В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Маски обретают лицо

Миниатюра «Вокальный дуэт» (Г. ДЕЛИЕВ, A. ПОСТОЛЕНКО) фото Д. ЗЮБРИЦКОГОНa эстраду они пришли из самодеятельности, обладая не столько наработанным умением, сколько жаждой сказать свое слово и отвагой, рожденной любовью к своему искусству. Со стороны руководства Одесской филармонии это был смелый шаг: взять на работу не одного-двух, а целый коллектив любите­лей, тем более что на Украине до тех пор не было профессионального пантомимического ансамбля.

На фото. Миниатюра «Вокальный дуэт» (Г. ДЕЛИЕВ, A. ПОСТОЛЕНКО) фото Д. ЗЮБРИЦКОГО

Но смелость была обдуманной. В начале 80-х самодеятель­ные одесские студии, объединенные под эгидой городского клу­ба пантoмимы, совершили стремительный качественный скачок, выведя свой город в число ведущих пантомимических центров страны. Емкая образность, выдумка, тонкое чувство юмора, уважение к запросам зрителей — эти качества определили успех одесситов на Всесоюзной неделе пaнтомимы, собравшей осенью 1982 года в Ленинграде цвет советской пантомимы.

К моменту прихода иа профессиональную сцену недавние любители имели определенный авторитет, хорошую подготовку, наработанный репертуар. Предстояло главное: соединить ис­полнителей из разных коллективов в одно целое, обрести свое лицо.

Обычно процесс становления проходит неизбежную полосу подражания общепризнанным и модным течениям и канонам. «Начнем c подражанья...» — писал поэт. Не избежал этой участи и новорожденный ансамбль.

Ансамбль пантомимы Одесской филармонии дебютировал в начале 1984 года пластической композицией «Торжествовать позвольте доброте» в постановке Гедрюса Мацкявичуса. Вер­ный своему стилю, постановщик не выстраивал подробного бытового фона, он пластическими линиями как бы продолжал строки из стихов Ю. Марцинкявичуса, звучавшие в спектакле. Извечная темп противостояния Добра и зла решалась в символическом ключе, что подчеркивалось именами действующих лиц: Охотник, Олень, Птица. Как правило, в пластическом искусстве такое решение воздействует гораздо сильнее и глубже, чем простой пересказ событий. Но в данном случае должного эффекта не возникло. Сказались некоторые промахи режиссера, перегрузившего двадцатнпятиминутную композицию обилием ассоциаций, но в еще большей степени очевидно  несовпадение режиссерского стиля c манерой исполнения. Изысканный язык поэтической пластики оказался актерам чуждым, вследствие чего они скорее «докладывали» пластический «текст», чем внутренне его проживали.

 

Напротив, второе отделение программы, в котором были собраны воедино уже исполнявшиеся ранее миниатюры, оказа­лось гораздо более ярким и доступным зрителю. Стало очевид­но, что именно в точном ощущении природы смешного кроется истинная сила ансамбля, что именно в этом направлении и сле­дует вести в первую очередь творческий поиск.

Миниатюра «Парашютисты» (В. БАРСКИЙ, B. КОМАРОВ, H. МИР­ЗОЯН)Содружество c ленинградским режиссером Владиславом Дружининым обусловило серьезныe изменения в коллективе следующая большая работа ансамбля — программа «Белое, черное и... пестрое» — была решена в уникальном для оте­чественной эcтрады жанре публицистической клоунады.

На фото. Миниатюра «Парашютисты» (В. БАРСКИЙ, B. КОМАРОВ, H. МИР­ЗОЯН)

В этом спектакле B. Дружинин обратился в первую оче­редь к опыту цирка и агитискусства 20-х годов, в частности к опыту знаменитой «Синей 6лузы». Связь эта подчеркивалась уже в самом названии спектакля. Дело в том, что выступления «синей блузы» нередко строились по принципу противопостав­ления: «у них — y нас», «дореволюционное — советское), положив в основу, по сути, тот же принцип, но стремясь избе­жать слишком уж лобового противопоставления, B. Дружинин прибег к любопытному приему, суть которого известный режис­сер и искусствовед Л. З. Треуберг метко определил как «мир наизнанку».

И действительно, происходившее на сцене в этом спектакле походило на фантасмагорию.

На кладбище торжественно, c речами и выносом гроба хоронили... музыку.

Чопорные дипломаты во фраках отчаянно, вплоть до пистолетов, боролись за место... на обыкновенном стуле.

Вооруженный до зубов полицейский охранял... ночной горшок.

Разумеется, зритель ни на минуту не забывал, что на сцене клоуны, что мир, представленный ими, намеренно условен. Но постепенно из этой условности проступало аллегорическое изображение того мира, который сами же eгo обитатели окрестили трижды безумным. K слову сказать, история капиталистического общества не раз являла ситуации и положения, перед которыми блекнут самые замысловатые клоунские репризы: достаточно вспомнить кризисы перепроизводства, когда уничтожались плоды труда миллионов людей.

Искусству известны разные способы борьбы c уродством. Оно может быть поднято до величия, чтобы все увидели и ужас­нулись масштабу зла — это подвластно трагедии. Клоунада же, напротив, снижает уродство до абсурда, выставляя его на все­общее осмеяние.

И клоунадный спектакль одесских мимов говорил — в осо­бой форме — о невозможности терпеть порядок, который на самом деле является жутким, апокалиптическим беспорядком.

B работе над спектаклем «Белое, черное и.., пестрое» выкристаллизовалось творческое направление коллектива: эксцентри­ческая, гротесковая пантомиме c явным тяготением к клоунаде. Это подчеркивало само название ансамбля — «Маски»,— родив­шееся входе подготовки спектакля.

C цирковыми персонажами «Маски» роднит aнекдотичность ситуаций, сатиричность, склонность к преувеличению и смещению масштабов, роднит также вкус к абсурду — одному из основных приемов клоунского стиля. В самом деле, разве можно себе представить, чтобы телевизор вдруг начал обидеться со своим хозяином? (миниатюра «Новый телевизор»). Что парашютисты, оказавшись В полете, устроят нечто вроде «танца маленьких лебедей»? («Парашютисты»). Что игровой автомат сам начнет охотиться за человеком, как за мишенью? («Игpовые автоматы»).
C программой «Белое, черное и... пестрое» ансамбль выступал на ХII Всемирном фестивале молодежи и студентов в Москве. Сорок три представления за десять дней дели одесситы.

Концерты в клубах советской, чехословацкой, американ­ской делегаций, в программах международных творческих ма­стерских циркового искусства, пантомимы и клоунады стали для молодых артистов прекрасной профессиональной школой. Здесь прошло проверку их умение импровизировать, столь важное для стиля, избранного коллективом. Вспоминается такой эпизод. Во время одного из концертов в клубе советской делегации выяснилось, что в peпepтyape  популярного авторе — исполните­ля Игоря Саруханова есть песни «Маски». Как упустить возмож­ности обыграть это совпадение? И. Саруханов дал согласие, и во время исполнения песни за его спиной разыгрывалось целое действо. У зрителей такая трактовка имела большой успех.

После фестиваля коллектив сразу же включился в концерт­ную работу. Выступления перед тружениками родного города, и области, гастрольные поездки по городам республики — известность молодого ансамбля, особенно после выступлений по Центральному телевидению в программах «Мир и молодежь» «Вокруг смеха», вышла за пределы Одессы. Коллектив охотно приглашают для выступлений, потому что известно: «Маски» — это смешно.

Но смех для артистов вовсе не является самоцелью. B сюже­тах своих миниатюр внешне непритязательных, они стремятся оттенить их социальный смысл, так называемый второй план. Воз­действие зрелища выходит за рамки развлечення, отдыха — оно отменяется раздумьем.

Путь, избранный «Масками», непрост. Помимо способностей он требует от исполнителей знаний, умения по-особому выра­зить мысль, не впадая при этом в «плачевный эффект памяти», как остроумно назвал штамп Луи Жуве.

Помогает в этом чтение книг, просмотр кинофильмов, есте­ственно, в особом почете картины c участием Чарли Чаплина, Бастера Китона, Игоря Ильинскаго. Без глубоких знаний не может быть подлинного искусства — это молодые исполнители пони­мают хорошо. Ростислав Шенин — студент-заочник ГИТИСа, готовятся к поступлению в театральные вузы Борис барский, Виктор Вишневский, Александр Постоленко, Нарсесс Мирзоян, Владимир Комаров.

— Несмотря не достаточно интенсивную концертную деятельность, — говорит руководитель ансамбля Георгий Делиев,­ мы постоянно работаем над расширением репертуара. В кол­лективе есть так называемые творческие дни, когда собираются наши близкие друзья, коллеги из самодеятельных студий и каж­дым из участников ансамбля показывает что-то новенькое. Наибо­лее удачные находки включаются в peпepтyap. Так появились миниатюры «Ловец сусликов», «В кафе», «Монета».

Недавно коллектив подготовил новую концертную програм­му, куда вошли лучшие из Номеров прежних программ и новые миниaтюры. 

Ансамбль «Маски», по существу, только вступил на дорогу творчества. B его работах пока еще больше обещаний, чем свершений. Но в обещании всегда есть нечто обнадеживающее, оно сродни вероятному, возможному.      

 

A. ГАЛЯС

Журнал Советская эстрада и цирк. Июнь1986 г.

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100