина в общем верна. Про­блема качества «елок» нередко превращается в вопрос количества «па­лок».

Как уж повелось, около каждой елки непременно есть своя Баба-Яга, которая на протяжении спектакля, скрежеща зубами, делает все, чтобы навредить детям. И хотя сценарист нынешней «елки» в Ленинградском цирке Г. Яхт исключил Бабу-Ягу из списка действующих лиц, эта оби­женная злодейка все же сумела про­никнуть за кулисы, и там, переодев­шись в серый балахон Скуки, стала делать все, чтобы как-то испортить детям праздник. И кое-чего добилась.  ...Итак, нам выпал в виде новогод­него подарка билет на «елку» в Ленинградский цирк. Вот на манеже уже танцуют «лисички». Появляются клоу­ны — Тошка Козаров и Фери Янакиев, артисты из Болгарии, гастролирующие в СССР. Они зовут Снегурочку, а та ищет... ну, конечно, вы угадали; Деда Мороза!

Обычно Деды Морозы привередли­вы. Они привыкли являться с приличествующей сединам помпезностью, на лихой тройке коней или медведей в окружении свиты лесных зверей. Та­кой выход становится одной из куль­минационных точек спектакля. Ны­нешний Дед Мороз (Г. Арсеньев), по желанию режиссера, видимо, обладает скромностью и не привык к мишурной роскоши. Он выходит так же по-дело­вому просто, как, скажем, униформист с граблями в паузе между номерами! Но не будем придираться, если все увлекательные приключения, которых так ждут Дети, — впереди!

Дед Мороз предлагает разыграть лотерею, где каждый приз — цирковой номер. Главный выигрыш, который падает на золотую шишку, — это большая елка. Вот, собственно, все. Мы не против такой простоты в угоду запу­танной сложной интриге. Но простота сюжета не должна страдать вялостью, скомканностью. Однако сценарий представляет собой всего лишь мало­убедительные текстовые связки между отдельными выступлениями. Весь кон­фликт заключается в том, что весель­чаки Тошка и Фери хотят взять шиш­ку себе, но их «эгоистические стрем­ления» тут же в корне пресекаются! Маленьким зрителям явно симпатич­ны клоуны, их проделки с зеркальным «зайчиком», со стулом, и в том, что клоуны возьмут шишку, они не видят ничего дурного. Собственно говоря, волноваться не о чем. И когда стано­вится ясным, что никаких приключе­ний не предстоит, в этот самый мо­мент прокрадывается на манеж та самая Баба-Яга в образе Скуки, ко­торую  не пустили в сценарий.

О том, что дети прекрасные зрители и сразу чувствуют фальшь, писалось уже тысячу раз. Но нельзя забывать еще более важного обстоятельства: дети не терпят пассивной созерцатель­ности. Они непременно хотят быть активнейшими участниками действия. В представлении, названном «Хитрые клоуны», они лишены этого. Но чуть только появляется намек на шутку, игру, как моментально вспыхивает, оживает благодарная аудитория. Отвлеченные от сценария игровые сцен­ки Тошки и Фери, дрессированные собачки Г. Беляковой, зебры и лошади Л. Котовой и Ю. Ермолаева вызы­вают живейшую реакцию.  Ленинградский цирк ежегодно вы­пускает номера, сделанные с большим мастерством и вкусом. Мы привыкли, что марка «выпущено Ленинградским цирком» является наилучшей визит­ной карточкой артиста. Почему же «елка» для детей не оправдывает своей фирменной марки?

Художественный руководитель цир­ка заслуженный деятель искусств РСФСР Г. С. Венецианов, талантли­вый режиссер и большой зна­ток, в связи с болезнью совер­шенно не участвовал в постановке спектакля. Ставил елку И. Руф. Мы не хотим вменить ему в вину все просчеты сценария, даже ска­жем несколько слов в защиту режис­суры. В чем была сложность его за­дачи? Елка идет в первом отделении, во втором выступает В. Запашный. Как известно, даже в вечерних спек­таклях для взрослых на одно отделе­ние ставится около восьми номеров, редко больше. А в «Хитрых клоунах» (которые идут по времени 1 час 20 ми­нут) делается попытка и осуществить сюжетный спектакль и, вдобавок, вста­вить в него ни больше ни меньше чем одиннадцать номеров. И вот простая арифметика: на восемьдесят минут сценического времени — одиннадцать номеров плюс развитие сюжета, пролог и эпилог! Естественно, что и сю­жет остается весьма куцым, да и все номера выглядят в более или менее скомканном виде.

Прежде чем приступить к работе ре­жиссер должен был разрешить дилем­му:

1) Или ставить полнокровный сю­жетный спектакль. В таком случае ну­жен был более разработанный сцена­рий. И в данном варианте смогут выступить, не обкрадывая себя, макси­мум семь номеров.

2) Если же режис­серу хотелось показать побольше цир­ковых выступлений (кстати сказать, в Ленинграде был великолепный подбор программы), в таком случае действи­тельно достаточно небольших интер­медий-связок между номерами. И сце­нарий, написанный Г. Яхтом, тогда будет вполне удовлетворительной ос­новой-канвой. Только хотелось бы расшить и расцветить эту канву бо­лее остроумными и веселыми красками и находками. Зарекомендовавшие себя мастера цирка, такие, как В. Плинер, Н. Ольховиков и М. Запашный, предложили свою помощь режиссеру именно в этом направлении. Хорошо чувствуя специфику цирка, они дей­ствительно могли подсказать какие-то трюки, детали, которые оживили бы сценарий, лишив его схематичности. Однако Руф по каким-то соображе­ниям отказался. Возможно, у него и были веские основания для отказа. Но, на наш взгляд, никакой режиссер не должен пренебрегать удачной подсказкой опытных артистов.

Исполнители в Ленинграде действи­тельно отличные, собственно, они и вытягивают спектакль. А паузы меж­ду номерами (то есть текст сценария), за исключением двух-трех, оставляют маленьких зрителей безмолвными и равнодушными. К сожалению, мы не имеем возможности сделать разбор программы или хотя бы сказать не­сколько теплых слов в адрес артистов, особенно порадовавших на этот раз: о свежести и какой-то новизне номера Виктора Плинера, об аттракционе Вальтера Запашного, об эквилибри­стах Газарян, о фактически новом но­мере Т. и М. Богдановых. Л. Котову и Ю. Ермолаева, недавно выпустив­ших конно-балетную сюиту, хочется поздравить с еще одной творческой удачей: на сей раз это оригинальная и сложная дрессура лошадей и зебр. Кстати, Л. Котова, обладающая незаурядными актерскими способностя­ми, была превосходной Снегурочкой, заразительно веселой, словом, на­стоящей. Мы вправе требовать от Ленинград­ского цирка более значительных художественных постановок; отнюдь не «сходный ширпотреб», а спектакль, который с успехом можно повторить и в следующем сезоне.

...В новогодних лотереях Дедов Мо­розов ребятам достается слишком много пустых билетов, но зато Деды Морозы руками дирекции шедро вознаграждают всех участников целыми елочными гирляндами «палочек». А между тем артистам, кроме «пало­чек», нужно и настоящее удовлетворе­ние от своей работы. Недавно закон­чилось совещание по режиссуре, где много говорилось горьких истин о те­матических спектаклях, особенно дет­ских. Каникулы прошли, и наверняка некоторые руководители цирков, за­кончив новогодний аврал, уже впали в зимнюю спячку месяцев на десять. Хорошо, если бы нынешние цирковые Деды Морозы, Снегурочки, удачные и неудачные,— пока они не растаяли от весеннего солнца, — собравшись в хоровод, закричали:

— Ау, режиссеры! Ау, авторы! Про­снитесь! Ведь мы скоро вернемся!

О будущей «елке» пора думать сей­час. Вопрос «елок» не снимается с повестки дня. А будут «елочки», так за «палочками» дело не станет!
 

Н. РУМЯНЦЕВА

Журнал Советский цирк. Февраль 1963 г.

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100

монитор 19 Samsung 900ift