В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Колеснице нужны колеса

Минуло много лет с тех пор, как состоялось Всероссийское творческое совещание по вопросам эстрады.

Оно проходило в Кремлевском театре. Поднимались самые острые, самые неот­ложные вопросы. Бурные заседания. Глубокие и полемические доклады. Выступали крупнейшие масте­ра эстрадного искусства. Разгорались темпераментные споры, сталкивались мнения, суммировался опыт. Все дни совещания были поиском, устремленным в буду­щее, обоснованием того нового и прогрессивного, что требует осмысления, авторитетного суждения и под­держки. С высокой трибуны говорилось о высокой гражданской ответственности эстрадного искусства, о его большой воспитательной роли.

И что же? Прошло шесть лет... Важный, принци­пиальный разговор, состоявшийся в те дни, повис в воздухе. Материалы совещания не обобщены и не вышли за пределы шкафов. А ведь они могли поло­жить начало разработкам теории эстрадного искусст­ва. Но работники Министерства культуры, руководите­ли эстрадно-концертных организаций не сочли нужным воспользоваться материалами совещания, итогами его работы, наконец, тем духовным подъемом, который охватил и окрылил тогда всех его участников. Советская эстрада — самое массовое, после кино, искусство. Количество ее зрителей уже достигает вось­мизначных чисел и продолжает увеличиваться из го­да в год. Кривая роста посещаемости эстрадных кон­цертов не знает понижений и спадов. Нужно ли более веское доказательство любви народа к этому искус­ству! И вот тут-то мы встречаемся с парадоксом. Это мас­совое искусство не имеет ни своей общей теории, ни теоретических обоснований жанров. Нет у эстрады своей исторической литературы. Теория и история эстрадного искусства были и остаются целиной. У него почти нет мемуарных и монографических изданий. А отсутствие даже элементарных историко-теоретиче-ских основ порождает длинную цепь больших и ма­лых  проблем.

Вот, например, вопрос кадров. Казалось бы, какое имеет он отношение к теории искусства? Тем не менее, нетрудно проследить причинную связь. Сколько лет не сходят с повестки дня концертных организаций во­просы подготовки артистов дефицитных жанров (кон­ферансье, куплетистов, фельетонистов). И сколько бы о них ни говорилось, они не решаются. Ряды мастеров разговорного жанра пополняются самотеком. Ведь нельзя же назвать серьезным пополнением считанные единицы выпускников Всероссийской творческой ма­стерской эстрадного искусства, учебный план которой фактически сведен к созданию номера или обновле­нию репертуара. Да и можно ли без эстрадной «про­фессуры», научной методологии, учебных пособий, да­же без элементарных учебников по теории, истории и технологии эстрадных речевых жанров всего-навсего через год выпустить профессионального артиста!

Другой пример. Приходит в концертную организа­цию молодой артист, избравший профессию конферан­сье. Что может он взять на вооружение из арсенала этого жанра? Из каких источников почерпнет он опыт, познает специфику и сложнейшую технологию кон­феранса? Предоставленные сами себе, начинающие конферансье осваивают свою профессию эмпирически, заново «изобретают велосипеды», работают с оглядкой на старших коллег, заимствуя (вольно или невольно) их приемы, манеру поведения, а иной раз, что греха таить, и репертуар. Так вырабатывается некий стан­дарт, серийность облика. Сходство переходит в тожде­ство безликости. И не случайно, кстати, важный на эстраде жанр конферанса стал как бы растворяться в других сати­рических формах. А стирание границ жанра чревато его полным исчезновением. И это уже просматривает­ся в так называемом «универсализме» некоторых кон­ферансье. Не владея искусством своего жанра, такой «универсал» и поет, и пляшет, читает и жонглирует, исполняет куплеты и фельетоны, изображает чуть ли не целый оркестр, обнаруживая при этом скорее ди­летантство, нежели многогранность таланта. Спору нет, жанр конферанса должен развиваться и качественно обогащаться, но только в нормах, свойственных его природе. А вот этих-то норм никто не определяет.

Не в лучшую сторону изменяется и куплетный жанр, исконный на эстраде. Теряя свою былую авто­номность, он все больше становится вспомогательной частью конферанса. А ведь задиристая, веселая фор­ма куплетного диалога всегда вносила оживление, разнообразила, «приперчивала» программу. Словно «шагреневая кожа», убывает из концертных программ злободневный публицистический фельетон, позволяющий исполнителю использовать богатую палитру героико-патетических и остросатирических кра­сок. Кто сейчас откроет молодым «секреты» этой тя­желой артиллерии эстрады, бившей по крупным це­лям? На конкурсах артистов эстрады реже других полу­чают лауреатские места исполнители из речевой группы. И никто всерьез не поверит, что оскудела мо­лодежь талантами. Нет, не оскудела. Суть в другом. Надо создать молодежи благоприятные условия и, в первую очередь, помочь ей усвоить богатые традиции и опыт, накопленный мастерами речевых жанров. Многие недуги сегодняшней эстрады — хронические и скоротечные — обусловлены теоретической ее бес­призорностью, отсутствием научных критериев каче­ства, которые позволяли бы профессионально судить об истинной и мнимой художественности, о новаторст­ве и эпигонстве, отделять бойкий дилетантизм от подлинного мастерства. Законы сложного синтетического искусства эстрады ждут своих исследователей, анали­тиков, ученых. Необходимы глубокие труды по эстрадоведению.

Знание специфических закономерностей того или иного жанра должно быть мерилом в работе артистов, режиссеров, драматургов, композиторов и художников. Особенно тех, кто с высокомерием и необычайной лег­костью взглядов на эстрадное творчество решает ис­пробовать в нем свои силы. Не этим ли объясняются провалы и неудачи некоторых постановщиков за последние годы? Отсутствие теоретических основ эст­радного искусства плодит невежество, вкусовщину, открывает простор для субъективистских оценок, дилетантских суждений. Не трудно представить, какой вред в каждом отдельном случае наносит это эстрадно­му искусству!

Было бы, однако, несправедливостью утверждать, что передовая часть эстрадных деятелей равнодушна ко всему этому. Ведущие мастера давно убеждены, что пора покончить с нигилистическим отношением к их искусству, что пришло время конструктивных действий. Для этого необходимы объединенные усилия, планомерные и целенаправленные. Нужен обществен­ный научно-художественный центр, который взялся бы всерьез за создание эстрадной историко-теоретиче-ской литературы, марксистско-ленинского эстрадоведения. А ведь попытка создания такого центра уже была. И не вина его организаторов, что он прекратил свое существование. Речь идет о художественном научно-методическом кабинете, созданном в 1961 году. Орга­низовало его Всероссийское гастрольно-концертное бюро с ведома и согласия Министерства культуры РСФСР. На призыв принять участие в работе этого кабинета сразу откликнулись концертные организации всей страны. Киевская филармония аккредитовала постоянным корреспондентом своего режиссера. Из Омска обещали выслать материалы по проведению первого сельского праздника «Песня на целине». Люди из разных мест заявляли о своем намерении тотчас включиться в работу.

Деловой практический настрой был и у организато­ров кабинета. В состав редакционно-творческого Со­вета вошли виднейшие представители всех жанров эстрады, авторитетные искусствоведы, критики, работа ники печати. Во главе его встали — Н. Смирнов-Со­кольский, Л. Утесов, Ю. Дмитриев, В. Познанский. Ка­бинет наметил темы для постоянной выетавки — «Географическая карта гастролей эстрады», отыскав много документальных фотографий. В здании Зелено­го .театра на ВДНХ ему выделили две комнаты и ме­сто для хранения архивов. Работа началась... Но всем этим благим начинаниям и добрым наме­рениям не дано было осуществиться. В самый разгар работу приостановили, а вскоре и вовсе свернули из-за отсутствия якобы средств (хотя смета на год составля­ла всего 500 рублей). Возможно во всем этом сыграли свою роль неведомые простым смертным, так назы­ваемые «внутриаппаратные соображения». Здесь не место и не время в них разбираться. Важно лишь вспомнить, что нашлись тогда реальные и действенные силы, которые хотели и могли взять на себя ответст­венность за постановку и разработку проблем эстрадной эстетики, за составление истории эстрады.

К глубокому прискорбию, за прошедшие годы из несостоявшегося Совета навсегда выбыли Н. Смир­нов-Сокольский, Н. Першин, М. Гаркави, Г, Ярон, Н. Степанов. Невозместимая утрата! Ведь «живая исто­рия» эстрады воплощена в ее корифеях, основополож­никах, ветеранах. К счастью, многие из них здравству­ют сейчас и могут оказать бесценные услуги в создании золотого фонда первоисточников по истории нашего искусства. Дорожить каждой крупицей живых фактов, наблю­дений, свидетельств становления и борьбы новых сил на эстрадных подмостках, бережно и внимательно по­полнять этот фонд, памятуя, что потери необратимы, — наш гражданский и моральный долг. Надо безотлага­тельно начать сбор, систематизацию, хранение мате­риалов, охватывающих полувековую историю нашего эстрадного искусства. В первую очередь — обратиться к личным архивам, дневникам, неопубликованным ру­кописям, стенограммам, официальным документам. Если же учесть, что большинство из написанного для эстрады не публикуется, оставаясь в сфере устного творчества, то большой интерес, как мне думается, представляет и весь репертуар от Октябрьских до на­ших дней.

Чем полнее удастся собрать уникальные историче­ские документы, тем шире и нагляднее представится картина эволюции эстрады, формирования ее тради­ций, тем поучительнее станет для наших современни­ков эстафета эстрадных поколений. Вот почему как можно скорее должен быть восстановлен или вновь создан творческо-методический центр со своим право­вым статутом. Думается, что на этот раз целесообраз­нее ввести его в систему Министерства культуры СССР, так как в создании такого центра заинтересованы эст­радные организации всех республик. Шесть лет, отделяющие нас от первого (и пока единственного) творческого совещания по вопросам эстрады — срок немалый. Давно пора оглянуться назад, подвести итоги пройденному, подсчитать наход­ки и потери, сделать прогнозы на будущее. К тому же, наверное, приспело время Второго Всероссийского, а, может быть, Первого Всесоюзного совещания по проблемам эстрадного искусства. Подготовка к нему мобилизовала бы все творческие силы для достойной встречи славного юбилея Советской власти.

Помнится, с трибуны нашего первого большого фо­рума Николай Павлович Смирнов-Сокольский с ра­достным волнением говорил об эстрадной колеснице, достигшей Кремлевского театра. Но без теории эст­радного искусства, без обобщения и изучения полуве­кового опыта его мастеров мы рискуем оставить эту колесницу без колес.
 

Э. ШАПИРОВСКИЙ

Журнал Советский цирк. Март 1966 г.

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100