В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Кругом 13

На цветастом ковре, покрывающем манеж старого Московского цирка, нарисованы усатые зеленоглазые коты разнообразных мастей: черные, красные, желтые, синие... Общим числом тринадцать.

С начала сентября здесь идет представление под загадочным названием «Кругом 13». И что самое любопытное, действительно — кругом тринадцать. Тринадцать метров имеет в диаметре арена. Адрес цирка — Цветной бульвар. 13. Ходит туда троллейбус по маршруту номер 13. В программе 13 номеров, считая клоунов. Коверных тоже 13 — одиннадцать дебютантов из клоунской студни старого Московского цирка, да Юрий Никулин и Михаил Щуйднн. Прямо-таки «роковая» цифра.

Если оставить в стороне юмористический смысл такого названия циркового спектакля (а "ход", конечно же, придуман авторами очень точный и смешной), то можно говорить на эту тему и всерьез. Так что новая программа, высмеивающая веру в дурные, а равно и добрые приметы. делает и некое воспитательное дело. Посмеяться над глупостями, вроде черных кошек, счастливых трамвайных билетиков и магической силы цифры 13, всегда полезно. Верить надо только в себя, что и утверждается в песенке В. Махлянкина на стихи А. Внукова, с которой начинается представление, поставленное главным режиссером Московского цирка народным артистом РСФСР Марком Местечкиным.

Бороться с пережитками в сознании отдельных граждан режиссер пригласил любимых публикой артистов, среди которых народный артист СССР Юрий Никулин и заслуженный артист РСФСР Михаил Шуйдин, иллюзионист заслуженный артист Северо-Осетннской АССР Эмиль Кио, воздушная гимнастка заслуженная артистка РСФСР Валентина Суркова, дрессировщики Антонина Польди и заслуженный артист РСФСР Борис Манжелли, жонглеры на лошадях лауреаты Всесоюзного смотра новых произведений циркового искусства Ирина. Владимир и Игорь Тепловы, исполнительница упражнений с хула-хупами лауреат Всесоюзного смотра артистов эстрады Тамара Симоненко...

Не случайно под крышей Московского цирка собрались вместе именно эти люди. Веселая, легкая, красивая, говоря проще, очень цирковая эта программа: в ней сочетаются любовь к старинному искусству манежа, понимание законов классических жанров арены и точное чувство нашего сегодняшнего времени.

Это, конечно, не просто — свести воедино традиционность и современность, переплести лучшее из того, что оставил нам цирк прошлого, с темпераментным ритмом наших дней. Марк Местечкин как постановщик представлений тяготеет как раз к такому синтезу, когда апробированное, проверенное десятилетиями сливается с новым, вчера еще,  как говорят, «носившимся в воздухе».

И. кстати, о воздухе. В программе «Кругом 13» участвуют дагестанские канатоходцы "Леки" под руководством заслуженного артиста Дагестанской АССР Ахмеда Абакарова. В их «воздушных приключениях» гармонически сочетаются «преданья старины глубокой» и вполне новые веяния.

Перед началом их выступления инспектор манежа Завен Мартиросян объявляет: «Выпускники старого Московского цирка 1974 года...». В самом деле, номер "Леки" подготовлен незадолго до премьеры режиссером Виктором Плинером при активной помощи Марка Местечкина. Но участников аттракциона никак нельзя считать новичками на арене. Все они уже много лет работают в цирке.

Существуют у нас две славные и весьма почтенные династии дагестанских канатоходцев, вышедшие из знаменитого горского аула Цовкра. Однажды — это было в тридцатых годах — на традиционном празднике в родном ауле, который всегда заканчивается состязаниями отважных канатоходцев, первое место заняли два молодых человека: Рабадан Абакаров и Яраги Гаджикурбанов. Вскоре цовкринские чемпионы начали работать в цирке.

И вот теперь на стальном тросе, натянутом на высоте восьми с половиной метров над старым московским манежем, выступают дочери Яраги Гаджикурбанова — Айшат, Зулейхат, Патимат и Изумруд вместе с племянником Рабадана Абакарова Ахмедом Абакаровым и Александром Медниковым.

Номер этот смотрится с неослабевающим интересом. Но прежде всего о трюках. Ахмед несет на вытянутой руке Айшат, которая выпрямившись, как струна, стоит на одной ноге в петле, прикрепленной к кисти Абакарова. При этом Ахмед держит тяжелый шест-балансир одной рукой. С такого эпизода аттракцион начинается. Потом Айшат становится в стойку на одной руке, упираясь в лоб Ахмеду, и так он идет по проволоке. Медников крутит на канате сальто с пируэтом. А все та же Айшат, верхняя в колонне из трех, делает сальто назад на плечи Ахмеду. В финале Ахмед несет выстроившихся на нем в три яруса всех четырех сестер Гаджикурбановых (вместе с тяжелым балансом — это более четверти тонны)...

В иных номерах впечатление от незаурядных трюков заметно снижается из-за того, что артисты невыносимо долго готовят их. У Абакаровых этого нет. Как они успевают — непонятно, но номер их —- беспрерывное движение, ровное, как течение реки.

«Леки» — удивительное зрелище, в котором поражает не что-то в отдельности, а весь этот маленький спектакль с его завязкой, кульминацией и развязкой, с четко найденным сочетанием элементов танца и акробатики, немыслимого чувства равновесия и легкого привкуса риска. Рассказ о номере будет не полным, если не сказать еще об одном его достоинстве. Четыре красавицы-сестры и два молодых человека превосходно выглядят в воздухе. Они красивы. а это тоже не последнее дело для цирка.

Прибавляет обаяния аттракциону и музыка, специально написанная Мурадом Кажлаевым, в которую входит обработанная композитором народная лакская песня.

—    Не страшно ли зам на канате? — с этого вопроса начался наш разговор в один из вечеров вскоре после премьеры.
—    На репетициях иногда побаиваемся идти на новый трюк, — честно призналась Айшат.— А когда выходим к публике, то страх исчезает совсем. Думаешь только о том, что ты должна делать сейчас, в ближайшую минуту.
—    Иногда уже после представления, особенно если случилась какая-то накладка, пугаешься "задним числом", — добавила Зулейхат.
—    Страшиться надо только равнодушных глаз зрителей.— поставил «точку» Ахмед.
—    Как вы относитесь к так называемой «продаже работы»? — продолжал расспрашивать я, имея в виду манеру иных артистов нарочно изображать, что трюк не получился, стараясь таким образом заставить зрителей сопереживать, волноваться.
—    Мы не любим этого, — ответил Ахмед. — Обычно к таким приемам прибегают, чтобы искусственно повысить интерес публики к трюку, выполненному якобы с трудом, из последних сил. Играют на доброте и отзывчивости зрителей. Если вы — мастер в своей профессии, то зам нет нужды вводить в заблуждение окружающих, "набивать себе цену". А главное, растет наш цирк, растет и понимание публик, что хорошо, а что не очень...
—    Есть такое понятие «психологическая совместимость». Как у вас в номере обстоят дела с этим?
—    Мы ведь горный народ — лакцы, — сказала в ответ Айшат. — Темпераментные, горячие, да еще и родственники. Отгадайте загадку: четыре сестры да две супружеские пары — это сколько человек? Шесть. Так  вот, бывает, и поспорим, особенно, когда обсуждаем новые трюки. Пока мы репетировали в Московском цирке, у нас был, так сказать, третейский судья, человек бесспорно всеми нами уважаемый и желающий нам только добра - Виктор Львович Плннер. Его мнение всегда было окончательным. И не потому, что он режиссер, а мы артисты, просто он со своим тонким вкусом и пониманием природы цирка обычно бывал прав. И умел нас убедить, уговорить, а порой и утешить.
—    А ассистентом режиссера у нас была Айшат, — вступила в разговор до сих пор молчавшая Изумруд.— Она у нас самая опытная, и с выдумкой у нее очень здорово.
—    За что вы любите вашу работу? — спросил я на прощание.
—    Это мужественный жанр, он требует от артиста постоянного присутствия духа,— ответил Ахмед.
—    Не могу жить без "воздуха", когда я под куполом, испытываю необыкновенное ощущение. Полет!.! — сказала свое слово Айшат.

В коридоре за кулисами бегала маленькая Мальвина, дочка Ахмеда и Айшат. На правах уже знакомого человека я поинтересовался:

—    А кем ты станешь, когда подрастешь?
—    Артисткой! — ответила она без тени смущения и убежала по своим веселым делам.

И я подумал, что эта девочка, в пять лет умеющая делать шпагат и лучше иных взрослых понимающая тонкости искусства канатоходцев, станет, конечно же, не просто артисткой, а хорошей артисткой. Хотя бы для того, чтобы быть достойной своих родителей, как сами они достойны родоначальников династий из аула Цовкра.

Тем временем, пока шел наш разговор, спектакль «Кругом 13» успел подойти к концу, и репродукторы разносили по цирку песенку, которая до странного соответствовала моим мыслям. «Если может, словно птица, человек под купол взвиться, — это цирк. Если клоун без улыбки достает слона из скрипки, - это цирк. Если лошадь черной масти снимет фрак и скажет "Здрас-сте!— это настоящий цирк!"

Когда я уходил из цирка через служебный подъезд, мимо меня шмыгнул здоровенный черный кот. Я даже не испугался, так как понял, что этот «хищник» наверняка состоит в труппе и кормится на конюшне из одной миски со львами. Для таких штук его и держат — это цирк.



С. ВИШНЯКОВ

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100