В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Каждый выпуск ГУЦЭИ — праздник

Каждый выпуск Государственного училища циркового и эстрадного искусства — праздник. Молодые люди вступают в профессиональное искусство, получают дипломы артистов. В этом году их вручал им народный артист СССР Юрий Никулин.

Звучали добрые напутствия юношам и девушкам, слова благодарности педагогам, отдающим знания, силы своим воспитанникам.

На выпускном представлении показали свои работы режиссеры-педагоги: заслуженные артисты республики Н. Бауман и Ю. Мандыч, заслуженный работник культуры РСФСР Н. Зверев, Б. Белохвостов, Б. Бреев. Н. Денисов, Ф. Земцев, В Зернов, С. Лахтерман, Л. Петлицкий, Г. Сеничкин, И. Фридман, Л. Штульман; педагоги: Ю. Ванчугов, С. Кочетов, В. Слабов, М Сивачов, Т. Югова. В подготовке выпуска принимали участие заслуженный деятель искусств РСФСР А. Волошин, художественный руководитель училища заслуженный артист республики Л. Шляпин, педагоги, чьи имена указаны в программе учебного цирка, и то, чьи имена не указаны в ней. Конечно, и сами студенты затратили немало сил. Все номера — результат большого труда, вызывающего глубокое уважение.

Однако выпуск в ГУЦЭИ не только праздник, это и подведение итогов и отчет в том, как, на каком уровне, ведется подготовка артистов для цирка.

Цирку требуются новые номера, но дело не только в их количестве, очень важно, насколько они оригинальны, интересны, современны. Известно, в цирк приходят акробаты, гимнасты из спорта, из коллективов художественной самодеятельности. Из училища мы ждем не просто исполнителей в том или ином жанре, а артистов, способных создать на манеже художественный образ.

Выпускное представление, еще раз подчеркну, убеждает в том, что коллектив ГУЦЭИ вложил немало усилий в подготовку очередной группы выпускников — около шестидесяти человек, занятых в четырнадцати номерах. Студенты в общем-то хорошо овладели жанрами арены. Почти во всех номерах демонстрируются сложные трюки. На выпускном представлении можно было увидеть новые или усложненные аппараты, на которых исполняются упражнения необычного характера. И тут прежде всего надо сказать о воздушном полете. Под куполом мостик, три ловиторки, одна из них подвижная, представляет своеобразные качели-лопинг.

Работа над «Полетом» не завершена, и это понятно — номер сложен во всех отношениях. Но я убежден, что со временем о нем будет много написано, подробно проанализированы и оценены сложные, эффектные трюковые комбинации.

Любопытная новинка и в номере «Эквилибристов с першами». Два «нижних» удерживают плечевые перши, наверх поднимаются партнеры, укрепив ногу в петле, проделывают так называемый «флажок». В это время нижние отбегают назад. заваливая перши, которые как бы падают. Но специальные амортизаторы не дают им коснуться манежа, оттягивают их назад, вверх. Теперь на каждом перше по два исполнителя: одни в «флажке», а второй у него в руках демонстрирует задний бланш. Снова перши наклоняются к манежу, а когда поднимаются, то несут уже по одному человеку. Эта комбинация неожиданна, эффектна, такого, кажется, еще не было.

Сложные трюки мы видим в номере «Акробаты с подкидными досками». Здесь проделываются прыжки с подкидной доски на двух ходулях, на одной. Прыжок с доски на вторую, а с нее акробат взлетает на живую колонну, проделывая сальто.

Во многие номера включены танцы. Кстати, сейчас в цирке бурное увлечение хореографией. Танцы широко вводятся в номера, как считается, для их большей художественной выразительности. Что же, если танец дополняет основные средства цирка — трюки, помогает ярче раскрыть создаваемый артистами образ, разумеется, он нужен и полезен. Но приходится наблюдать и такое: танцы сами по себе, а демонстрация трюков сама по себе. И тогда хореография оказывается нарочитой и неорганичной.

Те, кто готовил номера в училище, конечно заботились о том, чтобы характер танцев подчинялся общему замыслу. Но все же возникает впечатление, что танцев вообще многовато, а порой ощущается разрыв между элементами хореографии и исполняемыми трюками. Могут заметить, органическое слияние трюка и хореографии — дело сложное. Конечно, сложное. Но хочется видеть в произведениях, выпущенных в ГУЦЭИ, отточенность всех элементов и четкую мысль.

Безусловно, заслуживает одобрения стремление подготовить номера, в которых действовали бы некие персонажи и был внутренний сюжет. Но это возможно лишь при условии, чтобы исполнители были артистами. К сожалению, тут и проявилась слабая сторона в подготовке студентов: им явно нс хватает актерского мастерства.

В программке выпускного представления сказано: «Акробаты со столом-трамплином». Как объясняют работники училища, этот номер называется «Сатиры и нимфа». Исходя из этого подобрана музыка, сделаны костюмы. Правда, при этом странно выглядит стол-трамплин, затянутый красным бархатом с гнутыми никелированными ножками. Но дело, в конце концов, не в столе — его можно декорировать под что угодно. Дело в другом. Трюки участники освоили достаточно сложные, интересные, но какое отношение они имеют к играм сатиров с нимфой? Балетмейстер постарался включить о выступления танцевальные элементы, которые могли бы убедить зрителей, что перед ними мифические персонажи. Но этого мало. Для создания такой сценки нужен четкий сюжет, нужна внутренняя драматургия, которой подчинялись бы все ее элементы, а от ее участников требуется большая актерская выразительность.

Во время первых просмотров не были готовы костюмы и меня уверяли: «Конечно, сейчас трудно понять номер, а когда получим костюмы, вес станет ясной». Тогда еще подумалось — сколько раз мы видели, как на сцену выходит артист в обычном костюме и за счет актерского мастерства предстает перед нами и определенном образе. Да разве танцоры, даже в тренировочных трико, не способны средствами хореографии создать убедительные образы хотя бы тех же сатиров?!

Хочу повторить, заслуживает одобрения стремление подготовить номера сюжетные. Но в данном случае — явная неудача. Может быть, молодым людям было бы легче освоить образы современные, более близкие им, — игры но время отдыха, туристического похода и т. п. Разумеется, право создателей номера выбирать тему; наверное, можно выбрать и сказочную и мифологическую, но решать ее надо с большой актерской выразительностью и глубиной.

Вроде бы интересен замысел группового номера жонглеров. На манеже появляются персонажи-известного мультфильма «Ну, заяц, погоди!». Сейчас заяц и волк очень часто сходят с экрана для участия в различных цирковых и эстрадных спектаклях, и это закономерно для популярных персонажей. Но смущает другое: не решены драматургически взаимоотношения волка, зайца и двух жонглеров. Маловыразительно уже само появление зайца и волка. Как их встречают два других исполнителя? Да как своих партнеров. Однако по замыслу это же не партнеры. Видимо, заяц должен быть в своем образе и сюжете спасения от преследования. Волк выходит на манеж с мыслью: «Ну, заяц, погоди! Я тебя разоблачу!»

Опять же дело создателя номера выстраивать взаимоотношения ого участников так, как считает нужным, но они должны соответствовать характеру персонажей, ситуации. Сейчас волк и заяц в основном различаются формой ушей, пришитых к их шапочкам. То и дело теряется логика действия. То волк вяло и неорганично преследует зайца, а то заяц забирается ему на плечи, и волк добросовестно ему помогает. А почему вдруг жонглеры, заяц и волк начинают исполнять танго? В том, что происходит но манеже нет обыкновенной логики и убедительности. Причины тому, на мой взгляд, прежде всего в слабости сценария и, опять же, в недостаточности актерской подготовки исполнителей.

Замочу, что в небольшом, без особых претензий номере акробатов-эксцентриков, решенном в национальном стиле, намечены образы и взаимоотношения исполнителей, и это сразу делает выступление привлекательным, цельным. Зрителям ясно, что двое парней задались целью показать свою удаль, ловкость. Танцевальные движения переходят в трюки в общем-то органично. Стали танцевать, разошлись, и один уже подхватил, подкинул второго и т. д.

Задача исполнителей номера «Эквилибристы на вольностоящей лестницей в актерском плане не сложна. Но решают они ее успешно. Перед нами трое молодых людей, стремящихся проделать свои интересные трюки возможно легче и лучше. Артистам удается создать на арене атмосферу увлеченности, дружеской сплоченности, внутренней устремленности. И это придает выступлению обаяние, привлекательность.

А вот, скажем, в номере «Акробаты с подкидными досками», в котором, как уже отмечалось, исполняются сложные трюки, актерской целеустремленности меньше. Хотя постановщик, несомненно, продумал композицию, переходы от трюка к трюку, рассчитал где, кому из десяти исполнителей встать. Но выступление не освещено образным началом, нет живого общения партнеров.

Могут возразить: разве не встречается и на профессиональном манеже подобное?! К сожалению, встречается. Но мы вправе предъявлять к номерам, которые а пускает коллектив ведущего учебного заведения цирка, требования сегодняшнего, а не вчерашнего дня искусства манежа. Подготовить номер, не уступающий среднему уровню существующих, — этого мало. Созданное в стенах ГУЦЭИ должно отличаться действительно высокой артистической культурой.

Верно, у вчерашних студентов впереди годы труда, в которые они будут совершенствовать свои навыки, набираться мастерства. Но освоить несколько сложных трюков куда легче, чем стать артистом, научиться образному мышлению.

Много и справедливо говорится и пишется о заслугах ГУЦЭИ, однако, при этом обычно оглядываются назад, в прошлое. Речь ведется о том, какой был путь в артисты цирка до Октябрьской революции, как тяжело была доля учеников у владельцев балаганов. А сейчас продуманная система обучения: уроки литературы, музыки, хореографии и т. д. Все это верно. Но вот если не оглядываться на прошлое, а посмотреть вокруг, на то, что делается сейчас в других видах искусства, как обстоит депо с подготовкой артистов для театра, кино, музыкантов и художников — сравнение будет явно не в пользу цирка.

Мы знаем, что цирк занял место в одном ряду со всеми видами искусств. Если, так, видимо, и требования к подготовке кадров для него должны быть на том же уровне, что в театре, в кино, в музыке. И еще, часто пишут и о том, что в советский цирк пришли литераторы, художники, композиторы, режиссеры. Вспоминают, что авторами цирковых спектаклей были Владимир Маяковский, Демьян Бедный, Владимир Масс, Юрий Чепурин, называют немало и других известных имен. Закономерен вопрос — а кто сейчас из драматургов, писателей, знающих и любящих цирк, привлекался для работы со студентами ГУЦЭИ?

Несколько лет назад в ГИТИСе имени А. В. Луначарского открылось заочное отделение, которое в основном заканчивают артисты манежа. Разговор о ГИТИСе я завел, чтобы напомнить — и в цирке есть артисты с высшим образованием. Наверное, можно предположить, что со временем это станет обычным. ГИТИС стал надежным источником получения образования мастерами манежа.

Поэтому желательны более тесные контакты училища, в котором работают знатоки жанров циркового искусства, со специалистами ГИТИСа, обладающими опытом воспитания театральной культуры, актерского мастерства. Полезно, думается, теснее связать систему среднего и высшего образования творческих кадров для цирка. Проекты такие имеются. О них писал и наш журнал. Не наступило ли время на доле приступить и их осуществлению?

В последнем выпуске ГУЦЭИ, разумеется, есть исполнители более одаренные и менее, номера более удачные и менее удачные. Но моя задача не раздавать оценки — это сделала экзаменационная комиссия. Разговор о выпуске позволил обратить внимание на некоторые стороны подготовки артистов, напомнить, что сегодняшний день предъявляет новые требования цирковому искусству, а значит, и к тем, кто должен плодотворно работать в нем.

К. ГАНЕШИН

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100