В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Глава первая. Производственная площадь современного цирка

Цирковой манеж. — Неизменные измерения манежа. — Производственные условности манежа. — Шамберьер. — Писта. — Специфика циркового манежа предопределена конными зрелищами.

Циркуль — инструмент для описания окружностей. Циркуляция — круговорот, круговращение. Циркулировать — находиться в круговом движении, вращаться.
Из энциклопедического словаря Сердце цирка — арена. Цирк может быть лишен отдельных технических устройств, может не иметь театральной сцены или водяного бассейна, может вмещаться либо в переносном брезентовом шатре, либо в монументальном стационарном помещении, но без арены он немыслим: арена является общеобязательной производственной площадью современного цирка. Производственная площадь современного цирка представляет собой круглый манеж тринадцати метров в диаметре, устланный черноземом, усыпанный древесными опилками и обнесенный невысоким барьером с двумя друг против друга расположенными раздвижными входами или «дверьми», как называют их профессионалы *.
Размер манежа неизменен; независимо от характера или давности постройки, независимо от вместимости, архитектуры или технического совершенства манежи всех современных цирков одинаковы по своему измерению.
Круглый манеж диаметром в тринадцать метров, с самыми незначительными отклонениями равно узаконенный во всех странах, и образует собой условную производственную площадь современного цирка. Ближайшее ознакомление с историей цирка, естественно, должно исходить из анализа его отличительной производственной площади и из выяснения обстановки и законов, вызвавших к жизни условные измерения циркового манежа.

* В профессиональной среде арена цирка неизменно называется манежем, так что самого слова «арена» здесь никогда не доведется услышать. В ближайшем изложении придерживаемся профессиональной терминологии, так как необходимо сразу же увести от ложных ассоциаций с театром и сосредоточить внимание на специфичности производственной площади современного цирка и на его подлинных физических качествах.

Итак, кем же продиктованы условности производственной площади современного цирка?
Полагают, будто они узаконены гимнастами, акробатами, жонглерами, клоунами — этими прирожденными кочевниками, которым, как кажется, необходимо гарантировать одинаковые условия работы, повсеместно обеспечив те же привычные размеры их производственной площадки, от которых будто бы зависит их мастерство.
Мнение это в корне ошибочно. Достаточно внимательно присмотреться к мастерству акробатов или жонглеров, чтобы понять, насколько оно не связано с условностями циркового манежа и насколько эти условности подчас препятствуют их мастерству. В самом деле, ни гимнастам, ни акробатам, ни жонглерам, ни клоунам круглая форма циркового манежа решительно не нужна; они выступают на открытых эстрадах летних садов или на театральных подмостках мюзик-холлов с равным успехом, что и в цирковом манеже. Если форма круга не представляется обязательной, то круг диаметром в тринадцать метров, очевидно, тем более не может стать необходимым.
Возразят, что проволока эквилибриста, протягиваемая поперек манежа, рассчитана на тринадцать метров. Действительно, она рассчитана на тринадцать метров, но ее можно удлинить, можно и укоротить — мастерство исполнителя не потребует иной техники: аппаратура эквилибриста не обусловливает размеров манежа, но применяется к ним.
Напомнят, что клетки хищников, равномерным кругом охватывающие манеж изнутри, рассчитаны на тринадцать метров. Они действительно рассчитаны на тринадцать метров, но их можно расширить или сузить — дрессировка зверей не изменится и не потребует иных приемов; реквизит укротителя подчиняется размерам манежа, но не вызывает их.
Отсюда следует, что производственная площадь современного цирка ни в коем случае не вызвана ни акробатикой, ни гимнастикой, ни жонглированием, ни клоунадой, ни демонстрацией укрощенных хищных зверей.
Кем же продиктованы эти особенности? Кто вызвал к жизни и с такой непреклонностью узаконил условную производственную площадь современного цирка?

Форма круга вызвана конной акробатикой (acrobatic equestre, Akrobatik zu Pferd) *.
Репертуар конных акробатов, исполняемый преимущественно стоя на скачущей лошади, не может развернуться ни в квадрате, ни в овале: никаких толчков, углов, поворотов — требуется ровный, размеренный, плавный бег!.. Только круг и круговращение могут обеспечить такой ход коня, в котором конные акробаты были бы уверены, как в ходе хронометра, когда, ослепляя фейерверком прыжков на коня и с коня, мимируя какую-либо сцену или жонглируя стоя на вращающейся вскачь лошади, они уже не смогут заметить внезапной перемены в движении, которая повлечет за собой нежданный толчок и падение в манеж. Самый искушенный мастер не сумеет выполнить привычных упражнений на лошади, пущенной галопом по прямой линии, — и не потому вовсе, будто он привык к круговращению, но и по законам чисто физическим: недаром же для тренировки в конной акробатике в ипподромах огораживается небольшой круглый манеж ** 1.
Узкая окружность под влиянием центробежной силы сообщает корпусу лошади при вращении заметный наклон к центру, наиболее выгодный для сохранения равновесия акробатом.
Однако значительно меньший размер манежа был бы и невыигрышен для глаза и технически затруднителен для артиста, сведенного в таком случае к чрезвычайно ограниченному производственному пространству.
Неудобен и больший размер: на условности циркового манежа, между прочим, влияет также и манежный бич, так называемый шамберьер (искалеченное цирковым жаргоном французское chambriere).

* Все профессиональные наименования отдельных разновидностей и жанров циркового искусства, так же как все сколько-нибудь существенные термины, при первом упоминании в тексте будут приводиться также на французском и немецком языках. Поскольку искусство цирка сформировалось не в России, а на Западе, постольку профессиональный язык русских цирковых артистов представляет собой либо дословный, либо большей частью искаженный перевод иностранной профессиональной терминологии. Не приводить параллельно русской транскрипции первоначальную профессиональную терминологию было бы неправильно и односторонне.
** Дабы не отвлекать внимания частыми ссылками на источники, последние вынесены нами из текста и помещены в конце книги. Таким образом, поставленные в тексте цифры означают порядковый номер ссылки в данной главе.

Можно сказать, что в манеже шамберьер играет приблизительно ту же роль, что в оркестре палочка дирижера. Бич, конечно же, прежде всего бич, но в дрессировке и в конно-акробатических номерах он имеет еще очень значительную служебную роль. При конной дрессировке шамберьер приобретает значение условного сигнала, по которому группы животных запоминают запутанные фигурные переходы или перемены в темпе и привыкают опускаться на колени, менять направления, кружить восьмерками, становиться на дыбы. В номерах конно-акробатических основная задача шамберьера — поддерживать абсолютно точное круговращение животного во время работы наездника-акробата. Малотренированная молодая лошадь не всегда способна держать правильную линию и идти в ровном, долго срепетированном темпе. Отклонение от окружности или изменение темпа неизбежно разрушит работу конного акробата, выступающего стоя на лошади, лишенного каких-либо средств воздействия на коня и при сосредоточенности внимания на том или ином трюке неспособного организованно реагировать на мгновенно наступившую перемену, требующую иных способов сохранить равновесие. Контроль за правильным круговращением коня доверяется шталмейстеру с шамберьером; во время выступлений конных акробатов в центре манежа неизменно находится шталмейстер с шамберьером, направляющий древко бича к переднему внутреннему плечу лошади и зорко следящий за ее ходом.
Как только животное перестает «держать темп», шталмейстер немедленно исправляет ошибку, слегка задевая его концом шамберьера, или, как выражаются на профессиональном наречии, «тушируя лошадь» (от французского toucher — трогать, прикасаться). Тушировка шамберьером представляет своего рода искусство, на котором сейчас не будем задерживаться. Здесь необходимо только установить связь между конно-акробатическими зрелищами, шамберьером и производственной площадью современного цирка. Из сказанного же очевидно, что шамберьер должен быть такой длины, чтобы, находясь с ним в центре манежа, концом древка можно было свободно касаться лошадей у барьера. Следовательно, древко шамберьера должно иметь в длину до половины диаметра окружности манежа минус длина вытянутой руки дрессировщика, то есть до пяти с половиной метров.
Эти условности, взятые во взаимодействии с рядом других мелких профессиональных производственных требований, обусловливают неизменную окружность диаметром в тринадцать метров.
Необходимо заметить, что манежи современных цирков имеют либо тринадцать, либо тринадцать с половиной метров в диаметре. Хотя размер в тринадцать с половиной метров встречается в общем довольно часто, все же позволяем себе в дальнейшем оперировать цифрой «тринадцать»: сколько-нибудь значительного отступления от действительности нет, между тем целая величина запоминается легче дробной.
Барьер должен быть такой высоты, чтобы среднего роста четырехлетка, став на него передними копытами, могла продолжать двигаться задними ногами по манежу, и такой ширины, чтобы лошадь, не соскальзывая, могла пройти по нему редкой рысью. Это составляет в среднем полметра в высоту и треть метра в ширину.
Грунт манежа всецело предопределен требованиями лошади. Чернозем обеспечивает упругий ход коня, мягко пружинясь под ногами и как бы возвращая им их давление, тогда как древесные опилки служат пушистым упором для копыт. Как сказано, лошадь вращается наклонно к центру, передавая большую тяжесть на обращенную внутрь сторону, и у барьера ей необходим слегка повышающийся вязкий упор, без чего она будет бить копытами по стенкам барьера, приобретет неверный уклон и прерывистый темп. Вот почему грунт манежа, непосредственно примыкающий к барьеру и именуемый профессионалами пистой (piste), всегда несколько загибается вверх, как края чайного блюдца; перед выходом конных акробатов, наездников или дрессировщиков конюхи торопливо взбивают граблями писту, разметая опилочную массу к стенкам барьера. Отвлеченный клоуном, заполняющим паузу, зритель не замечает этой подготовки, без которой артисты, работающие с лошадьми или на лошадях, никогда не выйдут в манеж: уборка и поддержание листы в надлежащем состоянии представляют первостепенную производственную необходимость.
Отсюда следует, что производственная площадь современного цирка, равно узаконенная во всех городах и странах, предопределена исключительно специфическими требованиями конных зрелищ.

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100