В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

К выпуску в ГУЦЭИ коллектива вьетнамского цирка

Когда они ехали в Москву, огненный ураган уже бушевал над их многострадальной родиной. Они ехали мимо разрушенных городов, выжженных деревень и взорванных железных дорог, протягивавших к небу искореженные черные рельсы.

Позади остались подземные школы, наполненные водой воронки от бомб, где разводили рыбу, остались рисовые поля со множеством маленьких зеленых холмиков — могил крестьян, подстреленных с неба во время полевых работ.

Над страной непрерывно кружили американские самолеты, сея разрушение и смерть, когда правительство Демократической Республики Вьетнам послало в Москву учиться группу мальчиков и девочек. Учиться работать не с артиллерийскими, а с цирковыми снарядами, перехватывать на лету не вражеские самолеты, а трапеции.

Какую нужно иметь уверенность в победе, чтобы в горячие боевые дни, под угрозой вторжения уже не только по воздуху, а и по земле думать о подготовке артистов цирка!

Юным вьетнамцам было всего по двенадцать-пятнадцать лет, а одному, Маню, — только девять. Их приняли в Москве как родных. За год обучили русскому языку и передали Государственному училищу циркового и эстрадного искусства. Двое не подошли по своим физическим данным. Но нельзя же было отправить их домой, так и не обучив никакой профессии! И директор училища заслуженный деятель искусств РСФСР А, М. Волошин устроил этих двоих в библиотечный техникум.

В училище же все было подчинено тому, чтобы наилучшим образом наладить учебу остальных девятнадцати. Здесь не были внове ученики из других стран — с ними не раз выпускали сольные и групповые номера. Но создать из горсточки юных вьетнамцев полноценную вечернюю программу да еще подготовить их так. чтобы, вернувшись не родину, они могли учить цирковому искусству других, — с такой задачей педагоги столкнулись впервые.

А ведь дети — всегда дети. У них различные характеры, и разные доли военного горя омрачали их малюсенькие биографии. Спаять их в дружный коллектив, вырастить образованными людьми, артистами — дело, требующее большого мастерства и великого терпения. Бесчисленны маленькие происшествия, осложнения, трудности, которыми не может не сопровождаться процесс воспитания всякого детского коллектива, особенно такого.

Вот, например, маленькая толстушка Тхань споткнулась на улице и разбила коленку. Нужна операция, — сказал врач училище. И два режиссера-педагога — заслуженная артистка РСФСР Е. П. Лебединская, которую маленькие вьетнамцы называют «наша русская мама», и Л. И. Штульман, ставившая номер с участием этой девочки, — сделали так, что операцию произвел один из лучших хирургов страны. И сегодня Тхань уверенно танцует ка проволоке.

А маленький Мань серьезно захворал. Правила же охраны труда и техники безопасности не позволяют допускать с таким заболеванием к занятиям акробатикой и гимнастикой.

— И вот, — рассказывает «русская мама», — прихожу я к Маню в больницу, стою под окном и знаками издали стараюсь ободрить его, а сама чуть не плачу: ведь перечеркивается все его будущее циркового артиста! Мальчика выписали, назначив строгую диету, а я все не решалась осторожно поговорить с ним о будущем. Но однажды он сам сказал: - Я ведь все знаю... А мне так хочется стать клоуном. И он стал им, наверстал упорной учебой целый год, упущенный из-за болезни. К счастью, за это время мальчик окончательно выздоровел.

Много было всего. Сколько трудов положил А. М. Волошин вместе с А. С. Крюковым, чтобы подготовка номеров не была пущена на самотек, чтобы за три года поставить спланированную заранее почти трехчасовую программу, чтобы сконструировали и подготовили оригинальные аппараты! Каждому исполнителю сшили по два великолепных костюма по эскизам заслуженного деятеля искусств РСФСР М С. Варпеха и Л. И. Власовой. Разве расскажешь, как все они рылись в запасниках музеев, ища характерные черты, присущие вьетнамскому народному творчеству, как любовно подбирали по магазинам скромные, приятные сувениры для каждого из ребят к выпускному вечеру!

Их воспитание старались сделать возможно более разносторонним. Возили по всем ленинским местам в Москве и Ленинграде. Водили по музеям и выставкам. Показывали лучшие спектакли, кинофильмы, цирковые представления.

Труд и вдохновение, вложенные в их воспитание и в постановку номеров, не пропали даром. И если, скажем, такого исключительно требовательного режиссера-педагога, как И. И. Федосов, ребята буквально обожают, это служит самой высокой оценкой его бесконечных добрых усилий.

Справедливость требует отметить и трудолюбие, энергию, увлеченность самих студентов. Они жадно впитывали знания и навыки. Рвались репетировать вес свободное время. Им этого не позволяли, опасаясь перегрузки неокрепших организмов. И педагогам приходилось для этого специально дежурить каждый вечер — занятия и без того были очень напряженными. Поэтому училище стремилось предоставить юным вьетнамцам на каникулах возможно более полноценный отдых. Каждое лето ребята выезжали то а Сочи, то под Ленинград в пионерские лагеря, то о подмосковные дома отдыха. Во время зимних каникул отправлялись а лыжные походы.

И они осилили все. Дипломы об окончании средней школы получили все девятнадцать, а шестеро из них — даже дипломы с отличием.

Четыре года напряженной учебы промелькнули незаметно. Настал день показа программы юных вьетнамцев.

Представление открылось прологом. Он приятен наивной аллегоричностью народной легенды и потому намного убедительнее уже примелькавшихся перестроений шеренг с размахиванием флагами и маловыразительной декламацией. На фоне музыки возникает картина мирного труда вьетнамских крестьян. И вдруг на манеж выползает отвратительное трехголовое чудовище. Музыке становится тревожной. Забегали лучи прожекторов. Застучали пулеметы. И отважный вьетнамец, вооруженный длинным мечом, вступает в единоборство с чудовищем. Оно теряет одну голову в каске, другую и медленно пятится к выходу.

Отважный воин — это маленький Мань. За какие-нибудь две-три минуты, не произнося ни слова, он создает впечатляющий героический образ народного воителя, могучего не косой саженью в плевах, а величавой силой духа. Только подлинное вдохновение артиста способно на такое волшебство. И Ле Тиен Мань — таково его полное имя — сегодня еще мальчик, но завтра наверняка станет большим артистом.

Диапазон его дарования очень велик: только что сыграв героический образ, он выходит клоуном, и каким! Юркий, подвижной, с обаятельной улыбкой, он то и дело вызывает смех зрителей. Смеются не над ним, а вместе с ним, глядя на его ловкие проделки.

Очень хороша одна из его реприз, перерастающая о самостоятельный номер. Мань выходит, жонглируя тремя булавами. Партнер неожиданно берет его сзади за пояс, поднимает о воздух, поворачивает во все стороны, но в любом положении Мань продолжает жонглировать все в том же размеренном темпе, все так же невозмутимо, Только изредка сверкнет хитрый взгляд, мелькнет озорная улыбка, выдавая внутреннее торжество, и снова Мань с напускным равнодушием жонглирует, даже и тогда, когда партнер, держа его под мышкой, уносит с манежа.

Конечно, честь и хвала режиссеру-педагогу В. Д. Шпаку, придумавшему эту оригинальную комбинацию партерной акробатики и жонглирования (кажется, и А. М Волошин приложил здесь опытную руку), но исполнение Маня выше всяких похвал.

Сильное впечатление оставляет и художественно-акробатический этюд отличной исполнительницы Динь Тхи Ми Ким и ее партнера Нгуен Куй Фу, учеников режиссера-педагога Б. Н. Белохвостова. Прекрасная своей полудетской чистотой пятнадцатилетняя Ким исполняет номер не как серию акробатических трюков со сложными поддержками, и как целостное художественное произведение, как темпераментный, выразительный танец. Она — не пассивный груз в руках партнера, который вертит и перекидывает ее, она полна настроения, она вся —- порыв, стремление пперед и ввысь.

Отличный манипулятор Нгуен Дын Хиен (он выступает со способной партнершей Нгуен Ти Фыонг) — ученик заслуженного артиста РСФСР С. В. Ван Тен Тау. Несколько лет спустя он станет мастером высокого класса. Диву даешься, глядя, как он носит Фрак, как точны и элегантны его движения, как безукоризненно чисто исполняет он трюки с платками, сигаретами, картами и другие. Тонкая ирония сквозит с его действиях, в выражении лицо, придавая выступлению неподдельную артистичность.

Да и все номера программы обещают быть отличными. И пусть еще порой кое-что получается не очень гладко — с течением времени дело наладится. Гораздо важнее, что перед нами молодой творческий коллектив, о котором можно со всей ответственностью сказать: артисты. Более того, в каждом номере есть оригинальные штрихи и трюки. Вместе с присущей всем исполнителям особенной мягкостью, эластичностью движений это придает программе национальную окраску, подчеркиваемую стильными костюмами и музыкой Тронг Ванга, К. К. Титара, О. Д. Звонарева. В. Д. Зубкова и В. В. Хоросянского.

Нельзя не отметить, как темпераментно, в быстром темпе и вместе с тем с болвшим художественным тактом работает группа акробатов-прыгунов: Динь Тхи Ми Ким, Фам Ван Хай, Чан Ле Мань, Нгуен Зыонг Тхай, Ле Тион Мань, Ли Тай, Нгуен Вам Там, Нгуен Ван Бао. Ученики И. И. Федосова, они совершают сложнейшие прыжки через шестерых партнеров, исполняют интересные комбинации из арабских сальто, «колес» и других трюков.

Юная гимнастка в кольце Фам Хонг Ткуи держится с поразительной смелостью и свободой. «Она точно купается а воздухе», — сказал кто-то об этой ученице Е. П. Лебединской. Другая во ученица — Ле Тхи Ким Хане — выступает на вертикальном канате очень пластично, изящно, делая при этом «флажки», чего мне не доводилось видеть у других исполнительниц этого номера Кат Тхи Нгок Ткань — воспитанница заслуженного артиста РСФСР Ю. Г. Мандыча — успешно демонстрирует эквилибр на катушках.

Прекрасно работает партерный гимнаст Нгуен Куй Тоай очень оригинальном аппарате, специально разработанном для этого воспитанника, показавшего вполне законченное профессиональное выступление (режиссер-педагог С. М. Лохтерман). Ученики Л. И. Штулиман Чыонг Минь Тхань, Ле Тхи Ким Хань и Нгуен Дык Хиен втроем исполняют на проволоке тайцы, поставленные Л. Д. Кузнецовой. На сочетании эквилибра с каучуком построен номер Лыу Ким Оань, поставленный заслуженным артистом РСФСР Н. Э. Бауманом. Приятное впечатление оставляют силовые акробаты Ли Тай и Нгуен Куй Тоай — ученики А. М. Каплина, антиподистка Буй Бин Нгок — питомица Н. А. Кисса, акробаты-эксцентрики Фам Ван Хай и Нгуен Зыонг Тхай, подготовленные Ф. Я. Хвощевским, групповые жонглеры Нгуен Ким Шан, Нгуен Дык Хиен, Нгуен Ти Хыоиг, Кат Тхи Нгок Тхань (режиссер-педагог А. К. Земцева), воздушные гимнасты Фам Хонг Ткуи и Нгуен Куй Фу — ученики режиссера-педагога Ю. В. Батояна.

Все без исключения исполнители, многие из которых работают о трех различных жанрах, вкладывают в выступление все свои душевные силы Они понимают, что скоро им выступать перед теми, кто защищают свою родину, и их искусство способно вдохновлять на бой. Они отлично сознают патриотический смысл своего творчества. На выпускном вечере шестнадцатилетний Чан Ле Мань (Большой Мань) сказал с подкупающей искренностью: «Мы благодарим Советское правительство за все, что оно для нас сделало. Воевать можно не только огнестрельным оружием. И нам дали в руки оружие, которым мы будем воевать против захватчиков».

Если только юные артисты не растеряют с годами приобретенного в училище (а избежать этого можно, ненадолго откомандировав годе через два во Вьетнам двух-трех режиссеров-педагогов), нет сомнения а том, что опыт подготовки целостной национальной программы полностью оправдал себя.

Поездке коллектива с выпускной программой по Тамбовской области стола примечательным событием. Они выступали тридцать пять раз — не только в областном драмтеатре и в филармонии, но и в рабочих клубах, колхозных Домах культуры. Везде после представлений возникали митинги, где рабочие, колхозники, руководители предприятий и области от души приветствовали вьетнамских гостей и заявляли о своей солидарности с ними. Такое стихийное проявление пролетарского интернационализма произвело на юных вьетнамцев неизгладимое впечатление.

«Демократическая Республика Вьетнам может быть уверена, что и в вооруженной борьбе и а мирном труде она может и п дальнейшем рассчитывать но братскую поддержку Советского Союза», — говорил Л. И. Брежнев в своем докладе на XXIV съезде КПСС. И пятитысячный зал Кремлевского Дворца съездов откликнулся продолжительными аплодисментами. Потому что помощь Вьетнаму — кровное дело всех советских людей. И коллектив училища, отдавая все свои силы подготовке вьетнамской программы, внес и свой скромный вклад в общее благородное дело.

М. ТРИВАС

оставить комментарий


 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100