В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Монолог плотника

- А, а, а,  Владимир!  заходи,  заходи - радостно  встречает  меня  дядя  Ваня, - что-то  тебя  давно  не  было  видно,  работы  видать  много!?

- Да,  дядя  Ваня,  главный  режиссёр  затеял  грандиозную  постановку.  Праздничный  парад  ко  дню  Победы.  За  кулисами  солдат  целая  рота,  кругом  шинели,  автоматы,  пахнет  гуталином,  звучит  военная  команда,  ходят  строевым  шагом.  Их  так  много  что  невозможно  попасть даже  в  туалет,  один  с  облегчением  выходит,  тут  же  заходит  другой.  Медвежья  болезнь,  что  ли  у  них.  Ну,  вот  я  освободился  и  сразу  к  вам.

 - А  что  он  главный,  соображает  в  своём  деле  али  как?

 - Ближайшие  дни  расставят  всё  по  своим  местам.  Ему  здесь  если  говорить  откровенно  нечего  делать.  Москва  прислала  мы  обязаны  принять,  у  вас  то  как?  Тут  он  выключил  строгальный  станок,  стряхнул  с  себя  древесную  муку,  предложил  мне сесть,  и  начал  говорить:

Есть  такие  люди,  что,  не  подумавши,  могут  сказать,  будто  плотник  в  цирке,  так,  тьфу,  лицо  малозначительное,  а  то  и  вовсе  не  нужное.  Каждый  работающий  в  искусстве  свою  профессию  ставит  выше  любой  другой.  Конечно  мне  не с  руки  сравнивать  себя  с  дирижёром  али  режиссёром  и  уж  тем  более  с  директором.  цирка.  Люди  они  солидные,  у  каждого  свой  кабинет  имеется,  правда  небольшой,  но  что  поделаешь  «По  Тришке  кафтан,  по  Сеньке  шапка»,  а  вот  меня  простого  плотника  простором  никто  не  ограничивает.  Мне  простор  для  дела  нужон.  Вот  тут  у  меня  брусок,  доска,  хфанера.  У  меня  одного  инструменту  видимо -  невидимо,  и  каждый  шпингалет  своё  место  знает.  Одних  шурупов  захочешь  пересчитать,  жизни  не  хватит,  а  тут  у  меня  гвозди.  У  меня  порядок,  и  все,  потому  что  я  на  своём  месте. У  нас  в  стране  беда  в  том,  что  многие  сидят  не  на  своих  местах.  Ему  бы  в  дворниках  пользу  приносить,  а  он  в  начальниках  баклуши  бьёт. Обленился  народ,  никто  работать  не хочет. Кое - кто  думает,  что  только  на  арене  происходят  дела  особой  важности,  увы.    Все  сурьёзные  дела  зачинаются  тут  у  меня  в  подвале.  Карандаш  только  на  подходе,  а  ко  мне  уже  бегут.  Выручай  дядя  Ваня!  А  как  ещё-то.  Мол,  нужна  реклама,  а  у  него  характер… Характером  меня  не  возьмёшь,  я  насмотрелся  за  свою  жизнь  на  характерных,  спрашиваю,  что  конкретно  с  меня  стребуется?  Отвечают  щиты  дядя  Ваня!  Много  щитов,  к  нам  едет  Карандаш,  а  он  шутить  не  любит.  Я  их  успокаиваю  и  даю  команду,  ежели  нужны  щиты,  то  мне  нужна  хфанера,  доска,  брусок,  два  ящика  гвоздей,  и  всё  такое  прочее. Ну,  тут  уж  главный  администратор  берёт  под  козырёк,  и  говорит,  всё  будет  исполнено  в  точности  и  в  срок.  Искусство  артиста  не  материально,  оно  на  арене  рождается  и  тут  же  на  арене  умирает.  А  ежели  он  плохой  артист,  то  и  память  о  нём  долго  не  живёт.  Вот  ведь  какая  грустная  картина  получается.  А  мой  труд  материален,  то,  что  я  делаю  своими  руками, остаётся  на  много  лет.

Расскажу  один  случай: " Заходит  как-то  ко  мне  сюда  в  столярку  один  молодой  артист,  высокий,  ладный,  красивый.  Как  говорится  всё  при  нём,  ни  убавить,  ни  прибавить.  Ага,  значит,  заходит,  оглядывается  по  сторонам,  а  у  меня  порядок.  Вот  так  стоит  и  ни  слова,  сробел  парень,  а  как  не  сробеть,  кругом,  ну  сам  понимаешь,  а  у  меня  порядок. Ну  а  как  освоился,  говорит:

 - Здравствуйте  Иван  Андреевич!

Здравствуйте – отвечаю  я,  можно  и  без  отчества,  мы  люди  простые  от  нас  не  убудет.  С  чем  к  нам  пожаловали?.

 - Да  вот  дядя  Ваня,  ящик  нужен.  Ага,  ну  понятно,  нужен , так  нужен,  без нужды  ко  мне  никто  не  приходит.  Ну  а  бумага  у  тебя  сынок  имеется? .  Он  молчит  и  так  странно  смотрит  на  меня  будто  изучает,  и  лукавый  блеск  в  глазах.  Вот  тебе  понадобился  ящик,  и  ты  сразу  идёшь  к  дяде  Вани,  а  почему?  Да  потому  что  кроме  меня  сколотить  этот  ящик  некому.  У  нас  ведь  как,  заводом  есть,  кому  командовать,  районом,  городом,  а  простой  ящик  сколотить  некому.

 -  Не  мне,  отвечает  он,  а  под  реквизит.  Ишь  как  паутину  плетёт,  понял  мой  намёк.  Знаю  что  не  тебе,  ежели  бы  тебе,  то  ентот  ящик  заказывали  другие.  Он  мне  твой  ящик  к  примеру  и  на  дух  не  нужон,  какая  мне  с  того  польза,  но  коли  я  в  искусстве  работаю,  то,  как  культурный  и  образованный  человек,  должон  супротив  тебя  начатый  разговор  довести  до  логического  завершения.  Что  бы  обе  стороны  удовлетворение  имели.  То  есть  выслушать  тебя,  а  ежели  отказать  придётся,  то  дипломатично,  вежливо.  Я  ведь  академий  не  заканчивал , они  мне  не  нужны.

 - Так  я  говорю,  али  нет?

 -Так,  отвечает  он.  Угу,  ежели  так,  то  ты  должон  знать,  как  это  делается.  А   делается  это  так:  берёшь  чистый  лист  бумаги,  пишешь  заявление  на  имя  директора  цирка,  если  у  тебя  на  ентот  ящик  есть  разрешение  из  «Главку»,  директор  его  подписывает,  тогда  милости  просим  ко  мне.  И  вот  тут  хочу  тебе  сказать , будет  у  тебя  ящик  или  не  будет,  зависит  от  меня,  потому  как  я  тут  хозяин.  А  у  тебя  сынок,  поди,  и  разрешения  нет.  А  вы  угадали  дядя  Ваня,  говорит  он  мне  и  улыбается,  у  меня  действительно  нет  разрешения.  А  я  и  не  сумлевался  что  нет,  да  у  меня  и  хфанеры  нет,  а  на  нет  и  суда  нет. Вот  и  вся  хфилософия  сынок.

 - Так  куда  же  она  девалась?  Это  он  мне  в  упрёк.

 -  Куды  девалась?

 - А  туды  и  девалась,  не  твоё  это  дело,  молод  ещё.  На  Карандаша  и  девалась,  вон  какую  агромадную  рекламу  отгрохали,  метров  пять  в  высоту  почитай  будет.

 -  А  меньше-то  не  смогли?  Меньше-то  не  смогли  тебя  не  спросили,  нет  у  вас  молодых  уважения  к  старшим,  совсем  от  рук  отбились.

 - Так  что  же  он  у  нас  один  такой;  а  Никулин,  Попов , Филатов,  Волжанский,  они  что  хуже  Карандаша?

 - Хуже  не  хуже,  только  я  на  Карандаша  более  всего  хфанеры  отпустил,  Какая  хорошая  была  хфанера,  не  хфанера,  а  сказка.  Тут  у  нас  как-то  цельная  группа  клоунов  гастроль  устраивала,  так  я  на  них  меньше  всего  хфанеры  отпустил.  «Шутки  в  сторону»,  поди,  слыхал?

 - Как  не  слыхал,  Витю  Синенко  лично  знаю.  Вот,  вот,  хороший  парень,  он  ко  мне  часто  заходил,  а  как  он  на  арене « цыганочку»  танцевал,  так  даже  в  театре  не  могут.

 - Ну  и  отпустил  бы  им  фанеру  дядя  Ваня!.  Так  и  отпустил,  а  иначе  из-за  принципа  ничего  бы  не  сделал.  Интересная  у  вас  дядя  Ваня  философия,  выходит,  что  рекламу  на  артистов  вы  делаете?

 - А  кто  же  ещё,  не  в  кабинетах  же  она  делается.

 - Я  смотрю  на  вас  дядя  Ваня,  вы  не  просто  плотник,  вы  Наполеон!    Хуже  сынок,  хуже,  Наполеону-то  оно  легче  было,  у  него  целая  свита  генералов,  а  я  один.  Вот  так  сынок,  время  на  разговоры  у  меня  кончилось,  кланяюсь   великодушно ,  работы  много.  Одним  словом  нет  хфанеры.

 - Так  ведь  я  за  наличные  дядя  Ваня.  Так  и  сказал,  да,  без всякой  хитрости.

 - Ежели  за  наличные,  то  я  подумаю.  Ты  дверь-то  сынок  прикрой,  а  то  сквозит.

 - Мне  не  думы  нужны  дядя  Ваня,  мне  ящик  под  реквизит  нужен.

 - Вот  теперь  вижу  что  нужон,  а  то  всё  вокруг  да  около,  а  я  шибко  это  не  люблю.

 - Я  так  и  хотел  сразу  сказать,  так  у  вас  фанеры  нет.

  - А  её  и  сейчас  нет,  но  найти  можно,  потому  как  это  жизнь,  она - то  так,  то  эдак,  сегодня  нет , завтра  есть.  В  нашем  деле  тоже  без  хитрости  никак.

 - Тебе  какогу   размеру  ящик-то  нужон?

Да  обычный,  стандартный  под   барахлишко.

  - Ну  коли  под  барахлишко,  обычный,  стандартный,  мы  тебе  его  вмиг  сколотим.  Значит,  договорились,  под  барахлишко?

 - Под  барахлишко.

 - За  наличные?

 - За  наличные.

 - Так  и  оглянуться  не  успеешь,  как  всё  будет  готово,  а  он  смотрит  на  меня,    хитро  улыбается,  потом  говорит:

  - Как  вы  думаете,  дядя  Ваня  мы,  когда - нибудь,  придём  к  светлому  будущему,  при  таких  общественных  отношениях.

  - А  что  такое?  Кто  тебе  не  даёт  идти  к  светлому  будущему?

 - Ну  как,  то  есть  фанера,  то  нет  фанеры.  Где  же  государство,  где  же  закон?

 - А  вот  тут  в  подвале,  я  и  государство,  я  и  закон,  а  светлого  будущего  не  будет.

 - Это  почему  же,  партия  ведь  сказала…

Да  мало  ли  чего  партия  сказала,  с  похмелья  и  не  такое   скажешь,  только  я  этого  не  хочу.

 - Все  хотят,  а  вы  не  хотите,  это  почему  же?

 - Да  так  не  хочу  и  всё,  потому  что  не  верю.

 - Значит,  нас  обманули,  пообещав  светлую  жизнь?

 - Обманули,  крепко  обманули,  обманут  ещё  ни  один  раз.

И  вот  тут  усыпив  мою  бдительность,  он   делает  мне  подсечку,  как  момент-то  ловко  выбран.  --А  сам-то  дядя  Ваня  не  обманываешь?

 - Сам-то?  Обманываю,  только  мой  обман  в  моих  руках.  Вот  этим  топором  с  двенадцати  лет  как  в  руки  вложили  ,  так  и   обманываю.  Трудом  сынок  никого  не  обманывают,  трудом  можно  только  самого  себя  обмануть.  А  наличные  меня  богатым  не  сделают,  так  маленькая  радость  к  выходному  дню.  Ну  как,  убедил  я  тебя?

 - Убедил  дядя  Ваня,  ответил  он.

 - Так  что  за  наличные  я  тебе  не  только  ящик  сколочу,  терем  построю.

 - Мне  терем  не  нужен, мне  ящик  нужен.

 - А  то  я  не  знаю,  какой  тебе  ящик  нужен.  Вот  из  этой  доски,  я  нарежу  бруски,  доска  хорошая  сухая.

 - Да  мне  всё  равно  дядя  Ваня,  сухая,  сырая,  кривая,  мне  ящик  нужен.

 - Это  тебе  всё  равно,  а  у  меня профессия.  Я  должен  сделать,  как  положено,  от  сухого  бруса  ящик  будет  лёгким  как  пух.  Чтобы  хороший  сколотить  ящик  умение  требуется,  необходима  гармония.

 - Какая  гармония  дядя  Ваня!  Ящик  он  и  есть  ящик.

 - А  вот  это  ты  напрасно,  это  только  навскидку,  будто  ящик  так  тьфу,  взял  и  сколотил.  Ящик  должен  быть  удобным,  прочным  лёгким,  многофункциональным.  Длина,  высота,  ширина  всё  должно  соответствовать.

 - Дядя  Ваня  ящик  то  простой.

 - Ящик  то  простой,  но  в  простоте  заключена  многовековая  человеческая  мудрость.  Хфанеру  я  возьму  от  Карандаша,  какая  хорошая  хфанера,  на  эту  хфанеру  только  любоваться,  мечта,  а  не  хфанера.  Крышку  для  удобства  на  петли  поставлю,  вон  их  сколько  петель-то  у  меня  тьма- тьмущая.  Покрашу,  краска  хорошая,  импортная,  от  Кио  осталась.  Для  прочности  уголки  поставлю,  углы  жестью  обобью,  ну,  как  положено,  сделаю.  А  у  этих-то  артистов,  что  с  ящиками  работают,  толковый  был  отец,  сыновья  не  то, сыновья  потребители.  Ящик  то  он  что,  ящик  если  не  вечен,  то  всё  равно  живёт  дольше  своего  хозяина.  Человека  нет,  а  ящик  тут,  вон  сколько  у  меня  их  на  складе,  они  как  надгробные  плиты,  напоминают  о  своих  хозяевах.  Вот  и  твой  ящик  о  тебе  помнить  будет.  А  он  мне  тут  и  говорит:

 - Дядя  Ваня,  что  это  вы  так  грустно?

 - Ты  эту  смерть  сынок,  своей  молодостью  перехитрил,  но  это  не  означает  что  навсегда,  а  лишь  на  время.  Профессия  твоя  опасная,  вот  в  чём  вопрос.  А  ящик  я  тебе  сегодня  же  сколочу,  хороший  будет  ящик,  крепкий.  Брусок  сухой,  хфанера  от    Карандаша,  краска  импортная  от  Кио..  Лёгкий  будет  ящик,  как  пух,  для  прочности  уголки  поставлю,  углы  жестью  обобью,  хорошо  сработаю,  на  совесть  сделаю.


Из книги Паяцы Владимира Фалина

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100