В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Клуб друзей цирка

"Если бы я не ценил цирка во всем его многообразии, мне было бы жалко самого себя"

Игорь Ильинский

—Возьмите его книгу и книги о нем. Это поможет вам в беседе, — посоветовали мне, когда я шел к народному артисту СССР Игорю Ильинскому.

Я последовал совету и обрадовался: как много циркового материала! Особенно в период работы Ильинского с Мейерхольдом и Маяковским.

Мейерхольд еще до революции в своем журнале «Любовь к трем апельсинам» первое место в актерской игре отдавал сценическому движению, акробатике, пантомиме.

«Актер занимается рядом упражнений. Вот некоторые из них. Актер должен определенным приемом взвалить себе на плечи тело лежащего партнера и унести его. Должен свалить это тело на пол. Бросать несуществующий диск и стрелять из несуществующего лука. Дать (определенным приемом) пощечину и принять ее. Вспрыгнуть на грудь партнеру и принять этот прыжок. Прыгнуть на плечо партнеру, а ему потом бежать с сидящим на его плече и проч. и проч.».

«Актер должен уметь пользоваться приемами балагана и цирка, быть акробатом, эксцентриком. Эксцентрика — законный прием актера цирка или театра, когда она служит средством выражения определенного содержания».

«Ильинский отчетливо видел, что в своей театральной работе и театральных симпатиях Маяковский всегда был близок к народному театру и народному зрелищу... Исходя из этого, Ильинский наряду с чертами плакатности внес в исполнение роли Соглашателя («Мистерия-буфф») буффонные приемы народного балагана и цирка...».

И сам Ильинский записал: «...помню, Маяковскому очень понравилась моя «находка» — поведение в клетке («Клоп») и цирковая манера показа курения, выпивания водки и плевания в клетке, с последующим так называемым «комплиментом» в публику...»

...Игорь Владимирович принял меня дома, в своем рабочем кабинете.

—Цирк? Как будто ничем особенно с ним связан не был. Я понимаю — спорт, это другое дело...

Все понятно. Вспоминаются строки автобиографии: пятилетний гимнаст общества «Сокол», белая майка, ноги в трико, красный с белым поясок. Дома — трапеция и кольца. Потом каток на Петровке № 26, где «скользил по льду» более полувека. «Больше всего времени своей жизни, как это ни покажется странным, я провел там...». И сейчас — синяя гимнастическая фуфайка, спортивные брюки. Прямо — тренер.

—В детстве, конечно, восхищался в цирке всем, чем полагается, но особого пристрастия не припомню.

—Кстати сказать, — продолжает Игорь Владимирович, — как-то в молодые годы, когда я, вероятно, не все оценивал должной мерой, известный деятель цирка Евгений Кузнецов, сказал, что мне следует выступать в цирке. Помню, я почувствовал себя уязвленным, воспринял это как недостаточную оценку моего артистического дарования. Дескать, так плох, что не достоин театра, ему только в цирке и выступать. К счастью, я быстро понял, как ошибочен мой скороспелый вывод. Я сообразил, что Кузнецов, абсолютный знаток и верный поклонник цирка, его энтузиаст, считал великой честью для артиста выступление на арене. И, высказав свою уверенность, что я мог бы работать в цирке, подчеркнул этим,
что я заслуживаю этой чести, иначе говоря, произнес величайшую похвалу. Вероятно, именно в это время у меня сложилось то отношение к цирку и его артистам, какое сохранилось по сегодняшний день...

Игорь Владимирович, ведя неспешную речь, казалось, одновременно искал форму для изложения своих взглядов на цирк и сейчас нашел ее.

—Отличительной чертой циркового искусства мне представляется умение. Если в других жанрах искусства играют роль вдохновение, индивидуальные особенности дарования артиста, словесный текст, художественное оформление и т. д., то в цирке, в основном, все
построено на мастерстве, на точном расчете, на дисциплине и тренировке, а главное — на работе, работе и работе. В этом есть схожесть у цирка и с театром. Тут и там необходима одержимость любимым делом, стремление во что бы то ни стало добиться совершенства. И это особенно наглядно проявляется в цирке.

Есть общее и в области «смертельности» подготовительной работы артистов цирка и драмы. Первый, отрабатывая сложный технически номер, рассчитывает движения по секундам. И это так же точно, как у артиста сцены, когда он, например, выбирает момент для смеха, чтобы тот был на месте ни раньше, ни позже. Недостаток расчета грозит артисту цирка катастрофой, при ошибке актера театра, пропуске нужного момента, смешная фраза повиснет в воздухе, не вызовет реакции у зрителей, а это — тот же провал.

На мой взгляд, драматическое искусство не поднялось бы до своих нынешних высот, если бы не восприняло многое у искусства цирка. Я уверен, что настоящие художники, мастера во всех областях искусства искренне чтут цирк и его артистов, учитывая, что те поддерживают традиции древнейшего циркового искусства, связанного с детским душевным восприятием, что и обеспечивает ему непосредственность впечатлений зрителей.

Мне лично чрезвычайно близки и дороги цирк, его музыка, марши, цирковая «театральность» в виде нарядных униформистов, шталмейстера, оформление акробатики, даже запах конюшни и проч. Если бы я не любил всего этого, мне было бы жалко самого себя. От всей души я приветствую отрадное цирковое искусство и с глубокой симпатией отношусь ко всем людям, которые разделяют со мной любовь к цирку и дают такую же высокую оценку мастерству его артистов. Если в детские годы каждый невольно подпадал под влияние света, красок, музыки и эффектных физических упражнений на арене цирка, то в более зрелые годы, мне кажется, все еще лучше это понимают и ценят. Я убежден, что ни один большой художник не может относиться иначе к цирку и к мастерству его артистов. Ему трудно оставаться на высоте в своей области, если он не сохранил непосредственности, в свое время заимствованной у тружеников арены.

Цирк всегда романтичен, и сила житейских переживаний в нем действеннее, чем в других жанрах искусства. Недаром литература и драматургия так часто пользуются цирковыми темами, останавливаются на высоком достоинстве и духовном облике артистов всех жанров. Вспомните, с какой любовью и теплотой описаны многие из них в произведениях Чехова и Куприна. «Гуттаперчевый мальчик» Григоровича восемьдесят лет не уступает своего места в сердцах миллионов любителей цирка.

—Цирковые артисты, — говорит в заключение беседы Игорь Владимирович, — скромны, выдержанны и в большинстве наделены высокими душевными достоинствами. Я часто общался с тружениками арены во время своей работы в кино, на гастролях по стране.

У меня есть друзья в этой среде. Я очень дорожу добрыми отношениями с Юрием Никулиным, выступления которого всегда высокохудожественны, продуманны и полны юмора. Это — умный и культурный артист высокого плана, искусство которого могло бы украшать любой театр. Это — настоящее искусство.

Думается, что цирк вообще богат талантами.

Ю. Штраус
Журнал "Советский цирк" Декабрь 1962г.

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100