В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Литература эстрады

Советская эстрада — массовое и любимое народом искус­ство. Искусство мобильное и вездесущее.

Действующее в интересах коммунистического воспитания народа во всех уголках необъятного Советского Союза: от западных границ до рыбачьих поселков на Сахалине, от горных пастбищ на юге до ледовых станций на Северном полюсе. Однако, несмотря на богатое историческое прош­лое, на значительное настоящее, научной, методиче­ской, монографической, учебной, теоретической литературы, по которой можно было бы изучать эстрадное искусство, у нас, в сущности, нет. Театроведы, литературоведы, профессиональные критики вопросами эстрадного искусства не интересуются,   об   эстраде   не   пишут. А ведь какое необъятное поле деятельности представляет история, теория и практика эстрадного искусства! Все это почти совсем неисследованные «белые пятна».

В данной статье речь будет идти о литературе для эстрады. О художественной литературе, составляющей ее репертуар. А репертуар, как известно, определяет содержание и идейно-художественный уровень всех зрелищных искусств. Начать этот разговор опять придется с упрека в адрес театроведов   и   литературных   критиков.

К сожалению, у нас до сих пор еще очень и очень мало серьезных статей (мы уже не говорим — книг) профессио­нальной литературной критики о произведениях, созданных для эстрады. Трудно назвать хоть один подробный, внима­тельный и квалифицированный анализ эстрадного произведения. Обычно в рецензиях на эстрадные программы репертуар «разговорников» зачастую только зло критикуется. При этом часто употребляются такие эпитеты: «мелкотемье», «безвкусица», «старые  анекдоты»,  «пошлость»,  «халтура». Разве могут подобные недоброжелательные, поверхност­ные «рецензии» помочь авторам в их трудной работе над эстрадным репертуаром? Ведь без доброжелательного и тщательного разбора произведений, без выявления поло­жительных образцов, которые могли бы служить эталонами, без обстоятельного и доказательного разбора наиболее характерных плюсов и минусов эстрадного репертуара очень трудно растить литературу эстрады. Выпалывая чер­тополох, одновременно нужно заботливо выхаживать и под­держивать ростки здорового и нужного.

Отсутствие критических анализов в какой-то степени объясняется и тем, что произведения, написанные для эстрадного исполнения, или нигде не печатаются, или печатаются через год-два после их создания и то главным образом в сборниках для самодеятельности, которые почти никогда не попадают в орбиту внимания профессиональной литературной   критики. Сложность анализа многих эстрадных произведений за­ключается также в том, что их трудно рассматривать вне актерского   исполнения. Например, куплеты и песенки на внешнеполитические темы Ильи Набатова нельзя только читать. Их нужно обя­зательно слушать и именно в его исполнении. Некоторые произведения,   исполняемые   Аркадием  Райкиным,   трудно правильно оценить, не видя яркой сатирической маски, от имени которой они произносятся, не слыша выразительных райкинских   интонаций. Подобных примеров можно привести много. Эта неразрывлость репертуара и исполнения составляет одну из спе­цифических особенностей литературы эстрады, когда «пьесу» нельзя отделить от «театра».

Не говоря уже о И. Набатове и других артистах, кото­рые сами пишут репертуар для себя, большинство ведущих эстрадных артистов активно и творчески участвуют в рабо­те с авторами над созданием своего репертуара. Среди них в первую очередь необходимо указать А. Райкина, П. Муравского, Л. Мирова и М. Новицкого, М. Миронову и А. Менакера, Р. Зеленую, П. Рудакова, из более молодых — А. Лившица и А. Левенбука, Л. Усача и некоторых других артистов. Только в творческом содружестве автора и артиста мож­но добиться, чтобы каждый артист выступал «в своем ре­пертуаре». Далее, если в большой пьесе драматург имеет воз­можность раскрыть образы своих героев, показать развитие их характеров, то у эстрадного писателя такой возмож­ности   нет. Эстрада зачастую бывает театром одного актера, при­чем, как правило, говорящего от первого лица или от имени образа, маски, как это делает Аркадий Райкин и мно­гие другие, или от своего имени — советского артиста и гражданина, как это делал Н. П. Смирнов-Сокольский и как до сих пор работает П. Л. Муравскяй и многие наши конферансье. И еще — длительность действия эстрадной «пьесы» не­редко должна быть ограничена 5—10 минутами, а иногда она   «укладывается»   в   минуту.

Естественно, что тут трудно требовать всестороннего развития образа, глубокого и полного раскрытия темы. Кроме того, очень часто в одном эстрадном фельетоне под­нимается целый ряд тем как позитивных, так и сатириче­ских. Однако при всех этих особенностях произведения, соз­даваемые для эстрады, являются произведениями художе­ственной литературы и к ним должны предъявляться те же идейно-художественные требования, что и к произведениям   других   жанров. Приглашая писателей и критиков принять участие в об­суждении поставленных вопросов, ми хотим выделить в каче­стве специальных требований к эстрадному репертуару и эстрадным  писателям три основных.

Первое требование:

УТРОМ В ГАЗЕТЕ, ВЕЧЕРОМ В КУПЛЕТЕ

Это один из старейших законов эстрадного искусства. Актуальность и злободневность произведений, их связь с жизнью народа, с тем, что сегодня интересует и волнует нас больше всего, их четкая и верная идейная направлен­ность — для эстрады так же обязательна, как и для газеты. Говоря об актуальности, мы, конечно, имеем в виду не только события сегодняшнего дня, а современность во всей ее многогранности. Даже «вечные» темы — любовь и друж­ба, ревность и зависть, самоотверженность или эгоизм — должны освещаться с позиций морального кодекса строите­лей   коммунизма.

В Программе Коммунистической партии записано, что:

«Главная линия в развитии литературы и искусства — укрепление связей с жизнью народа, правдивое и высоко­художественное отображение богатства я многообразия со­циалистической действительности, вдохновенное и яркое воспроизведение нового, подлинно коммунистического и об­личение всего того, что противодействует движению обще­ства   вперед». А отсюда вывод: писатель, работающий для эстрады, должен быть в гуще сегодняшней жизни, постоянно чувст­вовать ее пульс, правильно понимать и деятельно проводить в жизнь политику Коммунистической партии и Советского правительства. Причем решать эти задачи писатель должен средствами своего оружия — остро, эмоционально, весе­ло — одним   словом,  по-эстрадному.

А отсюда и второе требование:

НЕТ ПЛОХИХ ЖАНРОВ, КРОМЕ СКУЧНЫХ

Популярное изречение, как будто специально сказанное об эстраде —искусстве ярком, жизнерадостном, остром и   веселом. Юмор во всех его проявлениях — от едкого сарказма я гневной сатиры до безобидной шутки и лирической улыб­ки — органически присущ эстраде. Он присутствует во всех ее жанрах. Но особенно обязателен он в произведениях, которые пишутся для артистов, играющих скетчи и миниа­тюры, исполняющих интермедии и репризы, читающих фельетоны и юмористические рассказы, для музыкальных сатириков и конферансье — словом, для всех, кто работает в   разговорных   жанрах. Юмор — острое оружие, помогающее бороться со всяки­ми злоупотреблениями, пороками и недостатками, которые мешают нашему коммунистическому строительству, обли­чающее все то, что противодействует движению общества вперед. Здесь уместно поставить на обсуждение еще один вопрос.

Авторов эстрадных произведений нередко упрекают в мел­котемье. В том, что объектом сатиры часто являются второ­степенные, нетипичные явления и недостатки нашей дей­ствительности. В какой-то степени этот упрек верен. Дей­ствительно, осмеянию чаще всего подвергаются явления, не решающие важные проблемы государства и не массовые, а, скорее, мелкие, часто не типичные для нашей жизни. Однако нельзя упрекать нашу сатиру в том, что ее объекты, цели против которых она направлена, не очень крупны. Это взяточники, хулиганы, очковтиратели, тунеяд­цы, жулики, равнодушные люди, пьяницы, сектанты и пр. Они не типичны для нашего общества, но они еще суще­ствуют, а потому являются законной мишенью для сатири­ческих  стрел. Сатира — один из помощников партии в выявлении и критике недостатков нашей внутренней жизни, а эстра­да — один из наиболее действенных ее отрядов.

Не случайно Никита Сергеевич на совещании передови­ков сельского хозяйства в Воронеже, отмечая конкретный недостаток, указал: «Ведь, если об этом узнают Тарапунька со Штепселем, они разнесут этот ваш «опыт» на всю страну (смех в зале). И посмеются же люди над новым способом уборки стеблей кукурузы у вас под Воронежем (веселое оживление)». На ноябрьском Пленуме ЦК КПСС Никита Сергеевич опять говорил: «Сатира, товарищи, свое дело делает. И поэтому тех, кто трудится без напряжения, полезно бы­вает немножко высмеять, ужалить. Это будет освежать кожу, прочищать поры, чтобы кожа дышала...» Что сатира необходима — давно уже ясно для всех. Еще Н. В. Гоголь говорил: «Смеха боится даже тот, кто уже ни­чего   не   боится». Но дело не только в том, о чем писать, хотя главным, конечно, является цель, против чего и за что автор борется. Не менее важно, как будет написано, то есть острота, сила и действенность применяемого оружия. Безусловно необходимо, чтобы авторы не повторяли из произведения в произведение однажды найденную форму, прием, поворот в раскрытии темы. Чтобы всегда искали новое, а не топта­лись   на   месте.

Дело это трудное, не всегда и не все удается, каждый автор хочет написать хорошо. Но мало хотеть, нужно еще и уметь. Качество произведений прежде всего зависит от профессионального мастерства писателя, от владения им данным жанром, от знания специфики эстрады.

А следовательно, и третье:

ДЕЛО МАСТЕРА БОИТСЯ

Так же как нельзя быть хирургом, не зная анатомии человеческого тела (не говоря уже о многом другом), так же нельзя быть хорошим профессиональным писателем, не зная законов того жанра, в котором работаешь. При любой сте­пени талантливости профессиональные знания и мастерство являются обязательным условием работы писателя, а на эстраде  особенно. Каждый жанр имеет свои законы. И эпиграмма, и частушки, и куплет могут состоять из четырех стихотворных строк, но принципы их построения различны. И рассказ, и монолог, и фельетон представляют собой произведения, которые один артист может рассказать со сцены зрителям. Однако это произведения разных жанров. Их драматур­гия, стиль, манера, лексика — все другое. Все особенности каждого жанра нужно не только знать, но и профессио­нально, мастерски владеть ими.

Следует признать, что не все эстрадные авторы в долж­ной степени владеют профессиональным мастерством. Среди их произведений встречаются и неглубокие по содержанию, неинтересно или ошибочно решенные по форме, записанные не на высоком литературном уровне. Недостатки всякого рода можно обнаружить в любом жанре искусства и литературы. Особенно, если их рассмат­ривать с этой целью. Положительных примеров гораздо больше, но для некоторых критиков это менее интересно, так как менее остро, менее сенсационно. Однако это нужно. Хорошая работа, правильно оцененная, вызывает естествен­ное желание равняться на нее.

Для литературы эстрады, несправедливо обойденной обстоятельным разбором ее работы, серьезное внимание особенно   необходимо. Второе, о чем нужно сказать ясно и без обиняков, — это недостаточно уважительное отношение к эстрадному искус­ству, к эстрадным писателям. Когда речь идет об эстрадных произведениях, то многие в лучшем случае отмахиваются; «Ах, это малые формы!» А ведь среди писателей, работаю­щих для эстрады, есть не только способные, но и талантли­вые люди, которые в своем жанре делают такую же полез­ную работу, как поэты или беллетристы в своем.


Н. БОЛБЕРГ

Журнал Советский цирк. Август 1964 г.

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100