В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Время отсчитывают булавы

Групповые акробаты-жонглеры» под руководством народного артиста Татарской АССР Дамира Гибадуллина.В наши дни время летит очень быстро. И когда на ма­неже видишь очень динамичный номер, то кажется, что он созвучен сегодняшним дням и отражает в какой-та степени наш стремительный век.

Представим себе, что жонглерские булавы — это сим­вол времени, a круг, выложенный из булав артистами на манеже,— циферблат часов, отсчитывающих время. Но чело­век — властелин и хозяин своего времени. Здесь ему под­властны и булавы-секунды. Захотел человек — и двенадцать булав четко и ритмично начинают мелькать от барьера к барьеру, образуя красивую серебристую арку. Под этой аркой проходят стройныe артистки балета. .Такой необычной перекидной булав через весь манеж начинается номер «Групповые акробаты-жонглеры» под руководством народного артиста Татарской АССР Дамира Гибадуллина. Номер принимал участие в спектакле-феерии «салют, фестиваль!» в цирке на ленинских горах.

Ги6адуллиных можно смотреть много раз, и номер их никогда не наскучит, не утратит своей свежести. Отчего же он пользуется y зрителей таким успехом? Верроятно потому, что есть y номера свое лицо. Недаром Гибадуллины выпускались под зорким и пристальным вниманием известных артистов — Эдуарда Аберта и его отца Бориса Евгеньевича Аберта. До сих пор молодые жонглеры c благодарностью и любовью отзываются об этих замечательных мастерах  манежа.

Большую часть своего выступления Гибадуллины жонглируют булавами. Это, как мне кажется, все-таки любимый  реквизит многих жонглеров. И за последние пять-шсть лет к ним все чаще обращаются. Если раньше трюк c пятью булавами c бросками их за спину был для солиста одним из  сложных даже в партере, то теперь его исполняют на небольшой площадке, на моноцикле или, что еще сложнее на вольностоящей лестнице, да к тому же под эфектными, ослепительно яркими прожекторами.

 У Ги6адуллиных сложные трюки вытекают один из другого,  и не делается особых акцентов на каком-то одном, применяются и дополнительные эффекты.

Разве только когда двенадцать светящихся булав вычерчивают непростой перемещаясь в темном пространстве как будто совсем самостоятельно. Они как 6ы снова напоминают нам секунды, точно отсчитывающие время на ночном циферблате часов.

Номер все более захватывает зрителей. Но причина тому не в сложности трюков, не только в точно выверенной, выстроенной композиции. Хотя все это у Гибадуллиных есть — и очень интересные трюки и оригинальные перекидки, насыщенные акробатическими элементами, своеобразными поддержками,— есть и свои, «гибадуллинские» находки.

«Групповые акробаты-жонглеры» под руководством народного артиста Татарской АССР Дамира ГибадуллинаНапример, перекидки булавами лежа, перекидки в оттяжках — «флажках» и др. Но главное — есть еще удачное партнерство, без которого трудно создать хороший групповой номер вообще. Кто-то ловко взял неточно посланную, как говорят артисты, «трудную» булаву,  кто-то  должает перекидку с недостающей булавой, или даже просто один улыбнулся другому. Такое взаимопонимание и поддержка прослеживаются от начала до конца номера. B этом плане особо хочется отметить финальный сбор тарелок. Трюк традиционный, можно сказать, стал классическим в жонглерских группах. Но как его исполняют артисты Гибадуллины!

Вот где присутствует столь необходимая ансамблевость, вот где раскрывается яркая индивидуальность артистов. Из-за неточно посланной одной-двух тарелок или малейшей ошибки того, кто их так скрупулезно собирает, трюк приходится повторить сначала. Казалось бы, такой прием в цирке не нов. Но зрители после первой же неудачи начинают обсуждать, волноваться, «болеть» за исполнителей. При повторении вглядываешься в каждую летящую тарелку. A они летят с таким ускорением, что простым взглядом их полет становит­ся трудно улавливать. Артисту, как нам кажется, не хватит ни времени, ни резкости уложить все возрастающую стопку из двадцати четырех тарелок. Но выручает мастерство и наход­чивость. В последний момент артист всем телом падает на­зад нa спину, удлиняя таким образом промежутки между летящими, как шайбы, тарелками, и берет их лежа. Иногда ему приходится делать задний кульбит, чтобы быстро встать и не растерять c таким трудом собранную горку посуды.

Так исполняет этот трюк заслуженный артист Татарской АССР Марат Шагеев. Исполняет красиво и убедительно!

Весь нерв и заряд эмоций, вложенный в выступление артистами, подхватывает зрительный зал и тут же превращает их в восторженные аплодисменты, щедро награждая ими уходящих c манежа артистов. Ну, a лучшей награды для ар­тиста ведь не существует. Конечно, это успех! Успех их каж­додневного труда, труда жонглерского, нелегкого.

A как же артисты сами относятся ко всему этому? Маргарита Гибаддулина например, считает, что никакого успеха еще нет. У них все впереди. Сейчас им просто хочет­ся всем хорошо работать. Дамир Гибадуллин того же мне­ния. И каждый день после работы они подолгу не расходят­ся, спорят, обсуждают и не успокоятся, пока не разберут­ся во всех деталях. Марат Шагеев говорит, что все-таки им иногда приятно уcлышать: «Молодцы, ребята!» или прочесть лестную строку в журнале. Но это ко многому обязывает, считает он, и такие похвалы «опасны».

Но как и что можeт быть опасным для людей мечтаю­щих, всегда творчески настроенных, работающих?

Дамир несколько раз повторяет: «Эх, жаль, что к Москве не успели отрепетировать шестнадцать булав c барьера на барьер». Действительно, трюк очень сложный, и пока ребята не добьются чистоты исполнения, его нельзя показывать зри­телям.

Стабильности исполнения трюковых комбинаций всех учит Рафаиль Мингалеев. У него больше, чем y других партнеров, спортивной выдержки, хладнокровия.

Александр Пурим постоянно работает над собой как со­лист. Ему удается трюк c шестью булавами. Но надо умело вставить его в общую композицию.

O костюмах и реквизите постоянно заботятся все, не только одна Маргарита. Например, перед фестивалем невоз­можно было найти времени побеседовать c ними, потому что каждый спешил расшить на своем костюмe ромашку или обновить булавы, не говоря уж o многократных и для них непривычных репетициях на иллюзионном полу, на котором им предстояло выступать.

Да, время бежит быстро. Его много уходит на репетиции, работу. A ведь y каждого есть еще семья. Но не оставляет их мечта найти время на учебу, получить высшее образование. Видимо, это у них впереди.

Они говорят, что им всегда везет. Повезло, считают Гибадуллины, хотя бы потому, что они пришли работать именно в цирк, не так давно стали лауреатами Всесоюзного конкурса артистов цирка. Работая в Японии, они уже мечтали о Москве, об участии в фестивале.

Они были заняты в цирковой фестивальной программе, уча­ствовали и в закрытии фестиваля на огромном поле Луж­ников вместе c другими жонглерами.

И снова Гибадуллины мечтают. Теперь не плохо бы иметь второй вариант номера — детский. A что если, действитель­но, раздать всем роли, и пусть на манeже разыграется на дневных представлениях новая сказка, в которой на глазах y зрителей волшебные ведерки перенесут нас из сценки народного гуляния в мир космоса, где, возможно, другой отсчет времени, другие секунды.

Будем надеяться, что все мечты наших артистов сбудут­ся, как сбылась их последняя мечта. Двенадцатый Всемирный фестиваль закончился, a Гибадуллины продолжают работать и творить под его эгидой, так как номер проникнут чувство м дружбы и единства, желанием всегда преодолеть невозмож­ное. Очень хочется, чтобы y этик замечательных жонгле­ров остался такой праздничный, фестивальный настрой на Дол­гие годы их совместной творческой жизни.
 

МАЙЯ РУБЦОВА, заслуженная артистка РСФСР

Журнал Советская эстрада и цирк. Январь 1986 г.

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100