В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Интернациональная суть цирка

Интернациональная суть цирка, очевидна — она хотя бы в том, что цирковые представления одинаково понятны на всех континентах и во всех странах.

Но это не значит, что цирк вообще но имеет национальной основы. В том-то и дело, что цирковые жанры родились на народных празднествах и являются доказательством проявления творческой инициативы народа. Думаю, что ни у кого не вызовет сомнений национальное и народное происхождение джигитовки. А такой конный жанр, как парфорс-езда (что в буквальном переводе означает «езда через силу»), ведет свое начало от конной oxoты за зайцами, по ходу которой приходилось преодолевать различные препятствия. И жанр этот первоначально родился, а потом утвердился в Англии. Может быть, не все знают, что так называемый перш еще в начале прошлого века назывался персидским шестом, и действительно, в старину эквилибристы на перше были выходцами из Персии, Цирк впитал в себя и переработал множество народных игр, спортивных соревнований, и процесс этот не закончен, он продолжается и сегодня.

Но когда речь касается современного цирка, нельзя не отмстить важнейшего обстоятельства — того, что .есть цирк буржуазной культуры и есть — социалистической. Буржуазный цирк, с одной стороны, полностью стирает национальные грани, предлагая некий космополитический вариант. И если цирк называется немецким, французским, итальянским, американским, то только по фамилии своего владельца. Даже самый дотошный наблюдатель едва ли заметит существенные различия между этими цирками. В то же время буржуазный цирк иногда включает в свои программы национальные номера, но стремится при этом в первую очередь подчеркнуть их этнографическую сущность, экзотичность, культурную неполноценность того или иного малого народа.

Советский цирк исходит прежде всего из равенства всех наций, всех народов, всех трудящихся. Главная цель, которую он ставит перед собой, — формирование интернационального социалистического сознания масс. Вне зависимости от того, какую нацию представляет тот или иной номер или целый коллектив, прежде всего они представляют советский цирк, с присущими ему качествами. В статье «Укрепление Советского государства — дело всех народов СССР», опубликованной в «Правде». Первый секретарь ЦК Компартии Казахстана Д. Кунаев писал: "Разрешение нального вопроса в СССР неопровержимо доказало, что активное историческое творчество доступно всем нациям и народностям, малым и большим народам, показало всю вздорность деления мира на «избранные» и «неполноценные» нации и народы. Ленинская партия добилась разрешения национального вопроса на единственно верной и справедливой основе — на основе марксистско-ленинских принципов пролетарского интернационализма, равенства и взаимного уважения народов".

Мы воочию видим, как даже народы, не имевшие до Октября письменности, создали первоклассную литературу, талантливый театр, яркую живопись, значительный кинематограф. И в области цирка нельзя не признать, что сложнейшие номера и жанры освоены представителями тех народов, которые еще пятьдесят лет назад не только не видели цирковых представлений, но и не слышали самого слова «цирк». Примеров в доказательство сказанного можно привести немало.

Но в данном случае хочется остановиться на тех выступлениях, которые имеют ярко выраженный национальный колорит и в то же время по праву могут быть определены как подлинные произведения советского циркового искусства. Примерами здесь могут служить североосетинские джигиты Кантемировы, канатоходцы из Дагестана «Цовкра», руководимые Р. Абакаровым, узбекские канатоходцы Ташкенбаевы, «Медвежий цирк» В. Оилатова, дрессировщики лошадей Л. Котова и Ю. Ермолаев, туркменские джигиты Ходжабаевы, номер «Русская тройка», во главе которого стоит Н. Ольховиков, и многие другие номера.

Относительно недавно на манеже начал выступать ансамбль, возглавляемый В. Максимовым, который хочется определить как образцовый, сразу вставший в ряд с лучшими акробатическими коллективами нашего цирка. Прежде всего Максимовы исполняют сложнейшие акробатические прыжки, ранее не виданные в цирке, и делают их чрезвычайно красиво, выразительно, подлинно артистично, чему способствует специальная дорожка, помогающая исполнителям взлетать особенно высоко. Используя цирковую традицию, Максимовы прыгают не только по прямой линии, но и по кругу, перелетая при этом через ленты, которые прежде входили о арсенал гротеск-наездниц. Они перепрыгивают через так называемый тоннель, и все это органично входит в их выступление. И что особенно важно, артисты придают своему номеру гуцульский колорит. Он — и в костюмах, и в музыке, и в характере движений, и в декоративных топориках, которыми они ловко оперируют, и в прыжках-перекатах друг через друга. Исполнители очень выразительно создают атмосферу гуцульского народного праздника. Это — номер блестящий и а то же время уникальный, и я глубоко убежден, что в программах наших и зарубежных цирков он займет положение аттракциона. Именно национального аттракциона
Но в этой статье хочется не только хвалить, но и спорить, с чем-то не соглашаться, что-то доказывать, потому что, как мне кажется, еще не все благополучно в наших национальных коллективах, не все удовлетворяет в отдельных национальных номерах.

Чтобы не быть голословным, приведу примеры. Минувший летний сезон в Москве в Парке культуры и отдыха имени М. Горького открыл коллектив «Мы из Баку». По замыслу в нем должны были выступать артисты-азербайджанцы, с одной стороны, великолепно освоившие классические цирковые жанры, а с другой — использующие лучшие национальные цирковые традиции. И уж, во всяком случае, клоун, выступающий в этом коллективе, обязан был заинтересоваться фольклорными комедийными персонажами, использовать их черты в своих интермедиях.

Что же мы увидели? Канатоходца Д. Залова, у которого один трюк, когда он, привязав себя к стальному тросу веревками, стремительно вокруг него вращается вперед и назад, — действительно своеобразен; фокусников Лейлу, Мансура и Джамиля, чей репертуар не отличается оригинальностью, но одеты они в национальные костюмы; куплетистов М. Шарова и Г. Наджарова, посвятивших Баку восемь риторических строк; весьма посредственных акробатов Расуловых, исполняющих номер с так называемым китайским столом (стол, у которого крышка служит основанием для различных скольжений). И наконец, мы увидели М. Ширвани, который выводит большую группу дрессированных животных. Работают его питомцы хорошо, и сам он артистичен, но это же до деталей точная копия номера В. Г. Дурова, который прежде выступал с этими животными. А разве не стоит поискать своего, оригинального, исходя именно из того, что «Мы из Баку».

Все остальные исполнители, в том числе и клоун, имеют к Баку такое же отношение, как к Таллину или Рязани. Конечно, может быть и такой коллектив, но тогда почему он называется «Мы из Баку»?

В июне этого года мне довелось побывать в Уфе и присутствовать на репетициях вновь создаваемого коллектива башкирского цирка. Не могу не сказать, что и Министерство культуры Башкирской АССР и Центральная студия циркового искусства сделали немало. Отобрать способных ребят, обеспечить их всем необходимым, вплоть до лошадей, привлечь к работе опытных преподавателей — все это проявление подлинной заботы. И среди увиденных есть номера, бесспорно заслуживающие внимания. Особенно мне понравились четыре гимнастки на трапециях, синхронно демонстрирующие достаточно сложные трюки. Кажется, такого номера в наших цирках нет.

Но вот передо мной проходят акробаты с подкидной доской, джигиты, жонглеры, художественно-акробатическая группа. И в не могу не восхищаться тем, как за короткий срок здесь сумели многому научить еще недавно совсем «сырых» ребят. Но что это? Такой номер я видел уже много раз, и этот видел, и следующий мне известен до деталей... На обсуждении просмотренного директор студии Б. Мельников сказал: «Разве не будут довольны руководители республики, если мы им подготовим первоклассные номера, равные тем, с которыми выступают В. Довейко или Э. Аберт?» Да, отвечу я, наверное, будут довольны. Но чтобы создать такие номера, нужны не месяцы и даже не годы, а десятилетия, и это при том условии, что у ведущих исполнителей будут выдающиеся дарования, а руководитель будет отличаться организационными и режиссерскими способностями, чтобы поставить номер, единственный в своем роде. Что же касается башкирского коллектива, то он, хотя бы по времени, которое ему отпущено, может подготовить только «облегченные» варианты замечательных образцов. Дело ведь не только в самих трюках, но и в подаче, в артистизме исполнителен, в композиции номера и других необходимых компонентах.

Вопрос, который я здесь поднимаю, далеко не праздный, потому что и в других национальных коллективах мы зачастую встречаемся с тем же стремлением подражать готовому, вместо того чтобы искать нечто новое, своо. И, вероятно, прежде чем коллектив организовать, хорошо бы обсудить: а чем принципиально новым сумеет он обогатить советское цирковое искусство? Сумел же это сделать в свое время тувинский артист В. Оскал-Оол, изобретший новые приемы жонглирования, основывая их на трудовых процессах. Обратимся к той же Башкирии. Есть у народа, населяющего эту страну, национальная конная игра ««Бой султанчиков». Вероятно, она может дать основания для создания оригинального конного группового номера. Или игра с яйцами и деревянными ложками. Разве ее нельзя развить и довести до уровня виртуозного жонглирования. Кстати сказать, какие-то элементы этой игры используют коверные, но робко и как-то, я бы сказал, бесперспективно.

Я вовсе не хочу утверждать, тем более заранее, до выхода башкирского коллектива в свет, будто все, что в нем делается, плохо. Напротив, я похвалил и учителей и учеников. А сейчас добавлю: то внимание, которое проявляют к коллективу опытные цирковые деятели Б. Мельников, Н. Барзилович, Б. Житомирский, стремящиеся найти оригинальные номера, вселяет надежду, что в результате все будет хорошо. Но, думается, начинать следовало именно с поисков своеобразия, потому что повторить то, что уже было, всегда проще. А если новое не выйдет, не получится, то к старому всегда можно вернуться.

Не могу в этой связи не вспомнить, что известный театровед профессор Д. Джанелидзе дал в свое время подробное описание грузинского национального народного цирка. Мне довелось смотреть в прошлом году в Астрахани грузинский цирковой коллектив. И я с удивлением обнаружил, что интересные предложения Джанелидзе никак не реализованы. В то же время стандартных и к тому же посредственных номеров в коллективе, как говорится, хватает.

В нашем журнале несколько лет тому назад заведующий кафедрой театра народов СССР ГИТИСа имени А. В. Луначарского профессор Г. Гоян прямо подсказал несколько номеров для армянского народного цирка. Но и это оказалось гласом вопиющего в пустыне.

Почему? Разве мы не заинтересованы в богатстве и разнообразии наших программ? Разве не важно показать перед всем миром, как в условиях социалистического строя развивается национальное искусство, являющееся живым родником подлинного мастерства, в том числе циркового?!

Да, цирк интернационален. Но его интернациональность покоится на прочной национальной основе — такова диалектика. Конечно, наш цирк прежде всего советский и к какой бы нации, к какому бы народу ни принадлежал артист, он — советский артист. И если этот артист обогащает советский цирк богатствами национального искусства, то это, право же, замечательно)


Ю. ДМИТРИЕВ, доктор искусствоведения

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100