В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Мечта Халыка Кошелева

Халык КошелиевВесело посвистывая, Халык шел по родному аулу с небольшим узелком под мышкой, ощущая тепло свежих лепешек, которые завернула на дорогу мать в ситцевый платок.

На фото. Халык Кошелиев

Он вспомнил, как, стараясь сдержать слезы, она сказала ему на про­щанье:

— Возьми,  сынок,  по дороге про­голодаешься... По приезде дай о себе знать...  Лучше  бы не покидал нас!
— Нет, эдже, я вас не покидаю. Ты же знаешь  мою мечту,  и за ней иду в город. Увидишь, эдже, ты еще будешь  довольна  мною, — ответил Халык, нежно обняв взволнованную мать.

Выйдя из аула, он долго стоял и смотрел на родные места. На миг ему стало грустно, что покидает мать, друзей, но мечта взяла верх, и Халык уверенно направился на станцию. Его манил к себе Ашхабадский ип­подром с быстроногими ахалтекин­цами. Он часто видел себя в жокей­ской полосатой куртке, в бриджах и хромовых сапогах, с камчой в руке. Заходя в аульную читальню, первым долгом искал журналы со снимками лихих наездников. На лошадях Халык, правда, ездил мало, все больше на осле. Но вместе с тем весь его род­ной аул знал, что он хочет быть наездником. Предаваясь мечтам, он так погонял осла, что тот мчался гало­пом, не разбирая дороги. Такие лихие скачки кончались тем, что осел сбра­сывал его в  кучу придорожной пыли.

И вот после долгих блужданий по Ашхабаду Халык наконец был у сво­ей цели — Ашхабадского ипподрома. У стены ипподрома с азартом играли мальчики. Он спросил их, как ему найти   начальство. Пройдя огромное поле, Халык по­дошел к конюшням, в тени одной из которых сидела группа людей, о чем-то горячо споривших. Поздоровав­шись, он объяснил причину своего прихода: «Хочу поступить к вам жо­кеем». В ответ люди только засмея­лись. Его, правда, приняли, но не жоке­ем, а конюхом. На тренировке он старательно помогал опытным наезд­никам, а те за трудолюбие учили его верховой  езде, Однажды Халык попал впервые в своей жизни в цирк. Его поразило все. Особенно бесстрашие узбекских наездников Зариповых. И у Халыка возникла мечта — стать цирковым джигитом. Вскоре до него дошел слух, что при Ашхабадском цирке будет организовываться кон­ный ансамбль. Ему посоветовали зайти к директору. Но Халык долго не решался. Его стесняли незнание рус­ского языка и робость. К его счастью, директор понимал туркменский язык. Он объяснил Халыку, что пока неиз­вестно, когда будут приступать к соз­данию ансамбля. В это время их раз­говор прервала женщина-завхоз, ко­торая буквально ворвалась в кабинет:

— Что делать, товарищ директор? Возчика уволили, а мне надо на мясокомбинат ехать. Зверей вечером нечем кормить.

Директор задумался и вдруг спро­сил  Халыка;

— Ты   сказал,   что   на   ипподроме работаешь.  Может ты поможешь найти возчика?

Халык КошелиевНа фото. Халык Кошелиев

Халык обрадовался: он сам будет возчиком. Так Халык Кошелиев стал техническим работником в цирке. Ве­черами он стоял в униформе. Это было материальным подспорьем. В ауле жила мать с тремя младшими братьями, отец умер, и Халык был старшим  в  семье. Вскоре по инициативе туркменского правительства приступили к созданию первого в истории туркменского ис­кусства конного ансамбля. Уже шли тренировки, приучали ло­шадей к манежу, а Халык все еще не мог уйти с должности возчика. Завхоз не отпускала его и говорила директору:

— Если вы заберете Ата (завхоз не могла произносить Халык и звала воз­чика    Ата.  Так   его   зовут   и   по  сей день), то увольте и меня.

Ата был в отчаянии. Но все же его зачислили в ансамбль. Ему пришлось много потрудиться, чтобы стать ар­тистом. В начале Халыку не удава­лись отдельные трюки. Но благодаря большой настойчивости он вскоре овладел ими. И не зря сказал первый тренер ансамбля Леонид Михеевич Петлицкий:

— Ата, у  тебя есть данные быть джигитом.  Молодец!

С тех пор прошло пятнадцать лет. Халык стал мастером своего дела. На манеж он выезжает по-своему, не так, как его партнеры. Халык не садится верхом за кулисами, а, пустив ло­шадь полным карьером, бежит за ней. И когда лошадь перелетает че­рез барьер, он в красивой вольти­жировке ловко прыгает в седло. Ха­лык не только блестящий наездник, но и хороший «нижний» при исполне­нии трюка «колонна из трех человек на скачущей лошади». Вместе с партнерами он побывал во всех уголках Советского Союза, выступал и за рубежом, восхищая зрителей своим мастерством. И, мо­жет быть стоя на развалинах рим­ского Колизея, вспоминал Халык свой родной аул. Его труд высоко оценен: недавно решением Президиума Верховного Совета Туркменской ССР Халыку Кошелиеву присвоено почетное зва­ние заслуженного артиста Туркмен­ской ССР. Халык не остановился на достигну­том. Сейчас он работает над образом Алдар-Косе. И может быть, в скором времени в Ашхабадском стационар­ном цирке зрители увидят туркмен­ский цирковой коллектив с разно­образными номерами и с весельча­ком  Алдар-Косе — Халыком. Я хочу закончить рассказ о своем товарище обращением к его матери:

— Энегуль-эдже, вы вправе гор­диться своим сыном!
 

Н. КОЧАКОВ, артист

Журнал Советский цирк. Май 1963 г.

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100