В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Фельетон

Из всех  жанров циркового искус­ства Борис Яковлевич Гурович с давних пор пуще всего любил воздушный полет.   

Еще   задолго    до приобщения    к    цирку     голоногим мальчишкой   Борис   Яковлевич любил  с  замирающим  сердцем  смотреть во время представления  под купол цирка,  где в напряженной  тишине  демонстрировали  свое мастерство  воздушные  гимнасты  Джиованик  или «6  Донато  6».   С  трепетным   вниманием   вслу­шивался  тогда   Борис  Яковлевич  в  негромкое «ап»  гимнастов перед  каждым их  новым трю­ком,   в   легкое   поскрипывание   трапеций,   рас­качивающихся  в  такт  мелодичному  вальсу...  И чем    взрослее    становился    Борис    Яковлевич, чем  чаще   любовался  он   воздушными   полета­ми,   тем   чаще   и   неодолимее   влекло   его   в цирк...   на   руководящую   работу.   Что   ж!   Лю­бовь,    как   известно,   полна   неожиданностей... В   191В   году   мечта   Бориса   Яковлевича   исполнилась,  и  он  получил  первый  руководящий пост в системе  Госцирков.

И хотя Борису Яковлевичу за всю работу в цирке ни разу не довелось ни поднимать­ся на мостик, ни обхватить руками трапеции, он навсегда сохранил глубочайшее уважение к ловиторам, именно — к ловиторам, что, как мы увидим дальше, имеет свое объяснение. С детства склонный к философским обоб­щениям и отвлечениям (этому ничуть не ме­шало пятиклассное образование), Борис Яков­левич на всем протяжении своей руководя­щей деятельности считал себя в душе гимнастом-вольтижером, и не беда, что вольты и пассажи ему приходилось совершать не в свете прожекторов под куполом цирка, а в своем служебном кабинете хозяйственника под сенью импозантной настольной лампы с шел­ковым абажуром.

Личное дело Б. Я. Гуровича за № 690, хра­нящееся в отделе кадров Союзгосцирка, бес­страстно, с протокольной сухостью и точ­ностью указывает номера приказов, в кото­рых на протяжении 20 лет руководящей дея­тельности Б. Я. Гуровичу вымесились выговоры за нарушение финансовой, штатно-сметной дисциплины, за наобеспачение своевремен­ной инвентаризации и проч., то есть за не­чистоплотность в обращении с государствен­ными средствами и материальными ценностя­ми. К сожалению, личное дело № 690 не уточняет степени опасности трюков, к кото­рым прибегал Б. Я. Гурович, равно как не указывает имена «ловиторов», которые после каждого неудачного пассажа Бориса Яковле­вича не давали ему упасть с руководящего стула, а, наоборот, способствовали его даль­нейшему продвижению к вершинам карьеры и славы. Зато мы располагаем полными дан­ными о последнем, самом рискованном трюке Бориса Яковлевича, из которого он с непо­стижимым искусством пришел в руки к «ловитору» — директору московской группы «Цирк на  сцене» С. А. Эльдарову.

Вот, дорогой читатель, как это случилось. Будучи до недавних пор директором ху­дожественно-производственного комбината Союзгосцирка, не ослепляя, мягко говоря, начальство и творческих работников цирка
производственными успехами руководимого им предприятия, Гурович пригрел у себя на комбинате некоего Кауфмана, которого назна­чил начальником красильного цеха. Не слиш­ком давно названный выше валютчик Кауф­ман был осужден на I5 лет за участие в дея­тельности подпольной трикотажной фабрики — для нее Кауфман в художественно-производственном комбинате Союзгосцирка в огромных количествах красил трикотажные изделия, выпускаемые шайкой преступников. На этот раз хоть и не очень сильно, но гром прогремел и над головой самого Бориса Яковлевича: приказом № 41 от 22 января 1964 года по Союзгосцирку Гурович был снят с  занимаемой должности. Гуровича лишили доверия и права иметь доступ и государственным деньгам, матери­альным ценностям, штампам, печатям, пустым бланкам и проч. Но как было сказано выше, несмотря на смертельно-опасный трюк, совершенный «вольтижером» Б. Я. Гуровичем на глазах у многочисленных зрителей, его спас «ловитор» в образе уже названного С. А. Эльдарова.

— Ап! — и вот уже Гурович чисто пришел «руки в руки» к своему спасителю. Еще одно «ап» — и Гурович назначается Эльдаровым заведующим постановочной частью в Москов­ской  группе  «Цирк  на   сцене».

Нужно отдать должное смелости «ловитора»: его не испугало ни исключение Гуровича из членов КПСС, ни обилие выговоров в послужном списке «вольтижера» за неблаго­видные  действия   и   поступки. И снова у Гуровича подотчетные суммы и бланки — широкое  поле  деятельности. Действия т. Эльдарова тем более непости­жимы, что совсем недавно, 2 июля сего года, газета «Вечерняя Москва» в фельетоне Бумеранги рассказала читателям о том, как в руки этому самому «ловитору» благополучно пришел другой проходимец и авантюрист Д. Авершин. Это уже невольно наводит на тревожную мысль о появлении в цирковом искусстве нового, неведомого доселе жанра «наземных вольтижеров» и «ловиторов», список которых, к прискорбию, мы вынужде­ны продолжить, дабы не выглядеть голослов­ными.

Приказом за № 170 от 16 мая 1918 года директору зооцирка № 10 Штейну В. М. за необеспечение надлежащего контроля за фи­нансово-хозяйственными операциями, содер­жанием животных, за нарушения финансовой дисциплины и незаконный доступ к произ­водству кассовых операций бухгалтера Д. Миронайте, что помогло ей присвоить 7.101 руб. 80 копеек государственных денег, был объяв­лен  выговор. Но со Штейна как с гуся вода! Прошло немногим  более   двух   лет,   и   доску  приказов Союзгосцирка «украсил» новый приказ № 395 от 24. 10 1960 года, в коем снова Штейну бы­ло указано на нарушение им финансовой дисциплины. И опять — не прошло еще двух лет и  снова — приказ  № 157 от 30.VIII-62 года.

За  необеспечение  надлежащего контроля за работой бухгалтерии цирка, что привело к присвоению государственных денежных средств ст. бухгалтером Н. А. Михайловой и серьезным нарушениям кассовой дисциплины и инструкции по ведению билетного хозяй­ства, незаконную выплату заработной платы своей жене Колесниковой В. Д., систематиче­ский допуск в цирк зрителей без билетов и другие нарушения финансово-хозяйственной дисциплины директор передвижного цирка №10 Штейн В. М. от занимаемой должности освобожден. Акт ревизии по передвижному цирку № 10, датированный I августа 1962 года, уточняет фактическую сторону дела. Бухгалтер Михай­лова присвоила свыше двух тысяч рублей (в новом масштабе цен) выручки от реализации билетов. Свою жену Штейн зачислил на долж­ность ассистента с окладом 60 рублей плюс 50 процентов суточных, хотя никакой работы она   не   выполняла. В некоторых южных странах обезьян ло­вят простым, но остроумным способом: опус­кают в глиняный кувшин очищенный банан, обезьяна засовывает лапку в горловину со­суда, хватает банан, но расстаться с ним уже не   может — жалко    упустить    добычу.

Примерно так же просто и вульгарно по­пался на афере и В. М. Штейн: его подвела жадность и страсть к стяжательству. Штейн пристроил в цирке шесть новых мест. Этого ему показалось мало. Во время представле­ния в проходе устанавливались дополнитель­ные скамьи из досок, на которых могли раз­меститься до  ста  зрителей. Что делало действия Штейна такими без­застенчиво нахальными? Уверенность, что  любую минуту опасности его примет в руки какой-нибудь опытный «наземный ловитор». И такой «ловитор» незамедлительно нашелся: им на этот раз оказался директор передвиж­ного  цирка  №  13 Эдуард  Юрьевич  Исанов. Снова негромкое «ап» — и «наземного вольтижера» Штейна, сделавшего столь неудачный пассаж, назначают... заведующим постановоч­ной частью цирка № I3. В руках снова все, что нужно для преуспевания ловкого дельца, лишенного чести и совести. В настоя­щее время Штейн работает в этой же долж­ности  в передвижном цирке № 7.

Роль «наземного ловитора» была для Э. Ю. Исакова не нова. Некогда в передвиж­ном цирке № 11, где директором был К. Д. Григорянц, бухгалтером работала некая Бурыкина А. Л. Она присвоила 1.450 рублей (в новом исчислении) — ее уволили. И вот здесь-то и начался тот перекрестный полет, который является своеобразным аттракционом нашего фельетона. Сначала Бурыкина «пришла в руки» к «наземному лоавитору» Григорянцу, своему директору — он выдал Бурыкиной фальшивую трудовую книжку взамен подлин­ной. В фальшивой трудовой книжке указы­валось, что Бурыкина уволилась-де из цирка № 11 по собственному желанию. Трюк на первых порах получился, и тогда Григорянц передал Бурыкину в руки второму «наземному ловитору»,   уже  знакомому  нам  директору  передвижного цирка № 13 Эдуарду Юрьевичу Исакову: снова (в который уже раз) прозву­чало «ап!» и Бурыкина была зачислена на работу в цирк к Исакову в качестве костю­мерши. Но неожиданно после трюка с Бурыкиной Григорянц сам сорвался с «ловиторки» — был уволен за махинацию с трудовой книжкой Бурыкиной. Но и на этот раз новый опытный «наземный ловитор» Г. Лилов — ди­ректор передвижного цирка № 4 не дал упасть своему коллеге. «Ап!» И — чудо! Гри­горянц без дальнейших слов назначен опять же — кем бы ты думал, читатель? — заведую­щим   постановочной   частью   цирка  №  4.

Так и кажется — заведующий постановоч­ной частью — это не должность, а какая-то райская обитель, с кущами и медовыми ре­ками,  где наши  «герои»  могут набираться  силдля новых своих трюков. Вот тот же Григорянц. Уж кому-кому, а Лялову-то уж было известно, что такого «дея­теля», как Григорянц, надо было обходить сто­роной, да еще при этом и креститься: «про­неси, господи!» Судите    сами. В 1955 году Григорянцу было поставлено на вид за ряд нарушений финансово-хозяй­ственной дисциплины [приказ № 93 от 28 ап­реля 1915 г.]. В 1951 г. [приказ № 1.344 от 37 декабря 1953 г.) за грубое нарушение инструкции по изготовлению, хранению, реали­зации и учету билетов в театрально-зрелищ­ных предприятиях ему же был объявлен вы­говор. Несколько позже, приказом № 349, подписанным         управляющим Всесоюзных объединений Государственных цирков, Григорянцу за необеспечение контроля за де­нежными операциями и проявленную при этом халатность, в результате чего создались ус­ловия для неоднократного присвоения полу­чаемых из госбанка сумм, за излишества в расходовании средств, за нарушение штатно-сметной дисциплины и проч. был объявлен строгий выговор с предупреждением, что при повторении подобных безобразий он будет снят    с    работы.

И Григорянц «прислушался», совершил подлог, граничащий с уголовным преступлением: выдал расхитительнице государственных средств   поддельную   трудовую   книжку. И такому, с позволения сказать, «таланту» «называемый ловитор» Лилов помог бла­гополучно прийти на мостик, встряхнуться, приободриться. А перекрестный полет, где царят и парят «наземные вольтижеры» и «ловитвры», про­должается и закончить его дано нашему ста­рому знакомому, директору передвижного цирка № 13 Эдуарду Юрьевичу Исакову. На этот раз с мостика в полет на трапеции от­правится бывший старший бухгалтер зооцирка № 12 Р. Баткин. В свое время он был снят с работы за грубое нарушение финансовой дисциплины. Но снова грянула бодрая цирко­вая музыка и Р. Баткин вмиг обрел так не­обходимый всем цирковым артистам куряж, придающий им уверенность в своих силах, толчок, двойное сальто с пируэтом, и вот наш очередной «наземный вольтижер» уже качает­ся в могучих руках надежного «наземного ловитора» Исакова.

Странное дело! Никто из перечисленных нами правонарушителей ни одного раза не попросил направить его для исправления на низовую работу: скажем, конюхом или уни­формистом, или хотя бы ассистентом к дрес­сировщику зверей. Упаси бог! Ведь там же очень запросто можно сломать себе шею или оказаться в качестве бифштекса для какого-нибудь не слишком разборчивого льва или тигра. Там в любом номере нужны умение, мастерство, смелость, мужество, неустанный каждодневный труд. На должностях же ди­ректоров передвижных цирков и заведующих постановочными частями, судя по приведен­ным выше примерам, некоторым индивидам достаточно иметь запятнанную репутацию, на­глость, предрасположенность к присвоению не принадлежащей тебе собственности. «На­земные вольтижеры» и «ловиторы» кладут по­зорное пятно на многих и многих честных работников  советского  цирка. Нелицеприятным получился фельетон! Но молчать нельзя! Нелъзя примириться с неблаговидными действиями отдельных пред­приимчивых дельцов, которые позорят боль­шую армию творческих работников советского  цирка — лучшего   цирка   в  мире.

Прекратить затянувшийся «перекрестный по­лет», в котором подвизаются «наземные вольтижеры» и «ловиторы» — дело чести всех работников   нашего   цирка.
 

Ю. ЧЕПУРИН

Журнал Советский цирк. Сентябрь 1964 г.

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100