В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

| 14:31 | 14.06.2015

Клоуны Маковский и Ротман

Клоуны Маковский и РотманИх двое — Маковский и Ротман. Им посчастливилось встретиться еще в Училище циркового и эстрадного искусства, и вот уже шесть лет они работают вместе.

В истории цирка известны клоунские пары, где имена партнеров неотделимы друг от друга, — Сергей и Дмитрий Альперовы, братья Таити, Франц и Фриц, Демаш и Мозель.

Облик современного клоуна, природа его образа во многом изменились. Комики манежа наших дней совсем не похожи на классических Белого и Рыжего. Характер , клоуна определяется прежде всего индивидуальностью актера. Тем более необходимо для современного клоуна найти тесный контакт с партнером, обрести органическую связь с ним

Примером подлинного творческого содружества может служить в сегодняшнем цирке клоунский дуэт Юрия Никулина и Михаила Шуйдина. У них взаимоотношения строятся на контрасте характеров — флегматичный, медлительный Никулин и деятельный, неутомимый на выдумки Шуйдин.

Геннадий Маковский и Геннадий Ротман существуют «на равных». Они по-доброму подтрунивают, озорно подшучивают друг над другом, и каждый принимает участие в этой игре с одинаковым азартом и верой в происходящее.

Вот они состязаются в беге и всячески стараются перехитрить друг друга, чтобы оказаться победителем и завоевать приз. (Авторы репризы «Первый приз» Я. Грей и В. Медведев). Один из них, не дожидаясь сигнала судьи, начинает медленно ползти за линию старта, но второй тут же возвращает его на место. Через несколько секунд роли меняются, теперь второй делает то, что делал первый. Эта игра со множеством смешных вариаций и деталей прекращается со свистком судьи. Дан старт, и они бегут. Уже одно то, как они это делают — по-клоунски смешно, нелепо, азартно, — вызывает бурную реакцию зрителей. Но беговая дорожка у них замкнута кругом, в результате коверные попадают в объятия друг друга и кубарем выкатываются с манежа.

Тема соревнования, представленная здесь так зримо, становится главной темой, лейтмотивом поведения Маковского и Ротмана. Они соревнуются друг с другом во всем — в силе и ловкости, остроумии и изобретательности. Но победа одного никогда не умаляет достоинств другого. И чаще всего даже не знаешь, кому из них отдать предпочтение.

Вот они появляются во фраках и цилиндрах, с сигарами в зубах. Казалось бы, какое отношение к цирку имеют эти элегантные молодые люди. Но, как писал Виктор Шкловский: «Эксцентрик, когда ему нужно остановить автомобиль, выбрасывает на мостовую якорь». По воле клоуна обычные предметы могут выполнять совсем не свойственные им функции. Манишка, фрак и цилиндр становятся своеобразным реквизитом, с помощью которого Маковский и Ротман по очереди (опять как бы соревнуясь) выступают в роли акробатов-эквилибристов. Цирковой перш вполне заменяет им душ, из которого они с удовольствием «поливают» друг друга.

Щелкает бич... Но если дрессировщик с помощью шамберьера управляет лошадью, то клоуны рассекают им на части бумажную ленту, гасят свечу, открывают бутылку с шампанским и, наконец, один из них, увлекшись, отрывает пуговицы на костюме партнера...

Важно и неторопливо в фуражке и красной рубахе вышагивает бравый гармонист Маковский. За ним, лукаво улыбаясь, в скоморошьем колпаке, с балалайкой в руках неотступно следует Ротман. Эта забавная пара, обойдя «круг почёта», располагается в центре манежа. И тут Ротман, все более оживляясь, вдруг пускается в пляс, повизгивая от восторга. Маковскому с трудом удается угомонить его и запрятать в футляр от балалайки.

Маковский и Ротман часто трансформируются внешне. Однако, будь то цилиндры и фраки или скоморошье одеяние, существо их характера не меняется, каждый из них сохраняет свою индивидуальность. Маковский — всегда спокойно-самоуверенный, взирающий на окружающих с чувством некоторого превосходства; Ротман — более непосредственный, живой, общительный, но тоже «себе на уме». В той или иной ситуации каждый реагирует и действует по-своему, исходя из своего темперамента и соответственно логике своего образа и характера.

В луче прожектора застыл Маковский в позе балетного героя. Появляется Она — Ротман — в хитоне и рыжем парике. Исполняется пантомима — пародия на классическое балетное адажио. Во время танца возникает ссора. Маковский стреляет, и она падает без чувств. Тогда в отчаянии Он вырывает свое сердце и трепещущее (его биение передает записанный на фонограмму звук хронометра) вкладывает в руку партнерши. С каждым ударом сердца к балерине возвращается жизнь... Но Ротман не может простить Маковскому этого выстрела. Оказавшись на ногах, он — уже от своего имени (во время танца у него падает парик) — с явным наслаждением подбрасывает сердце высоко вверх. И вдруг оттуда, из-под купола, раздаются знакомые позывные спутника. Изумленные клоуны покидают манеж.

Такая концовка родилась не сразу. Раньше звук разбитого сердца ассоциировался со звуком разбитого стекла, и это было более тривиально. Сейчас же финал репризы по-клоунски фантастичен и по-настоящему современен.

Многие репризы Маковского и Ротмана сделаны в форме пародии. Это —типично цирковые, клоунские пародии с неожиданными поворотами, с элементами эксцентрики и буффонады. Но главное, что в каждой из них присутствует «сверхзадача» (ради чего?). Не просто смешно, а свое отношение к происходящему, не просто трюк, а мысль, выраженная через цирковое действие. 

Маковский и Ротман одними из йервых стали удачно использовать фономимическую пантомиму. Недавно в Ленинградском цирке они начали работать над созданием большой (в четырех сериях) фономимической клоунады «Мир кино».

В этой программе артисты почти не разговаривают на манеже. А жаль! Ведь в их репертуаре немало и речевых реприз, которые они исполняют хорошо, со вкусом. Так зачем же отказываться от таких реприз? Как положительное качество можно отметить музыкальную одаренность клоунов. В репризах Макрвского и Ротмана музыка играет не подсобную роль сопровождения: их жесты, ритм движений, пластика предопределены музыкой.

Геннадий Маковский и Геннадий Ротман — актеры думающие, ищущие. Они сами создают свой репертуар, часто переосмысливают уже сделанное, что-то уточняют, изменяют. Артисты тонко чувствуют природу комического и отлично владеют пространством манежа. Они — хорошие акробаты, гимнасты, эквилибристы, жонглеры. Ротман освоил даже жанр «клишника». Но их цирковые пародии — это не просто демонстрация своего умения, своей «компетентности» в том или ином жанре, а остроумные, великолепно сделанные клоунские миниатюры.

Маковский и Ротман уже успели завоевать признание не только наших, но и зарубежных зрителей, успешно выступив в странах Латинской Америки. Недавно они были удостоены звания лауреатов Всесоюзного смотра новых произведений циркового искусства, посвященного 50-летию Советской власти.

Успех клоунов Маковского и Ротмана определяется тем, что они по-настоящему современны. Это выражается не только в выборе репертуара, но и в самом способе существования актеров на манеже, в их точном чувстве меры и вкусе, в общении со зрителями без заигрывания с ними. Эти клоуны умеют быть остроумными и смешными, и потому успех всегда сопутствует их выступлениям;

Н. КУЗНЕЦОВА

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100