В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Мой друг клоун

Но  красиво - некрасивый
Он  появится  опять,
Чтобы  вновь  над  культом  силы
В  клоунаде хохотать.

Александр  Межиров

 - Ларсен!  Ларсен!  Мой  друг  Ларсен! – Кричит  он  и  машет  рукой  в  мою  сторону – как  я  его  буду  бить,  как  я  его  негодяя  буду  бить.

 - Опомнись  Витя  кого  бить,  зачем  бить?

  - Друга  твоего  Зеленина,  ты  только  глянь,  как  он  ходит,   вразвалочку,  неспеша,  руки  распушит,  словно  пингвин,  думает  сильнее его  никого  нет.  Он  просто  ещё  не  нарывался  на  мой  кулак.  Но  Бог  не  фраер,  он  всё  видит,  отмечу  я  его,  ох  как  отмечу!  Вот  этой  левой  возьму  за  его  мужское  достоинство,  как  он  у  меня  взвоет…  Но  это  ещё  не  всё,  не  всё  друг  мой  Ларсен.  Как  я  его  подкину,  как  он  у  меня  взлетит,  разбросав  ноги,  как  вертолёт  лопасти.  А  я  подожду,  вот  когда  он  пойдёт  вниз,  тут  то  я  его  и  встречу.  Вот  тут - то  я  его  и  поддену,  но  уде  правой,  да  так  поддену.  И  будет  он  у  меня  валяться  и  корчиться  на  палубе,  как  тот  юнга  из  романа  Джека  Лондона  «Морской  волк»  ха,  ха,  ха!

  - Витя  как  ты  можешь,  жестокий  ты  человек,  да  и  за  что?  Что  он  тебе  сделал?,  может  не  надо?

  - Надо  Ларсен,  надо,  ему  может  и  не  надо,  за  то  мне  надо.  Потому  что  живёт  он  шибко  беззаботно,  а  я  хочу  чтобы  он  пострадал. А  потом  скажи  на  милость,  это  кто  же  у  нас  не  заслуживает  кулака?  Да  бери  любого,  заваливай,  перегрызай  глотку,  он  даже  не  спросит  за  что?  Потому  как  знает,  что сволочь,  гнида,  да  и  вообще  отпетый  негодяй.  Каждый  за  свою  жизнь столько  нагрешил,  что  на  грузовике  с  прицепом  едва  увезёшь.

             Ты  знаешь,  что  натворил  мой  партнёр Сеня?

 - Откуда  я  могу  знать  про  твоего  партнёра,  я  про  своего  и  то  не  всё  знал

 - Тогда  слушай  мой  дорогой  Ларсен:  Вчера,  в  выходной  день,  по  причине  невменяемости  от  большого  количества  принятого  алкоголя,  потеряв  элементарное  человеческое  достоинство,  в  цирковой  гостинице,  возле  номера  312,  этот  маленький  шкет,  который  называет  себя  Фредом  Астером

 - Чечёточником  что  ли?

 - Ну  да,  это  у  него  от  перебора  принятого  на  грудь.

  - А  он  что  бьет  чечётку,  а  я  и  не  знал?

 - Я  тебя  умаляю  Ларсен!  Он  такой  же  чечёточник  как  я  Марчелло  Мастроянни.  Такого  свойство  мелкой  человеческой  натуры,  говорить  о  себе  гораздо  лучше,  чем  ты  есть  на  самом  деле.  Так  вот  этот  негодяй,  под  дверью  выше  названного  номера,  в  течении  получаса  кричал: - здесь  живут  недобитые  коммуняки!  А  потом,  он  уже  этого  конечно  не  помнит,  тут  же  помочился.  Мало  того,  он  ещё  идёт  на  меня  атакой,  будто  я  его  оговариваю.  Ты  мой  партнёр!  возмущается  он,  должен  меня  защищать,  а  ты  идёшь  на  поводу  идиотских  сплетен,  будто  я  был в  стельку  пьян.  Я  ему  отвечаю,  значит,  ты  был  трезв,  а  что  касается  пьянки  так  это  наговоры?

 - Не,  ну… 

 - Только  давай  без  этих  дибильных  выкруток,  когда  там  где  нужно  сказать  «да»  или  «нет»  у  нас  начинается  неуправляемый  словесный  понос.  Значит,  тебя  оклеветали,  так  следует  мне  это  понимать?

Он  смотрит  на  меня  вылупив  свои  бесстыжие  красные  глаза  и  молчит.  Да  или  нет?  повторяю  я  свой  вопрос.  А  он  мне  отвечает,  давай  поговорим.  О  чём  Сеня?  Мы  с  тобой  вот  уж  как  лет  пять  разыгрываем  одну  и  ту  же  клоунаду.  Я  в  тысячный  раз  заявляю  в  твою  наглую  вечно  помятую  физиономию,  когда  ты  перестанешь  пить?  А  он  мне  опять,  разве я  один?

Сеня!  Меня  другие  не  интересуют.  Я  работаю  с  тобой,  а  не  с  теми  с  кем  ты  пьёшь. Давай,  наконец,  разберёмся,  был  ли  ты  пьян,  или  только  слегка  выпивши,  а  может  даже  трезв  как  стёклышко? Выкручиваться  ты  будешь  в  суде  перед  прокурором,  можешь  даже  чечётку  сбацать,  если  они  там  тебя  конечно  поймут.  Я  не  обвинитель  я  твой  партнёр,  мы  вместе  работаем,  значит,  у  нас  друг  перед  другом  есть  обязательства.  Вправе  я  хотя  бы  на  секунду  задуматься,  что  мне  делать  дальше,  как  планировать  свою  творческую  жизнь.  Можно  на  тебя  надеяться,  или  отказаться  от  твоих  партнёрских  услуг.  Так  вот  я  ставлю перед  тобой  один  и  тот  же  вечный  вопрос,  до  коле  же  ты  будешь  пить  Сеня?  То,  что  ты  третью  неделю  не  стираешь  свою  рубашку,  Господь  с  тобой,  я  уже  об  этом  не  веду  и  речи,  для  меня  это  уже  давно  не  новость.  Но  то,  что  ты  уже  начал  мочиться  там,  где  живёшь,  для  меня  это  полное  откровение.  Ещё  пару  подобных  выходок  и  я  сдам  тебя  в  психоневрологический  диспансер  как  безнадёжно  больного.  За  тебя  ведь  никто  не  вступится, Сеня!

 Родителей  у  тебя  нет,  брата  нет,  жены  нет.  У  тебя  никого  нет,  ведь  сгниёшь  без  следа,  подумай  об  этом.  Некому  будет  даже  всплакнуть  на  твоей  могилке.  Ты  здесь  в  цирке  никому  не  нужен,  а  там,  когда  закончатся  твои  гастроли,  я  даже  и  подумать  боюсь  за  твою  судьбу,  ты  легко  живёшь  Сеня!  Не  ровён  час  и  нас  с  тобой  расформируют,  ты  знаешь,  какая  бумага  пришла  на  нас  с  тобой  из  художественного  отдела  «Союзгосцирка»?

Ларсен  поверь,  он  стал  бледнее  полотна.  Слушай  негодяй,  слушай,  я  тебе  зачитаю:  «Репертуар  примитивный,  репризы  пошлые,  актёрское  мастерство  не  отвечает  требованиям  современной  жизни»,  Ларсен  там  ещё  кое - что  было,  но  даже  от  этих  слов  ему  стало  плохо.  С  минуту  он  стоял,  недвижим,  видать  по  всему  телу  оторопь  прошла  вечным  морозом,  потом  вышел  из  гримёрки,  как  оказалось  его  прослабило.  Придя  в  себя  только и  смог  сказать: - так  это  чистейшей  воды  демагогия.

Демагогия – ответил  я,  но  ты  послушай дальше,  как  дело  то  плетут: - «справедливое  признание  каждого  по  его  заслугам».  Это  когда  такое  было  у  нас,  слушай  дальше: - «генеральная  линия,  горячо  любимой  нашей  партии».  Коммунистической,  поправил  он  меня,  совершенно  верно,  «Коммунистической»  а  ты,  оказывается,  действительно  внимательно  слушал,  что  я  читал,  значит  ещё  не  весь  ум  пропил?

С  детства  вбили  в  голову  эту  идеологию  потому  и  помню.  С  детства  говоришь,  вбили,  а  водку  пить  тоже  с  детства  вбили?  -Я  же  голову  не  теряю.  Голову  ты  может  и  не  теряешь,  «ещё  не  вечер»,  а  вот  разум  уже  потерял,  а  голова  без  разума  что  болванка  для  шляпника.  Происходит  это   незаметно,  сегодня  помочился  возле  чужой  двери,  завтра  возле  своей.  А  потом  будешь  мочиться,  прям  здесь,  мимо  умывальника.  Ну  да бог  с  ним  Ларсен!

Давай  вместе  подумаем,  что  я  могу  сделать  один  без  партнёра,  ну  это  как  говорится  на  всякий  пожарный  случай.  Выходная  реприза  готова,  потом  у  меня  пойдёт  «Цыганка»,  дальше  я  пущу,…  ага  дальше  у  меня  будет  реприза  «Жонглёр».  Это  уже  три  репризы,  теперь  Ларсен  думаем  дальше.  А  почему  тебе  не  пустить  репризу  «Акробат»,  я  помню,  ты  её  делал  раньше,  когда  работал  в  клоунской  группе  «Шутки  в  сторону».  Точно  Ларсен!  А  у  тебя  не  плохая  память.  Значит,  делаю  акробатику,  два  униформиста  крутят  скакалку,  ну  а  я  всё  остальное.  Можно  взять  разовика  за  рубль,  деньги  хоть  и  не  большие,  но  от  рубля  никто  не  откажется,  лишним  рубль  не  бывает.  Лишним  рубль  Витюша  не  бывает,  а  вот  лишними  люди  бывают.  Мы  с  тобой,  например.  У  нас  нет  в  цирке  родственников,  у  нас  нет  защиты  ни  с  тыла,  ни  с  флангов,  мы  с  тобой  беззащитные.  Тебя  когда  ни -будь,  встречали  на  вокзале?  Ни надо  не  отвечай,  знаю,  что  не  встречали.  Ответ  администрации  прост  как  «правда»,  вашу  телеграмму  мы не  получали.  А  вот  когда  приезжают  избранные,  ни   одна  депеша,  посланная  ими,  никогда  не  терялась,  а  на  нас  с  тобой  цирк  горючее  экономит.

Вас  не  расформируют,  это  холостой  упреждающий  выстрел,  рассчитанный  на  испуг.  Идёт  очередная  тарификация,  а  денег  на  неё  как  всегда  нет,  вот  они  этой  бумагой  и  берут  на  испуг  артистов,  что  бы  они  на  чужой  пирог пасть  шибко  не  разевали.  В  нашей  конторе  сидят  образованные  демагоги,  вот  они  и  сочиняют  такие  бумаги.  А  ты  Витя  как  учился  в  школе?  Никак.

Вот  ты  и ответил  на  все  вопросы,  так  что  твой  партнёр  Сеня  мочится  там,  где  ему  хочется,  он  на  них  мочится,  он  на  всю  нашу  систему  мочится.  Теперь  скажи  мне  у  кого  в  нашей  системе,  в  жанре  клоунады,  репризы  не  пошлые?  Вот  ты  и  задумался,  нет  таких,  не  расстраивайся,  чем  примитивнее  реприза,  тем  она  смешнее,  тем  лучше  она  проходит.  Так,  думаем  дальше,  ещё  пару  реприз  и  ты  у  нас  Витя  в  дамках.  Можешь  сделать  на  финал  репризу  «Обезьяна».  Точно  Ларсен,  точно,  ты  молодец,  а  то  тут  с  Сеней  я  давно  скукожился  умом.  Вот  теперь  Витя  всё,  а  Зеленина  бить  не  надо.  Надо  Ларсен,  надо,  не  будет  кулака,  не  будет  порядка.

Я  часто  рассказывал  ему  о  капитане  Ларсене  со  шхуны  «Призрак»  из  романа  Джека  Лондона  «Морской  Волк».  После  моих  рассказов  он  дал мне  второе  имя,  Ларсен.

Никто  из  писателей  русской  и  зарубежной  литературы,  не  повлиял  на  формирование  моего  характера  как  Джек  Лондон  со  своим  романом  « Морской  Волк».  Капитан  Ларсен  помог  мне  выстоять,  не  только  в  цирке,  но  и  в  жизни.   Витя  Синенко  был  невысокого  роста,  с хорошо  поставленным  от  природы  голосом,  он  прекрасно  прыгал,  прекрасно  танцевал,  говорил  тоже  прекрасно,  образно  певуче  с  Одесским  жаргоном.  Сам  он  из  Симферополя,  там  и  полюбил  цирк.  Когда  я  был  на  гастролях  в  его  родном  городе,  он  водил  меня  по  местам  своего  детства.  На  втором  этаже  Симферопольского  цирка  он  показал  мне  место  у  балетного  станка.  Прошло  двадцать  лет,  - говорил  он  мне,  а  тут  ничего  не  изменилось,  вот  здесь  остались  мои  следы  и  отпечатки  моих  рук,  тут  моя  молодость  и  несбывшиеся  мечты.  Пойдём  Ларсен,  я  покажу  тебе  мой  двор,  где  я   родился,  где  вырос,  где  стал  человеком.

Значит  не  надо  бить  твоего  партнёра  Зеленина?  Не  надо  Витя,  не  надо.

А  то  я  навешаю  ему  тумаков,  будет  он  помнить  меня  всю  жизнь.

- Он  и  без  того  тебя  помнит,  а  ты  знаешь  как  он  тебя  называет?

- Наш  друг  Синенко  «баламут». 

- Ха,  ха,  ха!

А  потом  мы  расстались,  но  я  помню  его  последние  слова,  мы  уже  довольно  разошлись,  слышу  он  мне  кричит:

- Ларсен! Ларсен!  Держи  крепче  весло,  чтобы  в  сторону  не  снесло!    И  всё…больше  мы  с  ним  никогда  не  встречались.


Из книги Паяцы Владимира Фалина

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100

товары для дачи летние души