В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Клоуны скрестили шпаги

В КОНЦЕ 1965 ГОДА В СОФИИ СОСТОЯЛСЯ МЕЖДУНАРОДНЫЙ ФЕСТИВАЛЬ ЦИРКОВОГО ЮМОРА. В НЕМ УЧАСТВОВАЛИ КЛОУНЫ, МУЗЫКАЛЬНЫЕ ЭКСЦЕНТРИКИ И КОМИЧЕСКИЕ АКРОБАТЫ.
ПЕРВОЕ МЕСТО В ЖАНРЕ КЛОУНАДЫ РАЗДЕЛИЛИ ТОШКА КАЗАРОВ (БОЛГАРИЯ) И АНДРЕЙ НИКОЛАЕВ (СССР).
СРЕДИ МУЗЫКАЛЬНЫХ ЭКСЦЕНТРИКОВ ПЕРВЕНСТВО ЗАВОЕВАЛИ СОВЕТСКИЕ АРТИСТЫ ЛЮДМИЛА И ГЕРМАН ОТЛИВАНИК.
ПЕРВОЙ ПРЕМИИ БЫЛИ УДОСТОЕНЫ ТАКЖЕ КОМИЧЕСКИЕ АКРОБАТЫ МЕЧКАРОВЫ (БОЛГАРИЯ).
ПОДРОБНЫЙ РАССКАЗ НАШЕГО СПЕЦИАЛЬНОГО КОРРЕСПОНДЕНТА Ю. ДМИТРИЕВА О МЕЖДУНАРОДНОМ ФЕСТИВАЛЕ ЦИРКОВОГО ЮМОРА.

Десять дней в середине декабря прошлого года проходил в Софии  фестиваль циркового юмора, в котором участвовали клоуны, музыкальные эксцентрики, комические акробаты из СССР, Чехословакии, Венгрии, Польши, Румынии, ГДР, Италии, Израиля и, конечно, из Болгарии. Нельзя не отметить под­линно дружеской и творческой ат­мосферы, царившей на состязании мастеров комического. Ее созда­нию немало способствовали руководители болгарских цирков во главе с Мирчо Пашалийским и Па­рисом Николовым. На фестивале состоялись интересные дискуссии о клоунаде и режиссуре.

 Заслуженный артист Болгарской На­родной Республики Тошка Козаров

Заслуженный артист Болгарской На­родной Республики Тошка Козаров

 Комические акробаты Мечкаровы (Болгария)

Комические акробаты Мечкаровы (Болгария)

Несколько слов о болгарском цирке. Он располагает стациона­ром в Софии, несколькими шапито, студией для подготовки новых но­меров и сильной труппой. Стацио­нарный цирк вмещает две тысячи зрителей, в нем могут идти также эстрадные представления: арена сильно выдвинута вперед, а пло­щадку перед ней легко превратить в сцену. Строительство цирка обо­шлось дешево. Поэтому его проек­том заинтересовались в Польше и Югославии. Вероятно, и нашим строителям было бы полезно с ним познакомиться.

Теперь о труппе. Наши болгар­ские товарищи создали ряд пре­восходных номеров. Уже сейчас некоторые из них достигли уровня мирового класса.

Среди них турнисты Доновы и Златовы, исполняющие труднейшие упражнения — по десять-двенадцать баноло в темп, сходы при помощи двойных сальто с турника на землю. К тому же в труппе Доновых работает хороший комик, а у Златовых есть несколько просто уникальных трюков: перелет гим­наста с первого турника в руки к ловитору через средний турник, который при этом не снимается; исполнение в руках у яовитора полтора сальто (с ног в руки) и двойного сальто (с рук в руки). Эти рекордные упражнения проде-лываются артистами удивительно легко и красиво. Большие успехи и у партер­ных акробатов. Только в одной труппе три-четыре человека де­монстрируют двойное сальто.

В номере наездников Романо­вых один из артистов стоит на ко­не, в то время как тот берет барь­еры. Мне приходилось читать об этом эффектном трюке, но увидел я его впервые. Эквилибрист Добрич не только поднимается и спускается по мачте, неся на лбу перш с находящейся наверху ар­тисткой. Стоя на манеже, он ба­лансирует на лбу перш, наверху которого укреплен турник. На этом турнике партнерша вращается на спине при помощи рук. Очень ори­гинален номер Ботевых, жонгли­рующих клоунскими колпачками. Артист А. Балканский работает на проволоке без зонта или веера. Он прыгает через стол, делает араб­ское колесо и сальто в кольцо, ко­торое сам держит в руках, и сно­ва приходит на проволоку.

Андрей Николаев - клоун (СССР)

Андрей Николаев - клоун (СССР)

Музыкальные эксцентрики Людмила и Герман Отливакик (СССР)

Музыкальные эксцентрики Людмила и Герман Отливакик (СССР)

Короче говоря, болгарский цирк несомненно добился выдающихся успехов. И в этом очень велика роль старых артистов — и особенно Лазаря Добрича, — охотно пе­редающих свой опыт молодежи. Но перейдем к тому главному, что нас привело в Софию, — к фе­стивалю циркового юмора. Шире всего на нем были представлены клоуны. И среди них прежде все­го следует назвать Тошку Казарова (Болгария) и Андрея Николаева (СССР), по праву разделивших первое место.

Заслуженный артист Болгарской На­родной Республики Тошка КозаровТошку Козарова знают и в наших цир­ках. Это артист незаурядный. Он хорошо исполняет акробатические прыжки и каскады, жонглирует, играет на музыкальных инстру­ментах, показывает фокусы. Еще важнее, что он, исходя из нацио­нальной традиции, нашел свою ин­тересную и оригинальную маску. Тошка действует в манере дере­венского затейника, выступающего на сельской площади в дни праздника. Созданию образа способст­вуют его костюм, немножечко стилизованный и в то же время народный, музыка, танцы. Когда Козаров на арене, кажется что от нее исходит запах луговых цветов и трав. Хорошо, что этот артист не ограничивает себя традиционными сценками, вроде «Бокса», хотя он их хорошо исполняет. Он ищет новое, свое. Вот одна из его оригинальных сценок. Не зная, куда повесить куртку, Тошка, как вол­шебник, рисует на грифельной доске крючок. Минута — и нарисо­ванный крючок становится на­стоящим, и куртка на него пове­шена. В другом случае он, сломав стул, тут же превращает его в мотоцикл. Словом, Тошка — боль­шой умелец. И это качество как нельзя лучше соответствует его маске народного любимца. Не чу­ждается Козаров и слова, иногда злободневного, чаще просто шут­ливого. В общем, это современный артист со своим творческим лицом и репертуаром, который почти це­ликом написан самим исполните­лем.

Андрей Николаев — молодой клоунАндрей Николаев — молодой клоун. На арене он выступает все­го пять лет, после окончания цир­кового училища. Он играет роль жизнерадостного бутуза. Отсюда и его псевдоним — «Андрюша». Это мальчик, немножечко капризный, немножечко избалованный, но ве­селый и здоровый. В общем, при­ятный ребенок. И то, что ребенка играет взрослый человек, придает выступлению особую комедий-ность. Достоинство артиста и в том, что он исполняет только им са­мим созданные номера. Такова сценка с шариками, лопающими­ся после каждого выстрела, из ка­кого бы положения этот выстрел не производился.  В сценке «Балет», изображая балерину, Николаев танцует на пальцах, и в такт музыке падает на спину, чтобы тут же, при помощи специального амортизатора, встать на ноги. Смешна, хотя в некоторых момен­тах излишне натуралистична, сценка борьбы с крокодилом в... ванне. Николаев — умный, образо­ванный, талантливый, много думающий о своей профессии клоун. Несомненно — перспективный ар­тист. Хочется верить, что его по­беда на международном фестива­ле — тот трамплин, оттолкнувшись, от которого он достигнет новых, еще более значительных успехов.

Большого внимания заслужива­ют клоуны из Польши — Двораковский и Кордиум. Они так же, как Козаров и Николаев, хорошо   владеют цирковыми жанрами. Артисты полностью отказались от  буффонной преувеличенности в гриме и костюмах. И это им отнюдь не мешает быть именно цир­ковыми клоунами. Если в костюме Двораковского еще есть какая-то эксцентричность — его пиджак слишком   ярок, — то у Кордиума ее нет совершенно. Он одет весь­ма элегантно: из верхнего карма­на пиджака высовывается даже белый платочек.

Мне лично больше всего понра­вилась сценка, в которой они объ­ясняются в любви и ревнуют, вы­ражая свои чувства при помощи виста. Удачны также акробатиче­ские антре и сценка «Дама на ло­шади», в которой Двораковский выступает в роли зрительницы, первые севшей на коня, но по­ степенно превращающейся в ли­хую наездницу. К недостаткам ар­тистов надо отнести некоторую уховатость, рационалистичность их выступлений. И то, пожалуй, то их номера приобретают под­ час излишне самостоятельное значение и, по существу, никак не связаны с программой.       

Комики Штефи из Венгрии и  Цендарика из Румынии разделили с Двораковским и Кордиумом вторую премию. Это — опытные артисты с давно сложившимся репертуаром. Штефи еще как-то по­пытался обновить свои репризы, хотя и продолжает действовать в облике клоуна-буфф. Цендарика выступает с тем, что он показы­вает много лет подряд. И маска у него все та же — «Чарли Чаплин», только вместо котелка на голове — подобие шляпы. Штефи, вероят­но, один из последних представи­телей классической цирковой кло­унады, его игра естественна, про­ста и в то же время гротескно за­острена. Он весел, этот клоун, склонен к смешным проделкам. Он смеется — все смеются. Он попал впросак — и снова все смеются. Зрители понимают: все, что делает Штефи, — только шутка. Его номе­ра незамысловаты. Он разоблачает фокусника, попадает в машину и вдвое увеличивается в росте. Ар­тист меняет шапки, и каждый раз при этом перед публикой предста­ет другой человек. Штефи охотно прибегает к реквизиту. Он у кло­уна тоже смешной. Например фут­ляр от контрабаса, который не удается уложить, вскакивает, как Ванька-Встанька, и обязательно при этом кого-нибудь ударяет. Тем, кто любит цирк и клоунов, Штефи всегда нравится.

Цендарика актерски, может быть, талантливее всех участников фестиваля. Он хорошо раскрывает чаплиновскую тему маленького че­ловека. Особенно удачна сценка в ресторане: официант, допившийся почти до белой горячки, пытается обслуживать посетителя. Здесь ко­медия все время чуть-чуть прибли­жается к драме. А как хорошо изо­бражает он эквилибриста, не могу­щего удержать перша на плече! Игра Цендарики импровизационна, каждый вечер артист обогащает ее новыми деталями. Он к тому же великолепно исполняет и акроба­тические каскады, которые органи­чески входят в номер.

Может возникнуть вопрос: так почему же Цендарике не дали пер­вую премию? Потому, что на про­тяжении многих лет он не создал ничего нового. И еще потому, что в его номерах много грубого и да­же пошлого, рассчитанного на дур­ной вкус. Кстати, на фестивале вкус из­менял не только Цендарике, но и молодым клоунам, что особенно обидно. Например, болгарские ар­тисты Силаги исполняли такую сценку. Из чемодана течет какая-то жидкость; клоуны пробуют её, облизывают пальцы, спорят — что это? Ром, кагор, шампанское, рис­линг или коньяк? Наконец чемо­дан раскрывают, и тут выясняется, что виной всему собака, сидящая в чемодане... Зрители смеялись. Но неужели такое антре находится в русле современной клоунады! К тому же сценка заимствована артистами у французских клоунов Рико и Алекса.

Кстати говоря, уж очень много было на фестивале повторений, ис­пользования комиками чужого ре­пертуара. Антре «Бокс», например, исполнялось несколькими артиста­ми. Говорят, что «Бокс» — это цирковая классика. Предположим. Но тогда артистам следовало бы найти свою оригинальную интер­претацию этого антре, что сде­лали Козаров или итальянские артисты братья Бизбини. Ведь в некоторых случаях исполнители просто обмениваются ударами, со­провождая все это каскадами. На первое место здесь выдвигается комический трюк сам по себе, без всякой попытки его мотивировать сюжетом или характером персо­нажей.

Еще одно, как мне думается, су­щественное обстоятельство. Немецкие клоуны Джими, Хоти и Джони показали новые антре. И это хорошо. Скажем, остроумно и притом клоунскими средствами решена сцена в ресторане, в кото­рой посетитель требует жалобную книгу, чтобы, как позже выясняет­ся, подложить ее под ножку качающегося стола. Но здесь тра­диционные маски вступают в противоречие с современным содержа­нием. Когда клоуны действуют в пределах абстрактных антре, их условные костюмы не шокируют. Но коли действие приобретает бы­товой характер — визитка, гетры и котелок кажутся удивительно старомодными. Ну, кто в наше время, особенно днем, ходит в ресто­ран в визитке?

И еще одно последнее и, может быть, самое важное замечание. Да­же лучшие участники фестиваля оставались в своих выступлениях по преимуществу в роли только за­бавников. Они не поднимались до философов арены, размышляю­щих о жизни и человеке, что де­лали выдающиеся мастера клоуна­ды — Дебюро, Фуутит и Шоколад, Поль, Альберт и Франсуа Фрат-теллини, Грок, Анатолий Дуров, Виталий Лазаренко. (Вспомним, что и великий Чарли Чаплин не­давно назвал себя клоуном). Недо­статочно звучали на фестивале, наряду с комической, сатирическая и лирическая темы, а они, как из­вестно, облагораживают, поднима­ют клоунаду, делают ее обществен­но более весомой.

Теперь о музыкальной эксцентриаде. Первую премию за лучший номер этого жанра получили советские артисты Людмила и Герман Отливаник. Их номер действительно оригинален. Они играют на эксцентрических инструментах и эксцентрическими  приемами соединяют музыку с жонглированием. К тому же Отливаник на­шли своеобразные взаимоотношения между персонажами: веселая, энергичная, красивая артистка втягивает в цирковое действие своего партнера-увальня, пришед­шего, кажется, из прошлого века. Но у них, думается, есть один просчет: музыка не всегда соответст­вует внешнему виду и поведению персонажей. Почему, например, они исполняют песню об Индоне­зии? Вероятно, Штраус или Легар были бы для них более подходя­щими композиторами.

Три других премированных му­зыкальных номера: Григореску — Румыния (2-я премия), Эмилио и Самбо — Чехословакия и Этвиаш — Венгрия (3-я премия) — весь­ма традиционны. Их исполнители хорошие музыканты и достаточно квалифицированные комедийные артисты. Но построены эти номера по двум схемам. Первая: артист начинает играть, у него отбирают инструмент, потом второй, третий... и так далее. Вторая схема: артисты (или артист) играют, появ­ляется клоун, и его музыка вносит диссонанс. Комика прогоняют, че­рез некоторое время он выходит снова с другим инструментом — и так несколько раз. Характерно, что все три номера имеют одина­ковый финал. Это — человек-ор­кестр, то есть артист играет на не­скольких инструментах одновре­менно. Конечно, у каждого из трех но­меров есть и своеобразие... У Этвиаш самые богатые костюмы, лучший набор инструментов. Эмилио и Самбо охотнее других прибегают к комедийным прие­мам, они талантливые комики. Григореску имели большой успех у публики в значительной мере потому, что исполняли твист, а артистка пела джазовую песенку. Но в общем все три номера нахо­дятся где-то на середине между цирком и эстрадой. Такие номера — и в лучшем и в худшем ис­полнении — мы видели много раз.

Фестиваль выявил застой и од­нообразие музыкальной эксцент­риады. Это должно побудить арти­стов создавать подлинно новатор­ские произведения. У нас, в со­ветском цирке, есть несколько интересных музыкальных эксцентриков: Е. Амвросьева и Г. Шахнин, Морозовские, Петровы, А. Аскеров и Д. Шварцман, Игнатовы. Но их явно мало. В то же время и на наших аренах много арти­стов, остающихся в пределах давно установленных стандартов. Вряд ли это способствует развитию циркового искусства... Среди комических акробатов первый приз получили Мечкаровы (Болгария). Это сильные каскаде­ры. Они сумели «мотивировать» свои падения, удары, акробатиче­ские прыжки. Один из артистов, притворившийся пьяным, затевает веселую возню. В результате все три партнера демонстрируют са­мые невероятные акробатические прыжки и падения. Номер весе­лый, динамичный, актерски выра­зительный.

Вот то самое интересное, что довелось нам увидеть в дни фе­стиваля в Софии. Решено, что та­кие состязания комиков будут проходить здесь регулярно, каж­дые два года. Значит, уже теперь пора готовиться к следующему, чтобы советский цирк снова блес­нул талантами, высокой техникой, оригинальностью номеров.

Ю. ДМИТРИЕВ, спецкор журнала «Советская  эстрада и цирк»

София

Р. S. Между прочим, почему бы не провести такой фестиваль циркового юмора у нас в стране, только для на­ших артистов. Его можно было бы устроить не обязательно в Москве, а, скажем, в Одессе или Саратове, Омске или Кемерове. Ом несомненно имел бы успех, заставил нашил клоунов под­тянуться, создавать ковое и тем са­мым обогатил бы цирковое искусство.

Ю. Д.

Журнал Советский цирк. Март 1966 г.

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100