В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Люблю читать ребятам

Свыше сорока пяти лет выступаю я как детский чтец. Из них тридцать — вместе с моим другом и партнером Петром Михайловичем Ярославцевым. Опыт накопился немалый.

И вот этим опы­том— творческим и организационным — хочется поделиться с читателями, а глав­ным образом с товарищами по профессии. Первое и основное. Невозможно пере­оценить значение искусства художествен­ного чтения для детей. Нет большего удо­вольствия для ребенка, чем послушать сказку, рассказ, стихотворение. Я не знаю, правильно ли с педагогиче­ской точки зрения кормить ребенка кашей вместе со сказкой, но я знаю, что практи­чески это так и происходит. Надоевшая манная каша с удовольствием проглаты­вается под бабушкину сказку. Это вечно, как вечна и сама народная сказка.

Сколько добра и пользы принесли де­тям такие сказочницы, наши Арины Родио­новны, как покойная Вера Ивановна Фун-тикова — блестящая исполнительница рус­ских народных сказок, Мария Дмитриевна Курская — «тетя Маша», которая и сегодня является любимицей дошколят, и многие, многие другие-Дети подрастают. Становятся школьни­ками. На смену сказке приходят произве­дения ведущих детских писателей и поэ­тов — Чуковского, Маршака, Квитко, Ми­халкова, Барто, Кассиля. И чем старше ста­новится человек, тем все большее и боль­шее наслаждение приносит ему звучащее слово.

У нас много отличных чтецов — Д. Жу­равлев, С. Кочарян, Э. Каминка, Я. Смолен­ский, О. Беюл, А. Перельман, В. Токарев и другие. Но они в основном читают для взрослых, а не для детей. Есть ли у нас ар­тисты-чтецы для младших и средних школь­ников, подлинные энтузиасты своего дела, и нужны ли они? Да, есть. Так, например, Московская филармония при содействии отдела народ­ного образования организовала в школах столицы цикл абонементных литературных концертов. В 110 школах проводится свы­ше двухсот абонементов, в каждом из ко­торых по пять-шесть литературных кон­цертов.

В репертуаре литературно-чтецкого от­дела Московской филармонии около двух­сот программ для детей. Но все это не удовлетворяет полностью запросы москов­ских школ, число которых все время рас­тет. Что же касается второго вопроса — нужны ли специально детские чтецы, — то они, по-моему, нужны не в меньшей мере, чем детские театры, детская эстрада, дет­ская опера, а главное, детская литература со своими детскими писателями и особым детским издательством.

Замечательный польский педагог и пи­сатель Януш Корчак писал в своей книге «Когда я снова стану маленьким»: «Вы го­ворите: «Дети нас утомляют». Вы правы. Вы поясняете: «Надо опускаться до их по­нятий». Ошибаетесь. Не от этого мы устаем. А оттого, что надо подниматься до их чувств». Детские чувства не связаны ни условия­ми, ни условностями — они раскрепощены. Посмотрите, как самозабвенно играют дети во дворе. Игра для них не отдых, не заба­ва, а дело, которому они отдаются цели» ком.

Я очень люблю читать, рассказывать детям. Они покоряют меня своим умением слушать. Они, как никто, умеют зарази­тельно и от души смеяться в веселых ме­стах и грустить в печальных. Очень точно об этом сказал писатель В. Каверин в кни­ге «Двойной портрет»: «Мне всегда каза­лось, что дети серьезнее нас м что литера­тура для них дело, а не развлечение». Быть искренним — не притворяться, не сюсюкать, а разговаривать с детьми ува­жительно, как с равными, ни в коем случае не снисходить до них (дети не выносят фальши, нарочитости), а завоевывать их внимание, сочувствие — умечи* сложное и ответственное.

Упустил их внимание — пиши пропало. Я был свидетелем, как очень уважаемая актриса, читая школьникам поэму Марга­риты Алигер «Зоя», чересчур сильно «пе­реживала» (точнее, пережимам). Сидящий рядом со мной вихрастый парнишка, сост­роив гримасу, иронически сказал: «Ах, она умира-а-ет!» И столько снисходительности было в его интонации, что все ребята фыркнули. Выступление актрисы было испорчено. Нет, он не был озорником, этот парнишка, он просто очень точно почувст­вовал фальшь и нарочитость. Еще один принципиально важный оп­рос — о чтении стихов. Многие актеры пе­регружают стихи логическим интонациями и эмоциональными красками настолько, что ломают точный стихотворный ритм, превращая зачастую стихи в рифмованную прозу.

Как-то С. Маршак сказал мне: «Вы слиш­ком увлекаетесь раскраской слова, стихи надо любить бескорыстно». Этому беско­рыстию надо учиться у детей. Послушайте, как увлекательно и ритмически точно чи­тают стихи дети. В прекрасной книге К. Чуковского «От двух до пяти» много го­ворится об органической способности де­тей жить стихом, ощущать его природу. Всю свою актерско-чтецкую жизнь я стараюсь научиться этой ритмической точ­ности. И только тогда, когда мне удается передать мысль и эмоционально-образную суть произведения в гармоническом соче­тании   со   стихотворной   формой, — только тогда я и, смею вас заверить, мои юные слушатели получаем удовольствие и удов­летворение.

И еще об одной весьма важной особен­ности выступления чтеца перед детской аудиторией. Выдумка, изобретательность, загадка, неожиданность, контрастность — все это при обязательном соблюдении про­стоты и естественности. Приведу пример. Как-то мы с Петром Ярославцевым зашли к Маршаку. Самуил Яковлевич очень по-доброму относился к нам и часто приглашал к себе послушать новые стихи. Так сказать, с пылу, с жару. В руках у меня Маршак увидел свернутый в трубку плакат. Это был проект афиши для детей. Он заинтересовался им.

Кроме текста на афише были две фото­графии. Моя с серьезным выражением лица и улыбающаяся физиономия моего партнера. Под моей фотографией, есте­ственно, было напечатано — Натан Эфрос, под фотографией партнера — Петр Ярославцев.

Самуил Яковлевич  недовольно сказал:

— Эта афиша для взрослых, а не для детей. Дети ее и читать не станут. Во-пер­вых, нужны рисунки, и не просто рисунки, а забавные, детские. Во-вторых, шрифт должен быть цветным, ярким, броским. А в третьих, уберите трафаретные подписи под фотографиями.   Подождите   минутку...

Самуил Яковлевич тут же подсел к пись­менному столу и буквально через не­сколько минут прочитал нам свой экспромт:

«Задать вы можете вопрос, Который из «красавцев» Натан Михайлович Эфрос, Который — Ярославцев? Кто говорит как бы всерьез, Тот называется  Эфрос. А роли добряков, лукавцев Всегда играет Ярославцев».

Хочу закончить эти заметки еще одним высказыванием Маршака: «Заставить ре­бенка плакать очень легко. Гораздо труд­нее вызвать у него радостную улыбку. Еще труднее — веселый громкий смех».

Мне кажется, что, рассказывая и читая для детей, мы должны прежде всего нести ребятам радость, воспитывать в них лю­бовь к звучащему слову, приобщать их к искусству с большой буквы.
 

Н. ЭФРОС

Журнал Советский цирк. Июнь 1968 г.

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100

izumrud-podarki.ru книга новогодний подарок