В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Героическая поэма артистке цирка Ирине Щетининой

ИРИНА ЩЕТИНИНАИРИНА ЩЕТИНИНА

I

Опять июнь полощется
Приветливой листвой...
Воздушница-полетчица,
Сегодня выход твой.
Под куполом варьируя,
Кольцом орбит,
Как будто бы жонглируя,
Девушка летит.

Летит легко и разно,
Несется под кольцом.
О, как ты безотказно
Сработалась с отцом!
Все мастерство в наследство
Тебе дарил отец.
Вот, отпустив трапецию,
Он прыгнул, как пловец.

Он прыгнул, а затем он
Повиснул на ногах.
И ты, как хризантема,
Цветешь в его зубах.
С ладоней, точно кружево,
Слетает вниз пыльца...
Как дерзко ты закружена,
Как веришь ты в отца!
Ты шарфиком окупана,
И вечер цирковой
Обрушившимся куполом
Мерцает над тобой.

Но истинное мужество —
Прощальный твой этап.
Тут затихала музыка
И раздавалось:
— Ап!
Народ пьянел от этого,
И замирал... и вдруг
Взрывал аплодисментами
Прощальный круг.
И там, где все засинено,
Все небу — в тон,
Ириночка Щетинина —
Поклон... поклон...

II

Анонсы в блеске цинковом,
Успех всегда.
Менялись годы цирками,
Рекламой — города.
Весь ключ — в многообразии,
Чтоб отворить успех,
А купол без фантазии —
Пустой орех.
Задумали тогда еще
Не номер рядовой,
А спутник, пролетающий
Орбитой вихревой.
Аппаратура — вот она...
(«Забава из забав!»),
Все точно отработано.
Зубник — к зубам.
Волнуетесь до запуска,
А в воздух поднялись —
И вроде все вам запросто:
Полет и высь.
Казалось, через облако
Неслась вперед.

Была ты в неком облике
Разведчицы высот.
Была ты как бы в космосе,
И поединок твой
С кометами раскосыми
Дышал борьбой.
За взвихренными трассами
Следил один юнец
И восхищался:
— Классная Девчонка, молодец!
А ты была бегляночкой,
Летящей среди звезд,
Гимнасткой-марсианочкой,
Покинувшей помост.
Ты в космос вклинена...
Тебе ль не по плечу?
Ириночка Щетинина,
Летишь?
— Лечу!

III

Ареною, как обручем,
Охвачен твой полет.
(«Еще бы как, еще бы чем
Обрадовать народ?»)
В Тбилиси тень полощется
И плавится потом,
Воздушница-полетчица
Взвивается винтом.
О этот звездный радиус
Стремительных высот!
Есть обаянье радости
Смотреть на твой полет.

Ты от Луны — на Сириус,
Кольцом через кольцо,
Добилась... Вырвалась!..
Новинка налицо!
Но что это?!
Ах, боже мой...
Взвиваются ряды,
Как улей растревоженный
Среди своей беды.

Мгновение короткое,
И в цирке-шапито
Арена — глоткою,
Как возглас:
— О! —
О, эта легкость ложная
Лететь, крутить...
Не догоняют лонжею,
Не может быть!..
Все охнули и замерли.
О, мраморная тишь...
И ты прожилкой в мраморе
Внизу молчишь...

Без марша, без поклонов...
Совсем перед концом.
И плачет клоун
С хохочущим лицом.
А боль все ощутимее,
Все гуще мрак.
Ириночка Щетинина,
Как же
Так?

IV

И слышится:
— Неужели!
— Что с ней?
— Жива ль?
Ах, лучше ли ей, хуже ли —
Вернется в цирк едва ль.
— О... доченька...
— Да что ж это...
— И в двадцать лет...
— Неужто все и прожито? —
Нет... нет...
Помолвленная с высями,
Невеста высоты,
Ты где теперь приписана,
Где проживаешь ты?
Под марлею, над марлею,
В какой-то белой мгле,
Живешь в стерильном мареве,
В глиссоновской петле.

Как будто с жизни списана
(«...добилась, дождалась!»),
Ты тонешь в робе гипсовой,
Как белый водолаз.
Как будто в воду свесили
Подальше от борта...
Ах, у нее профессия
Совсем, совсем не та!
И, вынырнувши на спине
В какой-то пустоте,
Ей показалось: распяли
Нелепо на кресте.

Нет, будет, будет жить она!
Нельзя же без надежд...
И головокружительно
Хотелось на манеж,
В его стихию, в гомоны,
Опилками дыша.
Пусть кости переломаны —
Не сломлена душа.
Не загнана в уныние,
Не утеряла высь...
Ириночка Щетинина,
Борись! Борись!

V

И руки запрокинувши
(Еще их исхрустят),
Ты не была на финише,
Ты думала про старт.
Воротниками Шанцева
Придушена гортань,
То матово, то глянцево
Плывешь в свою тумань...
Молчи же, травма подлая,
Ты все-таки слаба,
Когда есть воля к подвигу —
И это не слова.

Есть что-то от Мересьева
В твоей судьбе,
И как бы там невесело —
Вся суть — в тебе...
В тебе, ты слышишь, молодость!
Нельзя же без надежд...
Чтоб близилось, исполнилось,
Чтоб снова на манеж!
Ты силы экономила,
Искала волшебство
Все для того же номера,
Чтоб повторить его.
Молчи ты, травма наглая,
Тебе назло
У циркового ангела
Расправлено крыло.

Не знаю, как ты вынесла
На гипсовом кресте...
Но знаю, как ты выросла
На воле — к высоте!
Бесстрашная и гибкая,
Под куполом, в кольце,
Опять цветешь улыбкою
У цирка на лице.
И, самая счастливая,
Ты машешь нам с высот,
Ириночка Щетинина —
Полет... полет...

Журнал Советский цирк. Март 1968 г.

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100