В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

| 20:10 | 24.06.2015

Эльвина Подчерникова - дрессировщица медведей

Эльвина Подчерникова - дрессировщица медведейПорой я серьезно задумываюсь над одним парадоксальным явлением: почему в народном творчестве именно медведь олицетворяет доброту, благородство, чуть ли не саму нежность?

А между тем среди обитателей лесов нет, пожалуй, зверя более вероломного, непостоянного и упрямого. Вряд ли сыщется такой дрессировщик, который так или иначе не пострадал бы от «добродушного Топтыгина», Не буду далеко ходить за примерами. Мой отец, заслуженный артист РСФСР Михаил Дмитриевич Эльворти, был в свое время очень тяжело ранен в голову медведицей прямо на манеже. Его спасло только хладнокровие одного зрителя — офицера, пристрелившего зверя. Я и сама недавно на несколько месяцев потеряла трудоспособность по милости одной из моих питомиц, которую, между прочим, я выкормила из соски...

И все-таки я не представляю себе жизни без этих мохнатых зверей, без яркого манежа, на котором вот уже третье поколение моих Дези и Кокошек веселит и радует публику. Особенно детвору. Потому что, как ни говорите, а косолапый — самый забавный, самый веселый из всех четвероногих артистов!

В этих словах — вся она, Эльвина Михайловна Подчерникова, очень женственная и в то же время очень мужественная артистка. Из двадцати пяти лет работы на манеже семнадцать она отдала медведям.

А началось все совершенно случайно, потому что дебютировала она как велофигуристка вместе со своим мужем Вилли Асмусом...

В 30-е годы на манеже был широко известен уникальный воздушный аттракцион супругов Эльворти — Михаила Дмитриевича и Нины Андреевны. Их двухъярусный перекрестный полет до сих пор помнят артисты старшего поколения.

Но однажды из-за несчастного случая партнерша надолго выбыла из строя. Это были уже военные годы. Эльворти (настоящая фамилия — Подчерников, но когда-то, следуя моде старого цирка, он взял себе «звучный» псевдоним) забраковала военно-медицинская комиссия.

И вот теперь он остался без партнерши, без реквизита (багаж был где-то при переездах затерян), без номера. А цирк был нужен. Нужен не менее, а может быть, даже более, чем в мирное время. Нужен, как зарядка бодрости, как хлебный паек в ту суровую годину. Выступления перед воинами на прифронтовых площадках, в нетоплен-ных цехах перед подростками и женщинами, в госпиталях для раненых — все это требовало максимального напряжения сил и творческой изобретательности.

И в тот момент, когда один номер распался, а другого не было еще и в перспективе, Борис Эдер предложил Михаилу Дмитриевичу группу своих медведей с готовым номером.

Супруги Эльворти сразу же дали согласие, и гимнасты стали дрессировщиками.

В 1953 году Эльвина Михайловна приняла у родителей эстафету. Но это было далеко не механическим актом. Перед молодой дрессировщицей сразу возникло несколько творческих проблем. И самая главная из них — в каком ключе вести аттракцион дальше? Да, медведи умели многое, прошли хорошую школу, но ей хотелось внести в их выступление что-то свое, оригинальное, научить тому, что никогда не делали на манеже их сородичи.

И вот перечитана обширная литература, добыты многие «секреты» у ветеранов манежа, изучена физиология бурых, белых, гималайских медведей.

Поистине неограниченные возможности заложены природой в этих удивительных зверях. Медведь универсален: он отличный прыгун, бегун, пловец, великолепный балансер. Несмотря на внешнюю неуклюжесть, он чрезвычайно проворен. Нет, совсем не случайно косолапый Мишка — герой русских сказок. Его мастерство не может не вызывать восхищения.

Так почему бы и аттракцион не построить в народном духе: медведь — хозяин русского леса!

Да, именно так. Перенести действие аттракциона на лесную полянку. И зритель уже вроде не зритель, а просто веселый путник, забредший в медвежий уголок.

«Здесь русский дух, здесь Русью пахнет!» — именно эти слова как-то сами собой приходят на ум, когда знакомишься с аттракционом Эльвины Подчерниковой. Этот дух — ив березках на манеже (весь антураж выдержан в «березовом стиле»), и в чудесном костюме артистки, и, самое удивительное, в манере поведения мишек. Они степенно отвешивают низкие до земли старинные поклоны, играют в чехарду, лихо отплясывают вместе со своей хозяйкой «Барыню»...

Но это только блестки, которыми расцвечена ткань медвежьей повести, развертывающейся на манеже.

А героям повествования есть что рассказать. Вот глава о мишках-гимнастах. Из края в край манежа переходят они, стоя на передних лапах, по параллельным брусьям, пролезают между ними, применяя ловкий и точный кульбит. Один из четвероногих актеров отваживается даже передвигаться с завязанными глазами по канату. Правда, на середине пути он все-таки срывает эту, видимо, осточертевшую ему повязку, но восторженный прием у публики обеспечен (самое трудное было, говорит Эльвина Михайловна, научить его снимать повязку в середине пути, чтобы это получалось очень естественно). А как ловко перепрыгивают через барьеры бурые «олимпийцы»!

И разве плох гималайский медведь в роли эквилибриста на катушках или его коллега, который в стойке на передних лапах сбрасывает со стола один за другим кубики. Легко и грациозно сходит на задних лапах по наклонным брусьям Топтыгин, делая в заключение эффектный передний кульбит.

Не случайно аттракцион носит название «Забавные медведи». Каждый номер, чуть ли не каждое движение выдержаны в шутливой, улыбчатой манере. А все выступление, идущее в быстром, я бы сказал, танцевальном темпе, производит впечатление легкости, той легкости, которая достигается колоссальным трудом и упорством.

Огромного физического и нравственного напряжения требует труд дрессировщика. Сколько сил, времени, творческой энергии было затрачено на крошечного Фомку, чтобы научить его разным трюкам на параллельных брусьях. Но пока шла эта, так сказать, «педагогическая» работа, медвежонок рос себе и рос. И когда его можно уже было выпускать на манеж, оказалось, что он «вырос»' из аппаратуры, к которой привык, которую знал уже. И пришлось переучивать его, как бы вновь начиная с азов.

Со своим аттракционом Эльвина Михайловна объездила чуть ли не всю страну. Восторгались ее мишками и зрители Японии, Кубы, Финляндии, Мексики, Монголии, ГДР.

Казалось бы, пришло признание, успех, продуманы и отлажены все элементы, которые вкупе и образуют гармоничность. Словом, аттракцион работает, как точно выверенный механизм. Но Эльвина Михайловна уже вынашивает новую идею. Ей хочется иной масштабности, более широкой. Почему лес на манеже должен быть заселен одними лишь медведями? Как было бы интересно и весело, если бы на полянке резвились зайцы, лисы и даже серые волки (в их роли — овчарки), а вверху кувыркались бы голуби и другие птицы! Тогда можно было бы создать целый сюжетный спектакль, нечто вроде лесной сказки. Прообраз такого представления Эльвина Михайловна затевает к предстоящим новогодним каникулам. Нелегкая, но увлекательная перспектива!

Двенадцать минут длится аттракцион Эльвины Подчерниковой. Но за этим коротким периодом - годы и годы упорнейшего труда, насыщенного радостью и риском, отчаянием и надеждой, поисками и победами.

Тысячи представлений дали «Забавные медведи». И каждое из них похоже и не похоже на прежнее. Настроение «актеров» и контингент зрителей, усталость от третьего за день представления и сбой в чередовании номеров — все это требует от дрессировщицы постоянного творческого напряжения, полного контроля и самоконтроля, наконец, больших физических усилий.

— Но именно это и составляет главную радость творчества, — говорит Эльвина Михайловна, — когда каждый вечер выходишь к зрителю, как на премьеру...

ИМ. ЛЕВИН

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100