Молодым режиссерам надо помогать. Ф. Бардиан - В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ
В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Молодым режиссерам надо помогать. Ф. Бардиан

Со статьями o профессиональной учебе артистов цирка на режиссерском факультете Государственного института театраль­ного искусства имени A. B. Луначаpcкого не раз выступал наш журнал («Цирк учится», № 2 за 1981 г., «Артисты c дипломом», № 10 за 1984 г., другие публикации).

В своих письмах в редак­цию читатели просят снова вернуться к этой теме, пишут е труд­ностях, с которыми нередко встречаются артисты, получившие вузовский диплом, спрашивают, что нового появилось или появится в ближайшее время в системе очного и заочного циркового образования!

На вопросы нашего корреспондента В. Никопаева отвечает заведующий кафедрой циркового искусства ГИТИСа, ЗАСЛУ­ЖЕННЫЙ ДЕЯТЕЛЬ ИСКУССТВ РСФСР,  И. O. ПРОФЕССОРА Ф. БАРДИАН.          

КОРРЕСПОНДЕНТ. Феодосий Георгиевич, чем, по Вашему мнению, вызвано создание в столичном театральном Институте кафедры циркового искусства! Ведь ничего похожего, как известно, не было в практике мирового цирка.

Ф. БАРДИАН. Рецензент одной из французских газет как-то назвал наше Всесоюзное объединение государственных цирков «цирковой империей». Название, может быть, несколько необыч­ное, но по сути своей правильное. Напомню, что в объединение Союзгосцирк входит столько стационарных цирков, сколько не наберется во вcex странах мира, вместе взятых (a ведь есть еще передвижные цирки, группы «Цирк на сцене»). Памятный ленин­ский декрет, подписанный в августе 1919 г., открыл перед много­национальным советским цирком широкие возможности для творческого развития и Совершенствования, позволил ему за­нять достойное место среди других видов искусства, завоевать международное признание. И вполне естественно, что по мере становления нашего цирка, pocтa его культуры все острее вставал вопрос o воспитании творческих кадров циркового искусства, o профессиональном обучении артистов и режиссеров.

Проблему подготовки исполнителей в значительной мере решает Государственное училище циркового и эстрадного искусства (более половины нашего «конвейера» — выпускни­ки ГУЦЭИ). Однако современный цирк требует не только ква­лифицированных артистов, но и профессионально грамотных, всесторонне образованных режиссеров, без которых трудно представить себе сегодня создание интересного номера или представления. Вот почему по ходатайству Союзгосцирка коллегия Министерства культуры СССР открыла в 1966 г. в ГИТИСе заочную подготовку режиссеров цирке, a спустя семь лет был осуществлен первый набор на очное отделение. B 1975 г. организована кафедра циркового искусства. Такое решение было продиктовано жизнью, современный цирк, повторяю, требует режиссеров-профессионалов.

Особо хочу отметить такую деталь, До сих пор выпускни­кам режиссерских отделений нашей кафедры вручались дипло­мы, где было сказано: «Режиссер драмы» и в скобках уточня­лось: «специализация — режиссер цирка». Начиная c этого года наши выпускники будут получать дипломы c новой для ГИТИСа специальностью — «Режиссер цирка».

КОРР. Сколько человек получили за это время высшее режиссерское образование!

Ф. Б.  Около ста пятидесяти, причем подавляющее боль­шинство из них закончили заочное отделение.

КОРР. Это, так сказать, цифровые показатели, a творческие?

Ф. Б. Они, мне думается, не Менее убедительны. Читателям нашего журнала вряд ли надо представлять таких известных мастеров манежа, как B. Головко, C. Денисов, M. за­пашный, A. Калмыком, Л. Костюк, A. Марчевский, A. Николаев, B. Моторин, Л. и В. Шевченко, В. Шемшур (называю далеко не всех). Успешно закончив ГИТИС, они проявили несомненные способности к постановочной работе, выпустили ряд инте­ресных тематических программ, прологов, детских представле­ний, номеров. Многие из них за создание новых произведений удостоены звания лауреатов и дипломантов Всесоюзных смотров циркового искусства. Наши выпускники работают во Всесоюзной дирекции, в ГУЦЭИ, в группах «Цирк на сцене», стационарных цирках, в коллективах художественной самодеятельности. Я уже не говорю o том, что каждый артист, получивший режиссерское образование, наверняка улучшил свой собственный номер, привнес в него что-то новое и оригинальное. Уже одно это, мне кажется, во многом оправдывaет гитисовский диплом артиста.

КОРР. Принято считать, что очное образование всегда лучше заочного — оно фундаментальнее, дает более глубокие и прочные знания. Между тем почти три четверти ваших вы­пускников обучались в заочном отделении. Почему!

Ф. Б. Вопрос этот не так прост, как может показаться вначале, в свое время он обсуждался на совместном заседании президиума художественного совета Союзгосциркa и кафедpы циркового искусства. Обучение c отрывом от производства, конечно же, предпочтительнее, но тут следует учесть одно обстоятельство. Мы, естественно, заинтересованы в том, чтобы режиссерское образование получили люди цирка и прежде всего артиcты, которым ЭТО образование поможет в их повсе­дневной творческой работе, a после ухода на пенсию даст возможность вплотную заняться постановочной работой. Но все дело в том, что цирковые aртисты, как правило, не идут на дневное отделение. Поэтому на очное отделение мы принимаем в основном абитуриентов «со стороны», не имеющих зачатую сколько-нибудь прямого отношения к цирковому искусству, a нередко равнодушныx к нему. Многие, закончив институт, уходят из нашей системы.

КОРР. Может быть, есть смысл в таком случае отказаться от очного образования и ограничиться заочным)

Ф. Б. Мы думали об этом, советовались c руководством Союзгосцирка, c управлениями учебных заведений союзного и республиканского министерств культуры. C учетом всех плюсов и минусов решили все же и впредь совмещать две формы обучения, по-прежнему делая упор на заочное образо­вание. Но в том н другом случае дает o себе знать наша давняя беда — цирковая кафедра постоянно испытывает трудности c набором абитуриентов.

КОРР. Что вы конкретно имеете а виду!

Ф. Б. Последние пять лет мы ежегодно принимаем на зaочное отделение режиссеров цирка десять человек. Вроде бы немного, но что получается на практике? Зачастую люди приходят c такой подготовкой, что не выдерживают вступитель­ных экзаменов. бывaет, что из 60--70 человек, рекомендован­ных Союзгосцирком, мы c трудом отбираем нужную «десятку». В прошлом году, например, из тридцати девяти абитуриентов были приняты девять — одного «не добрали» Еще хуже обстоит пело на дневном отделении, куда мы раз в три года принимаем пять человек. В том же 1987 году на пять мест былo подано всего девять заявлений, зачислили только четырех — куда ЭТО годится! A между тем была и есть договоренность института c руководством Союзгосцирка о том, что дневное отделение должно пополняться в основном за счет спецнаборов, что к нам придут молодые инспектора манежа, униформисты, другие работники цирка, которые в процессе учебы будут проходить практику в своих коллективах, a со временем вернутся сюда c режиссерским дипломом.
Однако за все годы, что существует очное отделение, не было ни одного абитуриента, который поступил быв институт по реко­мендации Союзгосцирка. Да и мы, работники цирковой кафед­ры, мало, очевидно, уделяем внимания рекламной информации в наших наборах, не всегда проявляем нужную требовательность при приеме учащихся. Но при всех трудностях очной подготовки эта форма обучения всегда себя оправдывала. Три четверти выпускников дневного отделения, оставшихся в цирке, находятся при деле, успешно работают режиссерами в цирках, Всесоюзной дирекции, ГУЦЭИ. Кроме того, на очном от­делении прошли подготовку около пятнадцати человек из стран социалистического содружества и сейчас трудятся в училищах, студиях и цирках Болгарии, Польши, Чехословакии, Монголии, Вьетнама. при кафедре уже десять лет существует двухлет­няя стажировка зарубежных режиссеров. Ев прошли pежиссеры Кубы, Польши, Венгрии.

КОРР. Уже несколько лег институт набирает учащихся на отделение организаторов циркового производства. Какие здесь успехи!

Ф. Б. Весьма скромные. Известно, что большинство цирковых руководителей на местах не имеют высшего и тем более специального образования. Многие из них пришли в нашу систему из других учреждений и ведомств. Для них в первую очередь и было создано в свое время отделение организато­ров циркового производства. Отделение-то создано, но пользы от него пока мало.

КОРР. Почему!      

Ф. Б. Среди выпускников разных лет не было (за исключе­нием двух-трех человек) директоров стационарных цирков и их заместителей, главных администраторов, то есть именно тех, кому, как говорится, сам бог велел получить профессиональ­ное образование, стать квалифицированным специалистом цир­кового дела. Не слишком охотно идут в институт и директора передвижных цирков (один из них даже «сбежал», недоучившись). Главк чаще всего рекомендует на это отделение молодых и, надо полагать, не лучших артистов, не имеющих ни опыта, ни влечения к административно-хозяйственной работе. Большинство из них «проваливаются» на первых же экзаменах.

Долгое время мы добивались, чтобы работникам Союзгос­цирка разрешили заниматься на одногодичных Высших театраль­ных курсах при институте, где по нашей просьбе были созданы отделения директоров и режиссеров цирка. Добились, выделили нам пять мест, и что же? A ничего! Дважды, в позапрошлом и прошлом годах, попытались набрать слушателей, но оба набо­ра были, по существу, сорваны — главк не прислал, не пореко­мендовал на эти курсы ни единого человека. Объяснение такое: цирковых работников не устраивает eжемесячная сторуб­левая стипендия, на нее, дескать, трудно «прожить» (речь идет о девяти месяцах учебы). Вот ведь как интересно получается: творческие работники театра стремятся попасть на эти курсы, a нашему цирковому брату, видите ли, стипендия мала!

Равнодушное отношение главка к абитуриентам и выпускни­кам института, его отстраненность от учебных дел тем более удивляют, что проблема кадров — одна из острейших проблем нашей системы. Возьмите тех же директоров цир­ков — сколько их сменилось за последние десять-пятнад­цать лет! Люди приходят и уходят, сегодня в стационаре один директор, a через полгода — другой, и никого это почему-то не тревожит. A как часто приходится слышать жалобы артистов, что неопытный директор не способен решить простей­шие организационно-производственные вопросы, не может соз­дать нормальные условия для работы коллектива, высказать свое мнение o художественном качестве программы. Разве неясно, что именно профессиональная учеба даст возможность покончить c «директорской чехардой», поднимет авторитет руководителя цирка, поможет закрепить кадры?

КОРР. До сих пор мы говорили o трудностях, связанных c набором учащихся. Но, как пишут в своих письмах читатели журнала, немало преград и сложностей возникает y людей и после получения институтского диплома.

Ф. Б. И правильно пишут. Складывается парадоксальная ситуация: человек обретает серьезные профессиональные зна­ния, на его образование расходуются государственные деньги, a потом выясняется, что применить эти знания негде — никому они вроде и не нужны. Горько об этом говорить, но многие наши выпускники оказываются после института не y дел, им никто и ничего не поручает, никого не интересует, как сложится дальнейшая творческая судьба молодого режиссера. Кому-то после долгих мытарств удается заявить o себе, пробить ледяную стену равнодушия, но многие так и остаются «безработными c дипломом». Приведу пример несколько иного характера, но из той же, как говорится, оперы.

B свое время на отделение организаторов циркового про­изводства поступила K., в прошлом известная гимнастка, заслу­женная артистка республики, лауреат конкурса на Всемирном фестивале молодежи и студентов в Софии. K учебе она отнеслась серьезно и защитила диплом c отличием. Казалось бы, никаких проблем c трудоустройством после института у нее не возник­нет. Однако сегодня K. работает... гардеробщицей москов­ского цирка. Говорят, нет вакансий. Можно только удивляться, что в многотысячном коллективе Всесоюзного объединения не нашлось места для профессиональной артистки, получившей высшее цирковое образование.

КОРР. Задам вам несколько неожиданный вопрос. В №8 на­шего журнала за прошлый год опубликован отчeт о собрании секции эстрады и цирка ЦДРИ. В нeм приводится выступление начальника отдела координации художественной работы Союз­госцирка В. Голoвко, который, в частности, заметил:

«Думаю, нам нужно пересмотреть подготовку режиссерoв в ГИтиСе. Я вам честно скажу, я там вел год или полтора курс режиссуры, a потом сказал: «Товарищи, я больше в ГИТИСе не преподаю». Как вы, руководитель цирковой кaфедры института, относитесь к такому заявлению!

Ф. Б. Откровенно говоря, меня крайне удивило выступление B. Головко. И вот почему.

Пять лет назад Головко был приглашен кафедрой для работы со студентами первого дневного курса режиссуры. Откровенно говоря, мы много ждали от этого опытного режиссера и артиста, которому несомненно есть чему научить творческую молодежь. K сожалению, наши надежды не оправдались. К своим преподавательским обязанностям он относился спустя рукава, ссылаясь на вечную занятость: на заседа­ния кафедры не ходил, в обсуждении методики преподавания не участвовал. Занятия обычно сводились к тому, что студенты присутствовали на его репетициях представлений в Олимпий­ском комплексе, причем, бывали случаи, когда занятия заменя­лись... коллективным плаванием в бассейне. Все это кончилось тем, что студенты попросили назначить другого преподавателя, занять их учебное время более полезным делом, и институт вынужден был расстаться c Головко. Позже он изъявил жела­ние вернуться на кафедру, но ему было отказано. Так что обстоятельства ухода B. Головко из института выглядят несколь­ко иначе, чем он попытался представить это в своем вы­ступлении.

КОРР. Феодосий Георгиевич, за последние полтора-два года опубликован ряд документов, направленных на коренное улучшение качества подготовки и использования специалистов c высшим образованием. Как это сказалось в работе вашей кафедры!

Ф. Б. Документы, o которых вы говорите, и прежде всего Постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР «Об основ­ных направлениях перестройки высшего и среднего образования» помогли нем критически пересмотреть свою работу, наметить конкретные меры для устранения просчетов и недостатков. A их, к сожалению, немало. Мы, работники кафедры, отнюдь не считаем, что нами сделано все возможное для успешной подготовки творческих кадров цирка. Далеко не все! Мы не проявляем нужной твердости, когда речь идет o проведении практики студентов и устройства их на работу после окончания института, не ориентируем учащихся, особенно дневного отделе­ния, на создание не только программ, но и номеров, мало уделяем внимания научным исследованиям. Учебный процесс перегружен лекциями, не оставляющими зачастую времени для индивидуальной работы c людьми, не в полную меру исполь­зуются при обучении студентов богатейший опыт и знания ве­дущих мастеров манежа.

B Постановлении прямо говорится o повышении ответствен­ности объединений и предприятии за комплектование высших учебных заведений, за обучение и правильное использование дипломированных специалистов. Оно требует постоянного вни­мания к выпускникам институтов, создания им благоприятных условий для систематического повышения квалификации. Думaю, что это требование имеет самое непосредственное отношение к нашему главку.

КОРР. Скажите, пожалуйста, какие нoвыe формы обучения предполагается организовать на кафедре в ближайшее время!

Ф. Б. Искусство манежа до сих пор не знало системы вузовской подготовки цирковых исполнителей. Между тем отсут­ствие артистического мастерства, неумение общаться c партне­рами, незнание грима, пластики, основ хореографии и т. д. создает, как правило, несоответствие между трюковым и худо­жественным качеством номера. Осенью этого года впервые в истории ГИТИСа откроется заочное отделение по подготовке артистов цирка. Учебный курс рассчитан на пять лёт c ежегод­ным зачислением десяти абитуриентов, в основном, как нам представляется, выпускников ГУЦЭИ. На этом отделении мы, естественно, не будем обучать людей цирковым профессиям, скажем, жoнглированию или эквилибру, — речь идет о приобретении учащимися глубоких и всесторонних знаний, связанных c художественным творчеством, o приобщении молодых артистов к высокой исполнительской культуре. Начало, может быть, и скромное (десять человек — это капля в море для много­тысячного циркового «конвейера»), но ведь важно начать, сделать первые шаги, a там, глядишь, появятся новые возмож­ности, откроются новые горизонты.

КОРР. В нашей беседе, насколько я понимаю, затронуты основныe прoблемы и Трудности, с которыми вы встречаетесь из года в год. A если попробовать суммировать все сказанное и поставить вопрос так: в чем наиболее остро нуждаются сегодня молодыe режиссеры, другие выпускники вашей кафедры!

Ф. Б. B добром, неравнодушном, отношении к ним руко­водства Всесоюзного объединения госудaрственных цирков, его отделов и подразделений. Молодым режиссерам надо помогать, предоставлять им широкую возможность применить полученные ими знания на практике. Только при таком отношении выпускники нашей кафeдры смогут в полной мере  рacкрыть свои спо­собности.


Журнал Советская и цирк. Декабрь 1986 г.

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100