В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Петр Гродницкий. Степ да степ кругом

Помните, в «Бриллиантовой руке» Миронов откалывает коленца на пароходе, Светличная, эротично вращая бедрами, совращает Никулина, а Мордюкова является герою танцующей во сне? А еще - бьющий чечетку Ульянов в «Теме», Крамаров  в «Не может быть», Чурикова - Великолепная Жези - в «Неуловимых мстителях», все-все танцы в «Иван Васильевич меняет профессию» и... Нет уж, перечислять номера, поставленные только в кино Петром Гродницким,  - места не хватит.

Трижды в неделю Петр Львович Гродницкий дает уроки степа клоунам, гимнастам и  акробатам, готовящим новые номера в круглом здании цирковой Дирекции. Провести танцевальный класс - это значит: каждую комбинацию продемонстрировать собственными ногами и еще сто раз повторить отдельные движения, разложив их на понятные ученикам элементы.

-Петр Львович, а правда, что вы исполняли 16 пируэтов? Покажите, как это сделать, - просит взмыленный после «класса» юный танцор.

И Гродницкий показывает. Правда, не 16, а «только» 4.

-Техника вам должна быть ясна, а больше вращений сделать не могу: вдруг капилляр какой-нибудь в глазу лопнет - жена сразу догадается, чем я тут занимался, тогда попадет мне по первое число, - смеется педагог.

 А Гродницкому ... 82 года!

Родился Петр Гродницкий 22 октября 1918 года... Наверное, Господь колебался: какому же из видов искусств отдать талантливого младенца и - на всякий случай - поселил семью Гродницких в Саратове, в доме на Большой Казачьей, как раз между зданиями оперного театра и цирка.

-Так и вся жизнь прошла, - потрясающе обаятельно улыбается Петр Львович. - Цирк , театр, ну, и кино, конечно...

...Мы сидим в уютных креслах, перебираем кипы фотографий, и я буквально клещами вытаскиваю из хозяина дома рассказы о его жизни. Он жутко сопротивляется, постоянно сбиваясь на воспоминания о своих друзьях,  партнерах, но все же постепенно мозаика складывается...

ТЕТЯ МУСЯ СЪЕЛА ГУСЯ

- Детство - голодное. Что вам объяснять, о голоде в Поволжье столько написано... Мама уехала за хлебом в Калининград - и задержалась почти на год. Отец ушел из семьи. Потом уже, много лет спустя, встретились с ним на фронте... Как-то прибился к цирку, там борцы подкармливали понемножку. А в Саратове жили великие люди. Тридцатые годы собрали там «могучую кучку» всесторонне одаренных людей. Дядя Жора из аттракциона «Эдер-Беретто» когда-то исполнял «Полет на аэроплане вокруг Эйфелевой башни». Вот он и предсказал: «Ты, Петька, маленький и худой, а энергии в тебе много. Я вижу в тебе хватку: ты «пируйтистом» будешь!». Конечно, я ничего не понял, но опытный дядя Жора стал приучать мое тело к верчениям. Со временем освоил я пируэты на земле и в воздухе, выучил многие акробатические прыжки, которые ох как пригодились мне потом в театре и танцевальном ансамбле.

  Классическому танцу в хореографическом техникуме имени Слонова («рассаднике» балетных звезд)  нас обучал высланный из Ленинграда танцор Мариинки (тогда ГАТОБа) Ростислав   Алексеевич Славянинов.  А степу - тоже высланный в Саратов эстрадный артист Николай Георгиевич Бектобеков. Со степом было проще, ведь моя тетя - Мария Муромцева танцевала русские танцы с Василием Лаврентьевым, непревзойденным мастером чечетки. Чтобы тетя улыбалась на сцене, дядя Вася сажал меня в кулису и я кричал оттуда: «Тетя Муся, съела гуся!». В качестве «гонорара» он научил меня «бить» первые чечетки - и степ стал моим увлечением на всю жизнь.

Цирком руководил Юрий Сергеевич Юрский (отец Сергея Юрского), одновременно ставивший в театре оперетту   «Корневильские колокола», в которой  дирижировал, ни больше ни меньше - будущий дирижер Большого театра Павлов - Арбенин.  Театральный балетмейстер Леонид Балонотти - готовил в цирке знаменитый аттракцион сестер Кох. Надышавшийся цирковым воздухом Балонотти приучил козу, чтобы та бегала в «Эсмиральде» за прима-балериной Уралсовой по сцене...

 ...Искусство искало новые синтетические художественные формы, а Гродницкий чувствовал себя одинаково своим и на опилках манежа, и на театральной сцене. В двадцать лет он уже сам - балетмейстер Ташкентского цирка и исполнитель циркового номера «Веселые кочегары» (был в то время такой популярный жанр: матросская пляска, насыщенная акробатическими трюками).

-Петр Львович, а это случайно не вас скульптор изобразил?

-Нет, это приз, «Золотой Арлекин», мне его в 1999 году на театральном фестивале вручили за  мюзикл «Привет вам, господа!», поставленный в Саратове. Ставил мюзикл Леонид Давыдович Эйдлин - муж Ирины Муравьевой,  которая пришла ко мне танцевать совсем еще девочкой. Вообще жизнь такие пируэты накручивает! Кто бы мог подумать, что у меня будет заниматься Света Лаврентьева - дочка дяди Васи Лаврентьева, у которого я сам учился степу? Народная артистка, как она танцует - вообще конец света!

Меня вызвали на сцену для награждения, а я говорю: «Дорогие мои земляки! Родился я в Глебучевом Овраге». Зрители - хохотать, ведь это самый известный бандитский район города. «На эту сцену я вышел впервые в 1932 году». - Ну, с пикой, конечно - статистом. Кстати, рядом стоял - с такой же пикой - Боря Андреев, будущий знаменитый киноактер. Хотя ему тогда впору было трактор одной рукой поднимать, - смеется Гродницкий. - «Здесь, в зале, сидит мой бывший фронтовой врач, который меня спас - Сеня Рудницкий. Позвольте станцевать для него наше фронтовое «Яблочко»... (Видела я однажды «Яблочко» Гродницкого, так что могу себе представить, что делалось с саратовскими зрителями! - Авт.)

АРМЕЙСКИЕ БУДНИ

В армию Гродницкого призвали в 1939 году. Служил сначала под Ташкентом, потом - под Ашхабадом: Арыш, Кушка. Перед войной по распоряжению Тимошенко молодые бойцы проходили обязательный курс. Достались  Гродницкому и марш-броски с полной выкладкой (в песках Кара-Кумов, по жаре!),  и два непременных прыжка с самолета на парашюте (первый прыжок, конечно с «помощью» хорошего тычка в спину, полученного от старшины).

Вскоре Гродницкий попал в  ансамбль Средне-Азиатского военного округа, в котором не только танцевал, но и  поставил  немало номеров. В годы войны артисты ансамбля выступали перед бойцами действующей армии на разных фронтах. Однажды командование даже отправило Гродницкого  в «творческую командировку» - на Корейский фронт, организовывать солдатскую самодеятельность для поднятия боевого духа. После Курской Дуги Сталин издал приказ собрать «золотой артистический запас»: так Гродницкий оказался в прославленном Краснознаменном ансамбле песни и пляски Советской армии. Особенно часто армейские артисты выступали небольшим составом, мобильными фронтовыми бригадами. Солдатские танцы, поставленные Вирским, в виртуозном исполнении Гродницкого и его партнеров, пользовались у бойцов бешеным успехом.

... Как-то Юрий Владимирович Никулин, сидя за праздничным столом в компании бывших фронтовиков, стал вспоминать: «Вот, когда был Либавский котел» ... Слово за слово -  оказалось, что и Никулин, и Гродницкий в одно и то же время были на Втором Прибалтийском фронте, хотя и в разных частях,  вместе вошли в военную Ригу. Правда, знакомы они тогда еще не были. А выяснилось это, по сути, совершенно случайно, полстолетия спустя, хотя столько лет ветераны войны работали в Старом цирке бок о бок...

Рассказывают, что кроме фронта, Гродницкий побывал еще в пяти «горячих точках». Сам Гродницкий на эту тему распространяться не любит. Но об одном потрясающем случае все-таки поведал.

- Мы уже были довольно опытными солдатами, а лейтенантика  нам прислали свежеиспеченного, прямо из физкультурного техникума. Получили задание:  охранять склады, захваченные у сдавшегося противника. Ну, взяли мы карабины и поехали, куда приказали. Едем на двух полуторках, лейтенант на первой машине, а мы с ребятами  - на  второй. Горланим во все горло частушку про своего старшину Безотосного - раз триста спели, старшине уже не до смеха, а мы все никак не угомонимся.  Проезжаем мимо телефонистов, которые тащат катушки с проводами, - значит, новый штаб где-то поблизости. Наши части мимо едут, потом вроде все реже стали свои попадаться... Вот, наконец, за довольно крутым поворотом - ворота. Лейтенант первым слез. Но вдруг как-то странно покрутился, вскочил обратно в кузов, что-то скомандовал - и их грузовик рванул с места. А наш старый «додж» заглох - ну ни в какую!  В этот момент ворота открываются и... оттуда показывается тяжелый танк.  Оказывается, мы заехали не в ту сторону!  А что можно сделать нашими карабинами против танка? Дальше  все происходит, как при замедленной съемке. Они медленно - медленно снимают чехлы, мы медленно-медленно (или, может, так показалось?) проезжаем мимо ворот, ожидая  орудийного грохота... Тут вдалеке показались наши, все обошлось.

 Но до сегодняшнего дня, когда собираемся вместе с однополчанами, поднимаем рюмку за совершенно фантастическое избавление от верной и глупой смерти...

НОМЕРОЧЕК БУДЬ ЗДОРОВ

Отношение к степу в сороковые годы в нашей стране, мягко выражаясь, было весьма «прохладным», однако, когда  в 1942 году    в Тегеране встретились союзники : американцы, англичане,  французы и наши, - было решено поразить союзников их же «оружием» - степом. Для участия в концерте в Тегеран срочно вызвали солдата Гродницкого.

-По приказу начальства купили мне в магазине напротив фрак и специальные туфли с машинками. Дорогу-у-ущие, двадцать туманов стоили! Теперь такие туфли, говорят, только в магазинах Миши Барышникова продают: у них не просто две железки, как у нас сейчас, а еще машинка стучит.

 От американцев тоже выступал степист - знаменитый Дженни Стоун. Но он показал классический номер, а Гродненский - цирковой же трюкач! - скрутил 16 пируэтов, приземлился в шпагат, а потом еще после «бедуинского» прыжка уехал со сцены «задним ходом», сидя на шпагате. В общем, красноармейский боец доказал, что и мы не лаптем щи хлебаем!

Позже главный балетмейстер Краснознаменного ансамбля Павел Вирский  ввернул чечеточные переборы  и в солдатские танцы. Профессиональный уровень танцоров был столь высок, что Гродницкий, Печерский и Быстров получили в 1949 году на Втором международном конкурсе артистов балета   в Будапеште Гран-при.

«Солдатская полька ХХ века. Исполняют три человека. Номерочек - будь здоров! Лауреаты: Печерский, Гродненский, Быстров!» - так объявлял их номер знаменитый конферансье того времени Михаил Гаркави.

- Между прочим, это тот самый Леша Быстров, который послужил прототипом героя фильма «Зимний вечер в Гаграх». Ему даже фамилию дали похожую - Беглов.

А третий наш партнер по солдатской польке,  Алеша Печерский - вообще уникальный был танцор . Кстати, любимец Сталина и Ворошилова. Вот Берия Краснознаменный   недолюбливал, ведь у него был свой ансамбль НКВД, вроде как наш конкурент.

КОЛХОЗНИК ИЗ «КУБАНСКИХ КАЗАКОВ»

 В кино Гродницкий «наследил» немало. Он не только ставил танцы, но и сам танцевал и даже... играл на скрипке в образе цыгана в панфиловской  «Вассе». А впервые Гродницкий снялся в 1941 году в фильме Л.Лукова  «Пархоменко».

- С молодой Таточкой Окуневской, Борей Андреевым, Петром Олейниковым. Я ставил   танцы бандитов и сам танцевал с ложками.

 А потом были «Кубанские казаки». Помните концерт в Доме культуры?  Вирский, Надеждина и я  ставили  «колхозную самодеятельность». Я и  плясал заодно. В те времена музыку к фильмам записывали на Качалова, 6. Работали ночи напролет. Мы с оркестровщиком Виктором Кнушевицким посидели в ресторане и явились на запись... в 4 утра. Как нам казалось - трезвые. Меня уже ждали - Пырьев, Вирский, Надеждина, Дунаевский с красавицей женой Галей. Я сел скромненько сбоку. Сыграли мою польку.

- Ну как, Иван?, - спрашивает Дунаевский Пырьева. А тот поворачивается ко мне: «Что скажешь, Петр? Тебе же ставить.»

Будь я не из ресторана, в жизни бы не решился возражать самому Дунаевскому! А тут я ляпнул:

- Это замечательная полька, но только она совсем не колхозная - я шелест бальных платьев слышу!

Повисла пауза. Все на меня странно так смотрят. Дунаевский подумал и сказал: «Ладно, наверное, Петр прав. Завтра будет вам другая полька». И принес на следующий день новый вариант, который и вошел в фильм. Прошло несколько месяцев, я ставил «елку» в Колонном зале. Подходит ко мне Исаак Осипович: «Не забудь про мою полечку - она ведь бальная, сам говорил!».

КИТАЙ В ОГНЕ

Как-то в 1949-м, часа в три ночи звонок по телефону. «Это Гродницкий? С вами говорят из ЦК партии». Гродницкий воспринял звонок за неудачный розыгрыш и положил трубку. Но  звонок повторился, и чиновник строгим тоном сообщил, что завтра  в девять нужно быть на Старой площади. 

Утром в ЦК собралась подходящая компания: Константин Симонов, Александр Фадеев, Галина Сергеевна Уланова, Наталья Дмитриевна Дудинская, Константин Сергеев, Михаил Птицын с Раечкой Калачевой, Леша Печерский и Алеша Быстров, Лев Коган и еще скрипачи, пианисты и певицы из Большого театра. Оказалось, что Сталин решил направить культурную делегацию в Китай.

- Если бы нам сказали: «На луну!» - и то мы, наверное, удивились бы меньше, ведь шла война с Чан-Кай-ши. Но, конечно, поехали. В составе делегации были и ученые, и замминистра культуры. Их повезли кого куда, а мы, актеры, оказались в Шанхае. В нашей гостинице жил Сергей Аполлинарьевич Герасимов, который снимал в это время свой фильм «Китай в огне». Об отношении к советским можно судить по такому случаю.   Герасимову стало плохо  с сердцем. Тут же по всей гостинице прислуга развесила бумажки: «Тихо! Не шуметь! Сергей Герасимов болен!» - и все китайцы ходили на цыпочках.

Погода стояла чудесная, кругом - красота. Мы открыли окно на своем 30-м этаже. Вдруг - характерный гул. Наша переводчица   говорит: «Это летит бомбить мой брат. Я - коммунист, а он - чанкайшист!». И тут началось!.. По радио объявляют: «Всех иностранцев просим спуститься в подвал». Но Симонов разозлился и сказал: «Советские не спускаются!». Вынули мы свои «стратегические запасы», баянисты развернули мехи  и так, с водочкой и музыкой, мы и пересидели бомбежку.

  Однажды поехали выступать перед солдатами 8-й армии Джу-Де. Очень не хотели брать с собой Уланову, но куда там: «Я, - говорит Галина Сергеевна, - ленинградка, поеду обязательно!». В общем, идет концерт, полный стадион военных. Опять приближаются бомбардировщики. Но никакой паники, все смотрят концерт. Только по  короткой команде встает одно отделение и строем, тихонько, выходит. Потом - другое, третье. И так все организованно, по-деловому. Наконец, и мы погрузились в автобус. Тут подошли два китайца с веревками к нашему роялю, взвалили веревки на плечо и потрусили за автобусом. Удивительный народ!

Позже, в 1952 году, я еще раз побывал в Китае - в составе Краснознаменного ансамбля имени Александрова. Но это была уже совсем другая страна...

ПЕРПЕТУУМ  МОБИЛЕ

Когда отмечали восьмидесятилетие Гродницского, на стене цирковой Дирекции висел плакат: «Петру Львовичу - четыре раза по двадцать». Юбиляр без устали отплясывал на манеже, он и во время нашего интервью поминутно вскакивает, задорно пританцовывает - ну, не может человек иначе! Но в его веселых рассказах часто проскальзывает щемящая нота. «Царство ему небесное!» - то и дело прибавляет Петр Львович, вспоминая друзей, партнеров, учеников.

- С Мироновым я работал еще в те времена, когда в спектаклях «Сатиры» Андрей Алесандрович стоял на роли третьим исполнителем. Например, в «Малыше и Карлсоне» он играл одного из двух воров. Он, как и многие молодые, занимался у меня в театре киноактера, где я преподавал тогда эксцентрический танец. А вообще у него сводный брат по отцу - прекрасный питерский балетмейстер, Андрей много  у него почерпнул.

Андрей Александрович сложный был в работе, но одержимый. Я ставил танцы в «Бриллиантовой руке», почти во всех фильмах Гайдая. Помню, в фильме Матвеева «...» должны были снимать сцену, где Миронов - американский разведчик - танцует рок-н-ролл. Отрепетировал с балетом, со всеми актерами, подготовил партнершу для Миронова, а Андрея все нет. Наконец, появляется. Я знал, что он болен, но не догадывался, насколько серьезно.

- Извините, я прямо с самолета, - говорит Миронов (в это время он снимался еще и в Алма-Ате, в «Блондинке за углом»).

Чтобы он мог отдышаться, я подвинул ему кресло. А оно оказалось старинное, тяжеленное, с чугунными причиндалами! И сам плюхнулся в такое же. Сидим, смотрим  друг на друга и хохочем: Миронов не может подняться, потому что дико устал, а я - оттого что спину сорвал, пока кресла двигал. Но работа есть работа. Кое-как встали. Показываю ему с девочкой рок-н-ролл со всеми трюками, Андрей все схватывает на лету. Включают свет, снимают три дубля подряд. Режиссер кричит: «Хорошо, снято!».  Ну, думаю, сейчас упадет. И вдруг Миронов начинает показывать танец, как бы это выразиться, - в общем, знаете поговорку о том, что мешает плохому танцору... Я видел, как этот танец делал Утесов, сам когда-то изображал такую шутку для друзей, но то, что вытворял Миронов - все просто лежали от смеха!

Позже я много думал, зачем он так поступил, ведь - больной, усталый, после съемки? И, кажется, понял: Андрей Александрович прощупывал себя изнутри, а не отсырел ли порох в пороховницах? Тренировал себя, чтобы рабочего темпа не потерять. Вот такой он был человек.

А разве сам Петр Львович был не таким человеком?

В двадцать лет стал балетмейстером. Работал в Ансамбле песни и пляски Советской Армии имени Александрова. Стал лауреатом (Гран-при) Второго международного конкурса артистов балета.

С 1959 по 1986 год Гродницкий - главный балетмейстер Московского цирка на Цветном бульваре. Спектакли, в постановке которых он участвовал как балетмейстер, давно стали классикой. Это знаменитые «Трубка мира», «Карнавал на Кубе», «Эстафета поколений», «Романтики», «Беспокойные сердца», «Цирковые сувениры». В Туле он ставит «И арсенал, и щит России», «Этих дней не смолкнет слава». Перечислить даже только крупнейшие работы мастера - просто немыслимо. Он работает с юными артистами цирка и его корефеями - Олегом Поповым, Котовой и Ермолаевой, многими другими... Его наперебой приглашают в московские  театры, особенно плодотворно складывается его сотрудничество с Малым театром, где Гродницкий ставит танцевальные сцены к 18 спектаклям. Он работает как хореограф в кинофильмах Гайдая, Панфилова, Митты и других режиссеров. Его приглашают давать мастер-классы за рубеж.   Учениками Гродницкого считают себя ныне  заслуженные,  народные артисты...

Скажите в любом закулисье: «Петр Гродницкий» - и ответом на этот «пароль» тут же станет добрая улыбка актера и его почтительное: «О, этот неутомимый Петр Львович!»

Людмила ДИКУЛЬ (статья написана в 2000 г.)

P.S.

До последних своих дней, он  не отказывался ни от каких приглашений. Этот «Фигаро» то в цирке, то в кино, на эстраде,  в театральных вузах, мюзик-холле, балете на льду, в театрах - в Москве, Саратове, Париже и далее везде...

Царствие небесное Вам, дорогой Петр Львович…

 


 

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100