В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

K друзьям. Из книги А. Мазура «Путь борца»

B 1951 году Советские борцы второй раз за после­военные годы нанесли визит своим друзьям из стран народной демократии.

...Чехословацкий город Кошице — областной центр. И здесь, как и на пограничной станции Черна, на пер­роне множество народу. Пионеры в красных галстуках вручают нам цвeты. Каждому из встречающих хочется быть поближе к людям из советской страны, сказать им что-нибудь приятное, дружественное. Чешский язык по­нимается легко, a когда чувствуешь, что слова идут от чистого сердца, знание языка даже совсем необяза­тельнo. Человеческие чувства понятны и так. «пусть крепнет дружба советского и чехословацкого народов!» «Передайте привет Советским танкистам, освободившим Чехословакию!» И вот уже, перекрывая все, над площадью взмывает популярнейшая песня военных лет «Катюша»... Спеты «Катюша», «Широка страна моя родная». Нам пора дальше. K руководителю нашей делегации Никитину подходит старик.

— Пусть советские борцы всегда помнят, что дружба и сердца всех рабочих Чехословакии навечно c ними, — растроганно произносит он, передавая Никитину небольшой никелированный топорик c железной руч­кой.

Лeзвие топорика загнуто несколько необычно  в виде замка.

— Оружие на замке, — поясняет старик. — Нашим народам слишком много пришлось пережить в эту войну. Никогда еще в мире не было столько вдов и  сирот. Пусть же это никогда не повторится. Мы хотим жить в мире...

A поезд уже трогается, и нам машут не только c перрона. Машут из пристанционных зданий, машут стрелочники, путевые обходчики, крестьяне, работающие на полях. Глядя на все это, еще сильнее чувствуешь, как крепка дружба между вашими народами, как велика любовь и уважение к нашей стране. ...Спортивный зал Свита, в котором должна была со­стояться наша первая встреча c чехословацкими бор­цами, переполнен. Тут надо отметить, что вместимость зала три тысячи человек, a все население городка всего пятнадцать тысяч. Каждый пятый пришел посмотреть схватки. Первыми выходят на ковер борцы наилегчайшего веса. Мне приходится ждать: ведь сxватка борцов тяже­лого веса самая последняя. A вот проходит и мой сопер­ник Иосиф Ружичка. Он самый высокий из команды чехословацких борцов, и его, возвышающегося над всеми, видно издалека. Он замечает нас, приветливо кивает головой.

— Видишь, — говорит Коткас, — своего противника?

Это он тебя приветствует.

—  A может, тебя.
— Нет, я уже виделся с ним... Сегодня ему бороться c тобой. Говорят, он очень тщательно готовился к этой встрече. Как думаешь, положишь ты его или нет? — шутя спрашивает Коткас.— Ведь он на двадцать кило­граммов тяжелее тебя...

На этот вопрос я не отвечаю. Кто из борцов хочет уйти с ковра побежденным! Настоящий спортсмен, даже когда знает, что его противник намного сильнее и опыт­нее, прилагает все усилия, чтобы выйти победителем. Без желания победы бороться трудно. А то, что Ру­жичка в прекрасной спортивной форме, мне хорошо из­вестно, Коткас это знает. Совсем недавно Ружичка одержал убедительную победу над олимпийским чемпионом Бобишем. А это говорит o многом. Пока, чтобы хоть немного отвлечься от предстоящей схватки и не думать о ней. Лучше посмотреть, как бо­рются товаpищи по команде... Перед встречей полутяжеловесов — советского борца Шалвы Чихладзе c чехом Били — пришлось уйти из зала: надо темного поразмяться.

— Ружичка твердо решил бороться все пятнадцать минут,— еще раз напомнил тренер Сенаторов.

Да, я это знал хорошо. C Ружичкой мы старые друзья. Нам уже приходи­лось встречаться на ковре дважды. B 1949 году команда борцов Чехословакии приезжала в Советский Союз. То­гда я впервые увидел этого добродушно улыбающегося великана. Наша схватка c Ружичкой в Москве длилась четыре минуты, в Киеве — шесть. Оба раза мне удава­лось положить Рyжичку на лопатки. И вот теперь он решил выстоять все пятнадцать минут... Расчет его был верен. Во-первых, он намного тяжелее меня, на целых двадцать два килограмма, a в борьбе каждый кило­грамм имеет значение. Во-вторых, очень хорошая спортивная форма — победа над олимпийским чемпионом Бобишем. A в-третьих, дома и стены пoмoгaют. Когда я выходил на ковер, судья поднял руку Шалвы Чихладзе. Он принес нашей команде седьмую победу.

Мы начинаем без разведки: оба достаточно хорошо изучили друг друга. Ружичка борется активно. Первые шесть минут проходят безрезyльтaтно. Ни мне, ни ему не удается добиться преимущества. Да, кажется, мой соперник действительно решил продержаться пятнадцать минут. И пока это ему удается. Первым сверху в паpтеpе борется Ружичка. Исполь­зуя свой рекордный вес — сто тридцать восемь кило­граммов (почти три веса борца нашей команды Варданяна), он пытается перевернуть меня на спину. Истекают три минуты, прием провести ему не удалось. Теперь в моем распоряжении три минуты борьбы сверху в партере. Но мне так же, как и Ружичке, провести прием не удается. Кажется, что Ружичка сдержит свое слово. Продер­жится пятнадцать минут. Двенадцать он уже про6оролся. Остается всего три минуты. Три минуты борьбы в стойке. Это так мало... Через три минyты арбитр даст свисток об окончании схватки. Слышу, как кто-то шепчет сбоку:

— Время, Мазур, время...

Усиливаю темп. Ружичка не выдерживает. На четырнадцатой минуте мне удается сбить моего соперника в партер и захватом «обратный ключ» положить на ло­патки. Очень тяжело досталась мне эта победа. ...Вскоре мы покидали гостеприимную страну. Небо над вокзалом синее-синее, как глаза y той ма­ленькой девчушки, которая подошла к нам c букетом цветов и остановилась в растерянности: Кому же их вручить? Букет-то y нее всего один, a дяденек из Совет­ского Союза так много. И надо сказать, что девочка сумела найти выход из этого, казалось бы неразреши­мого для нее, положении. Развязав букет, она каждому из членов нашей делегации раздала по цветку, чтобы никому не было обидно. Только мне не досталось цветка: я стоял на самом краю. Дeвочка едва не расплакалась от обиды, остановилась, смущенно теребя беленький передник. Я подхватил девочку и посадил к себе на плечо. Так мы и дошли c ней до самого вагона. Довольная, она сверху вниз гордо посматривала на своих подруг. Из Чехословакии мы выехали в Венгрию.

...Было всем ясно, что схватки с венгерскими борцами будут значительно труднее. Ведь венгерские борцы — одни из сильнейших в Европе. На проходив­шем в 1950 году первенстве мира по классической борьбе команда Венгрии заняла общее третье место. K встрече c нами венгры усиленно готовились. B сборную команду были включены четверо борцов, занимавших на первенствах мира и Eвpопы вторые места, один чемпион мира 1950 года и один чемпион Европы 1947 года. Если c чехословацкими борцами мы уже соревновались не раз, то c венграми нам предстояло встретиться впервые. Когда мы уезжали из Чехословакии, некоторые пражские специалисты говорим, что нам в первых треx весовых категориях не выиграть. Победа останется за венграми. Большие шансы есть y венгерских спортсменов и на то, чтобы победить в полусреднем и среднем весах. И только в полутяжелом и тяжелом весах пере­вес будет на пашей стороне. Прогнозы специалистов не оправдались. Первую встречу c венгерскими борцами в Будапеште наша команда выиграла со счетом 7 : 1.

«Мы потерпели поражение от сильнейших борцов мира», — писала газета «Нэп спорт». Вторую встречу наша команда провела в городе Та­табаня, третью — в Залаэгерсеге. Все схватки наши борцы выиграли, я довольно легко победил на туше Ласло Шолтеса.

 

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100