В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Мой выход

Мы работаем в Чимкенте, в передвижном цирке.  

Стоит  страшная  жара,  нечем  дышать.  Кто  поднимался  под  самый  купол,  тот  знает,  там  настоящая  баня.  Горячий  воздух  обжигает  глотку,  тело  мгновенно  покрывается  потом,  Мозг  затормаживает  свою  работу.  Будто  кто-  то  бьёт  кувалдой  по  вискам  и  затылку.  Сегодня  воскресенье,  а  это  значит  три  выхода  на  арену.

Первое двенадцати  часовое, ещё  можно  пережить,  а  вот  15-ти  часовое,  это  уже  предел  всех  человеческих  возможностей.

  Нет  никаких  сил.  Сердце  замедляет  свою  работу,  кажется  ещё  чуть,  чуть  и  оно  остановится.  Высунув  длинный  язык  под  вагончиком  прячется  собака,  её  окликают,  она  не  реагирует,  будто  сдохла.  Брезент  нагрелся  так,  что  прислонившись  к  нему,  обнажённым  телом  можно  получить  ожёг.  Солнце  стоит  в  зените,  Его  лучи  безжалостно  жгут  землю.  Всё  раскалено  так  что  укрыться  от  жары  практически  негде.  Время  как  будто  остановилось.  Я  едва  слышу, как  вступает  оркестр.  Ноги  ощущают  ковровую  дорожку,  значит  я  за  кулисами,  сейчас  мой  выход.  В  щель  разодранного  шапито  вижу,  как  подъехала  карета скорой  помощи,   кому- то  плохо.  Кобзевы  отработали,  через  минуту  моя  очередь.   Спрашиваю  Татьяну – как  там  наверху ?  и   понимаю  что  говорю  глупость.

- Сейчас  узнаешь – я  вижу,  как  её  пошатывает.  Если  уж  Татьяна  в  таком  состоянии,  значит  это  крайне  серьёзно.

Что-  то  нужно  делать,  надо  исключить  нагрузку  на  организм.  Я  не  теряю  контроля  над  собой.  Руки  как  плети,  ноги  расслаблены.  Да,  вот  ещё,  мышцы  лица,  их  тоже  надо  расслабить.  Надо  приоткрыть  рот  и  чуть,  чуть  высунуть  язык  как  та  собака,  что  лежит  под  вагончиком.  Итак, я  продумал  всё,  сейчас   я  закрою  глаза,  и  представлю  что  это  сон.  Пусть  вместо  меня, -  вместо  моей  души,  работает  тело.  В  эти  оставшиеся  до  выхода  в  манеж,  несколько  секунд,  надо  решить  неразрешимую  задачу.

Пришла  интересная  мысль,  может  попробовать  обмануть  себя.  Я  помню,  когда  работал  в  Ижевске  в  дни  школьных  каникул.  За  кулисами  старого  цирка,  стоял  страшный  холод.   Острые  струйки  холодного  воздуха  насквозь  пронизывали  моё  тело.  Я  помню  эти  ощущения,  мне  их  не  забыть,  вот  их  и  надо  вызвать.  Как  только  я  об  этом  подумал,  лёгкий  холодок,  тонкой  струйкой  прошелся  по моей  спине.

  Сработало,  значит  можно  управлять  собой,  а  это  уже  что – то  значит. Я  чуть  приоткрываю занавес,  и   переступаю  ту  самую  заветную  черту,  перед  которой  волнуются  все  без    исключения  артисты.

Сейчас  начнётся  подъем,  я  закрою  глаза  и  меня  поднимут  под  самый  купол,  а  пока  у  меня  есть  ещё  несколько  секунд  сладостного  ощущения  перед  чем-  то  весьма  важным  и  необычным.

Выход  на  арену    избавляет  меня  от  мелочной  суеты  и  возрастных  изменений.  Мы  часто  задумываемся  над   простыми  вещами,  решение  которых  лежит  на  поверхности,  и  никак  не  хотим  понять,  что  от  этого  легко  избавиться.  Представьте,  что  вам  нужно  совершить  в  жизни  нечто  значительное,  гораздо  большее  чем  то,  что  значит  для  вас  выход  на  арену.  Если  не  получиться  сразу,  не  нужно  отчаиваться,  вторая  попытка  будет  более  успешной.  Нужно  разобраться  в  себе,  найти  свою  философию  в  умении  выживать  в  условиях,  не  имеющих  для  этого  никаких  положительных  признаков.  Если  я  перед  каждым  выходом  на  арену  буду  ещё  и  волноваться,  мне  не  выжить. 

Стоит  ли  моя  жизнь  того,  чтобы  положить  её  на  алтарь  искусства  которому  я  служу?  Нет,  конечно,  нет.  Ценность  жизни  не  в  том,  что  я  выхожу  на  арену,  а  в  том,  что  она  для  меня  бесценна,  как  нечто  данное  мне  свыше, самим  Богом,  для  духовного  совершенствования.  С  мускулами  проще,  мускулы  не  подведут,  я  это  хорошо  знаю,  десятки  тысяч  повторений  не  могут  пройти  для  них  бесследно.  Я  надеюсь  на  свой   навык, механический,  рутинный,  доведённый  до  совершенства,  но  и  ему  надо  помочь.  Как  это  сделать?  Надо  убедить  себя,   своё  тело,  что  оно  в  данный  момент  на  несколько  килограммов  легче,  чем  всегда,   каждый  день.    Я  знаю,  пробовал,  получается.  Надо  стать  легче  вот  и  всё,  без  всяких  хитростей,  без  всяких  НО.  Эта  мысль  стать  легче  пришла  ко  мне  давно,  с  тех  пор  как  я  в  детстве  прыгал  с  обрыва  в  «карьер».

Становись  легче  вот  и  всё.  Сдерживай  свой  вес  силой  внушения,  но  без  практических  навыков  ничего  не  выйдет.  Опять  этот  практический  навык,  упрекнёт  меня  нетерпеливый.  Но  и  этого  не  достаточно,  нужны  суровые  условия,  в  которых  эти  навыки  будут  крайне  необходимы,  востребованы,  и  применены  на  практике.

                        И  вот  началось.

Я  сгибаю  руки  над  головой,  и  жду  момента,  когда  закончится  подъём,  чтобы  начать  движения  вокруг  поперечной  оси  своего  тела  и  тем  самым,  исключить  нагрузку  перед  переворотом  через  передний  бланж,  в  положение  « крест  прогнувшись»

А  вот  тут  нужна  сила,  тут  никакая  техника  не  поможет,  но  я  много  сил  сэкономил  на  перевороте,  поэтому  сделать  крест  мне  уже  не  сложно,  ещё  чуть-  чуть,  и  я  дожимаю  на  выход  в  упор.  Сейчас  в  упоре  несколько  секунд  отдохну.  Не  напрасно  я  столь  долго  тренировал  упор.  Я  научился  отдыхать  там,  где  другие  растрачивают  силы.  Чем  меньше  в  работе  участвует  мышц,  тем  выразительнее  тело.  Сейчас  будет  спуск.  Первая  комбинация  силовая,  но  короткая,  меньше  минуты.  С  касанием  ног  о  твёрдую  опору,  сразу  расслабляю  руки  и  верхний  плечевой  пояс,  у  меня  есть  десять  секунд,  чтобы  отдохнуть  перед  разбегом  и  полётом  по  кругу.  Десять  секунд  чтобы  восстановить  растраченные  силы,  это  же  так  много.  Мне  достаточно  двух  трёх  секунд,  а  у  меня  их  целых  десять,  какое  счастье! 

Я  разбегаюсь,  идёт  подъём,  я  лечу  по  кругу, наслаждаясь  полётом.  Наслаждение  от  полёта  экономит  мои  силы.  Ничего  не  нужно  терпеть,  терпеть  значит  вступить  в  конфликт  со  своей  природой.  Надо  любить  своё  дело  и  отдаваться  ему  без  остатка.  Я  на  земле,  сейчас  низкие  перелёты  над  манежем  с право  налево,  потом  в  обратном  направлении  (туда – сюда),  так  называемая  маленькая  комбинация  на  двадцать  секунд,  перед   вертикальным  взлётом.  Здесь  на  этой  комбинации  нужно  как  можно  больше  сэкономить  сил,  не  знаю  как,  но  непременно  нужно.  Последняя  комбинация  вся  силовая,  там  уже  руки  почти  ничего  не  чувствуют,  каждую  секунду  усталость  накапливается  с  чудовищной  быстротой,  но  я  много  тренировался.  Я  хорошо  знаю  свой  организм,  да  и  он  знает,  что  ему  нужно  делать  в  таких  случаях.

Ну,  всё,  идёт  вертикальный  взлёт,  мои  руки разведены  в  стороны.  Через  упор  это  сделать  гораздо  проще,  но  тогда  это  будет  подъём,  а  мне  нужен  «взлёт».  В  художественном  отношении  это  две  огромные  разницы,  и  я  делаю  так,  как  это  нужно.  Эта  комбинация  по  времени  более  минуты,  но  сейчас  я  постараюсь обмануть  себя.  Все,  что  было  до  этого  надо  забыть  «ничего  не  было»,  говорю  я  себе,  а  это  значит,  сейчас  наступит  второе  дыхание.  Всё  просто,  но чтобы  дойти  до  простоты,  надо  пройти  путь  огромных  усилий  и  преодолений.  Но  вот  кажется  и  всё.

Я  чувствую  касание  босых  ног  коврового  покрытия,  значит  я  на  земле,  слышу  аплодисменты,  кланяюсь  и  ухожу  за  кулисы.

На  моём  теле  нет  пота,  значит,  внушение  сработало.  Теперь  можно  отдохнуть  до  вечера.  О  своих  успехах,  я  никому  не  говорю.  Возле  вагончика  на  приставной  лестнице,  Татьяна  пьёт  кофе.

- С  сахаром ? -  спрашиваю  я.

- С  каким  сахаром,  ты  что!…

- А  как  же  ты  его  пьёшь ?-

- Вот  так  и  пью,  мне  же  нельзя  полнеть.

- Я  это  знаю.

- Тогда  зачем  спрашиваешь ?

- Наверное,  по  привычке,  мужественная  ты  Татьяна….

- У  меня  нет  другого  выхода,  поэтому  остаётся  одно,  быть  мужественной.

- Твои  партнёры – мужики,  должны  ценить  тебя,  гордиться,  ну  и  на  руках  носить.

- Вот  и  носят,  только  в  манеже.  Ну  и  как  там  наверху ?

- Выжил  Татьяна,  сегодня  выжил.

- Что  даже  не  вспотел ?

- Да,  не  вспотел,  сила  внушения  и  не  только.  Когда  организм  на  грани  выживания,  он  сам  приспосабливается  к  экстремальным  ситуациям.  Ну  как  доживём  до  вечернего  спектакля ?

- Доживём.

- Ну,  вот  и  я  так  думаю,   что  доживём,  а  там  посмотрим…

Из книги Паяцы Владимира Фалина

оставить комментарий.

                                                                                                                                            
 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100