Клоун Константин (Хасан) Галиевич Мусин - В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ
В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

| 08:55 | 22.04.2020

Клоун Константин (Хасан) Галиевич Мусин

Клоун Константин (Хасан) Галиевич МусинКонстантин (Хасан) Галиевич Мусин немало поработал в разных жанрах — и музыкальным эксцентриком, и силовым акробатом, и эквилибристом на першах. Коверным он впервые вышел на манеж в Алма-Ате в 1932 году.

В своих первых репризах широко использовал приемы народного узбекского цирка, уличных комиков — маскарабозов и кызыкчи. Затем несколько лет Мусин выступал в маске «Чарли» — в те годы это было модным поветрием среди коверных всего мира (только

в советском цирке насчитывалось около двадцати «Чарли»). Константин Мусин сравнительно быстро отказался от подражаний великому кинокомику, хотя внешние данные Мусина и характер его актерского дарования очень подходили для этой маски.

«Чарли» Мусина претерпел на манеже большую эволюцию. Если в самом начале главным для артиста были точность копирования жестов, пластики, мимики Чаплина, то постепенно шутовство и комикование исчезали, и его «Чарли» превратился в веселого нищего философа, все чаще с недоумением взирающего на все происходящее вокруг него на манеже. Мусин мог выдерживать очень большие паузы, а зал смеялся над его наивностью с недоумением: вот чудак, не может разобраться в творящихся на арене забавных событиях!

Те, кому посчастливилось видеть мусинского «Чарли» в последние дни жизни этой маски, без труда примечали, что сквозь нее словно просвечивает какой-то иной образ, разрушающий пародийный стереотип. Рождалась новая маска — молодого, стеснительного, очень обаятельного человека, у которого из-за необычайной застенчивости все получается шиворот-навыворот, но который в конце концов умеет постоять за себя и проучить тех, кто собирался подшутить над ним.

В традиционной клоунаде поднималась новая волна: на манеже сразу появилось несколько новых, рожденных советским образом жизни, комических масок. Среди них — «Костя» Мусина. Это стало большим достижением артиста. И поэтому среди первых в советском цирке орденоносцев был и Константин Мусин, удостоенный ордена Трудового Красного Знамени.

Популярность «Кости», как персонажа, была в то время столь велика, что известный сценарист-комедиограф и режиссер Климентий Минц пригласил Мусина участвовать в создании сериала комических фильмов, где одним из главных героев должен был быть «Костя».

Съемки «Приключений Корзинкиной» закончились за несколько дней до начала Великой Отечественной войны. Судьба ленты сложилась так, что она вышла на экраны почти через двадцать лет. Благодаря Центральному телевидению с ней познакомились десятки миллионов зрителей. Они по достоинству оценили мастерство актеров (Корзинкину играла Янина Жеймо, которая, кстати говоря, до того, как стать кинозвездой, была цирковой актрисой ) и, конечно, Мусина в роли Кости.

На манеже Мусин продолжал совершенствовать своего героя. Он почти отказался от реквизита. «Реквизит клоуна — его улыбка,» — любил повторять Мусин. У «Кости» — минимум предметов: шляпа, свисток, концертино, трость и — почти как излишество! — стул.

«Костя» любил появляться на манеже незаметно. В сторонке от униформистов, внимательно следя за манежной суетой, стоит чудаковатый человек. Он неподвижен, только в его больших озорных глазах прыгают чертики. Постепенно эта неподвижная фигура привлекает все больше и больше внимание публики: кто это? Что он тут делает? Зачем он здесь? Проходит еще полминуты, и уже весь цирк следит только за «Костей». И вот тогда... впрочем, что сделает Мусин, овладев интересом зрителей, предугадать было очень трудно. Он был классическим импровизатором — зажигался от реакции публики, тотчас же отвечал ей какой-то выдумкой, тут же, сиюминутно родившимся трюком.

«Температуру под куполом» (так называл он настроение зрителей) Мусин чувствовал великолепно, и поэтому ему удавалось всегда легко покорять любые аудитории. Когда он работал с присущим ему вдохновением, то вся программа становилась ярче, артисты выступали азартнее, веселее. В такие дни смотреть Мусина выходили все работники цирка.

Его называли «клоуном-мимом», «лирическим клоуном», «комиком-философом»... Ему принадлежит знаменитая грустно-шутливая фраза: «Уважающий себя клоун должен умереть первого апреля, чтобы никто этому не поверил. Тогда его улыбка останется бессмертной».

Мы, его друзья, вспомнили эти слова, когда первого апреля этого года пришли в Ташкентский цирк, чтобы проводить в последний путь своего знаменитого коллегу Константина Мусина...

ЭМИЛЬ КИО, заслуженный артист РСФСР
БОРИС ПРИВАЛОВ, писатель

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования