В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Монолог слесаря

Вот все говорят театр, театр! Какая невидаль театр я, что в театре не был? Ну, там опера, балет, на худой конец оперетта, всё это не то ребята. А вот цирк, я вам скажу мужики, дело серьёзное. 

В  цирке   всё  по  праве,  даже  если  упал  и  то  по  правде.  Ну,  нет  в  цирке  обману.  Вон  молодой  паренёк  перелетает  с  трапеции  на  трапецию,  аж  дух  захватывает,  и  что  скажете  не  правда?  Ты  приди,  посмотри,  если  мне  не  веришь.  Туда  забраться  и  то  голова  кругом  идёт.  Страшно,  ещё  как  страшно!  А  в  театре  всё  по нарошке,  там  если  артист  падает,  то  делает  так  неуклюже, так   непрофессионально   что  смотреть  не  хочется. Оказывается,  уметь  правильно  падать,  это  же  целая  наука,  больше  скажу,  великое  искусство.

      Раньше  то -  я  на  заводе  работал,  слесарем  значит.  У  нас  ведь  как  в  цеху-то?  Станки  токарные,  шлифовальные,  фрезерные,  расточные,  заточные,  строгальные  карусельные,  всех  не  перечислишь,  запах  масла  и  шум.  Народ  не  плохой,  работящий,  а  вот  культуры  маловато.  А  как  хочется  среди  таких  людей  ума  да  разума  набраться,  поднять свой  культурный   уровень. Я  как  на  пенсию  вышел,  ну  и  к  начальнику  цеха.

  - Вот,  мол,  подпиши  Иван  Игнатич,  сил  моих  больше  нет,  всё  выдохся.

  - Ну  что  же – говорит  он  мне – на  пенсию  в  наше  время  не  проживёшь.  Тут,  я  думаю,  спорить  со  мной  не  будешь,  поди  работу   себе  подыскал?

 - Подыскал – отвечаю  я.

 - И  куда?  Ежели  не  секрет.

  - В  цирк – отвечаю  ему  спокойно.

  - Куда,  куда? – переспрашивает  он.

  - Да  в  цирк,  куда  же  ещё,  я  не  из-за  денег,  хочу  поближе  к  искусству  быть.

 - Не  поздно?

  - Да  это  Иван  Игнатич  как  посмотреть,  у  нас  ничего  во  время  не  получается.  Может  и  поздно,  не  знаю,  тут  ведь  многое  не от  меня  зависит.

 - И  что  ты  там  делать  собираешься,  что  клоуном,  Никулину  подсоблять?

 - Зачем  клоуном,  на  клоуна  таланту  надо  иметь,  я  иду  в  цирк  по  своей  специальности,  слесарем,  гайки  крутить.

 - Ну  и  крути  их  здесь,  на  заводе,  какая  тебе  разница?

 - А  вот  и  разница,  маловато  в  нас  Иван  Игнатич  культуры,  душевной  теплоты  маловато,  чёрствые  мы  все  какие-то  стали,  Вот  я  и  хочу  устранить  этот  пробел.

 - Значит  чёрствые  стали?  Ну  что  же  уговаривать  не  стану,  иди,  устраняй  свой  культурный  пробел,  вот  только  кажется  мне  что  поздновато.

 - Может  и  поздновато,  не  спорю,  только  человек,  он  ведь  Иван  Игнатич  с  опозданием  осознаёт  свои  грехи,  и  неблаговидные  поступки.  Ну,  вот  такая  его  природа  сволочная,  да  и  живём  мы  как – то  не  по  заповедям  Христа,  а  диавол  тут  как  тут  рядом  и  не  дремлет,  вот  и  совращает  человека.  Ему  только  и  надо  чтобы  мы  все  перегрызлись.

 - Никак  в  бога  веруешь? – осадил  он  меня.

 - Верую,  а  больше  и  верить  некому,  так  ведь  и  в  конституции  записано.

 - Ну  что  там,  в  конституции  записано,  и  как  записано,  это  ещё  надо  посмотреть,  точных  данных  у  меня  нет,  а  вот  в  твоих  анкетных  данных  в  графе  вероисповедание   «атеист»  проставлено,  вот  это  я  точно  знаю.

 - Проставлено,  верно,  не  спорю.  Только кем  проставлено?  То-то  и  оно,  не  мной  проставлено.  По  принуждению  проставлено  и  не  моей  рукой,  а  рукой  чиновника,  вот  он  чиновник-то  и  взял  грех  на  свою  душу.  Он  ведь  знаете,  какой  ноне  у  нас  чиновник  то  пошел,  чтобы  усидеть  на  своём  месте,  он  у  родной  матери  документ  стребует,  и  соответствующую  графу  по – своему  усмотрению  исправит,  что  не  так?

  - Так,  так,  говори   дальше.

  - Вот  я  и  говорю,  что  всю  жизнь  вставал  по  будильнику,  до  смерти  устал.  А  в  цирке  мне  на  работу  к  десяти  утра,  ни  тебе  проходных,  ни  табельных,  ни  пропусков,  ни  забора  с  колючей  проволокой,  ни  транспортных  расходов,  живу  то  я  рядом.

А  зарплата,  она  везде  у  нас  никудышная.  Человек то  у  нас  Иван  Игнатич,  как  ни  крути,  всё  крепостным   выходит,  а  значит  платить  нигде  не  будут.  Выслушал  он  меня,  потом  и  говорит:

 - Ты,  с  этим  делом,  да  со  своими  мыслями  давай,  как  ни  будь  поаккуратнее.  При  усатом  тебе  бы  за  такие  вольные  тирады  десятку  срока  вмиг  бы  впаяли,  При  Никитке,  тоже  по  головке  бы  не  погладили.  А  вот  при  Лёньке  ещё  ничего,  сойдёт,  но  всё  равно  будь  начеку.  Сегодня  у  нас  так,  а  завтра  вдруг  всё  и  возвернётся.  Так  что  нос  надо  строго  по  ветру  держать.  Я  и  сам  эту  власть…  Но  куда  денешься.  Вот  я  с  такими  напутственными  словами  от  своего  прежнего  начальства  и  устроился  в  цирк  на  работу. В  цирке  мне  всё  нравится,  но  в  особенности  как  артисты  умеют  падать.  У  нас  ведь  улицы   не  убираются,  как  страдает  народ  особенно  в  гололёд.  Так  вот  я  предлагаю  учить  жителей  нашего  города  умению  падать.  Затрат  никаких,  а  экономия  по  больничным  листам  просто  фантастическая.

      Расскажу  один  случай:  Я  тут  как-то  на  днях  с  одним  мужиком  в  магазине  промеж  двойных  дверей  столкнулся.  А  там  от  перепада  температур  тонкий  ледок  образовался.  Вот  такой  пацкудный  незаметный  ледок,  главная  его  хитрость  в  том,  что  он  для  простого  взгляда  не  виден.  А  мужик  с  виду  такой  озорной,  красномордый,  в  самом  соку.  Про  таких  говорят,  его  и  оглоблей  не  перешибёшь.  Ну  крепкий  мужик,  очень  крепкий.  И  вот  этот  самый  ледок  в  секунду  уложил  на  правый  бок  эту  громилу,  и  даже  «Ох»  из  груди  вырвалось.  А  у  него  в  боковом  кармане  драпового  пальто  белоголовка  лежала,  а  батон любительской  колбасы  в  другом  кармане.  Вот  на  неё-то,  на  колбасу  он  со  всего  маху  и  хряснулся.  И  вот  эта  колбаса,  что  за  два  рубля  двадцать  копеек  спасла  его  рёбра.  Упади  он  на  левый  бок,  неизвестно  чем  бы  всё  это  кончилось.  Но  и  при  благополучном  стечении  обстоятельств,  не  удалось  избежать  потерь. Трагедия  в  том,  что  из  левого  кармана  бутылка  склизь,  и  в  дребезги.  У  меня  от  этой  сцены  сердце  так  и  заныло,  а  у  мужика,  верите,  нет,  вот  такие  крупные  слёзы,  как  бриллианты,  так  и  покатились.  Я  к  нему  подсоблять, - рёбра  целы – спрашиваю – целы  да  куда  они  мать  их  в  душу  денутся,  я  всегда  падаю  на  правый  бок,  так нас  учили  когда  я  с  трамплина  прыгал,  да  и  группировку  я  сразу  взял , акробатика  помогла,  занимался  в  детстве.  Тело-то  он  не  ушиб,  а  вот  душа  сильно  страдала.  Целую  неделю  как  тень  ходил,  переживание  имел,  и  ни  какого  притворства,  всё  по  настоящему.

Разве  они  так  могут  на  театре?  Да  никогда.  Меня  поразило,  как  он  ловко  в  секунду  группировку  взял.  Я  его  потом  ни  один  раз  встречал – как  с  рёбрами-то  спрашиваю  всё  в  порядке?

- А  куда  они  эти  рёбра-то  денутся,  надо  уметь  падать,  а  вот  бутылку  жаль,  как  вспомню,  сердце  так  и  заноет.  Что  поделаешь, так  Господь  распорядился,  оно  может  и  к  лучшему,  поди  пить  буду  меньше.  Видать  Спаситель,  таким  образом,  предупреждение  даёт.  Я,  почему  театр-то  не  люблю,  да  враньё  всё  это.  А  вот  цирк  люблю,  цирк  я  обожаю.  У  нас  тут  ведь  как..  Когда  ребята  с  трапеции  срываются,  то  в  сетку  падают,  а  красиво  то – как!.  Мне  мальчонка  воздушный  гимнаст  так  и  говорит. 
- Дядя  Боря,  наука  вроде  не  сложная,  но  терпение  проявить  надо,  будешь  падать,  сразу  бери  группировку,  укороти  своё  тело  на  две  трети,  ну  а  дорогу  будешь  переходить,  тут  для  всех  одна  наука  «не  торопись»  ноги  пошире  руки  по  сторонам  для  балансу.  А  уж  если  склизнул,  на  руки  не  падай,  не  подставляй  их  под  себя,  они  ломаются  как  спички.  Ты  же  знаешь  какие  у  нас  ноне  врачи  пошли,  к  ним  лучше  не  попадать.  И  всегда  поосторожнее,  наука  наукой,  а  без  Бога  не  до  порога.   Ну,  вот,  к  примеру,  опера..  И  что?  Петь-то  некому,  я  за  всю  оперу  в  мировом  масштабе  ничего  более  определённого  сказать  не  могу,  но  у  нас  в  этом  искусстве  нет  хороших  исполнителей.  Я  не  против  оперы  как  таковой,  я  против  плохих  певцов,  а  их  у  нас  тьма.  Вон  этот  итальянец  который  пел  в  «Большом  театре»  его  до  50ти  раз  на  сцену  с  криками « БРАВО!»  вызывали.  У  нас  таких  нет.  Правда,  один  там  прописался,  бывший  футболист.  Он  же  на  сцене,  от  напряжения  как  медный  самовар  краснеет.  Ну,  если  тяжело  петь,  не  пой,  иди  на  базар  торгуй  мандаринами.  Он  там  всех  пережил,  и  как  ему  это  удалось?

     А  к  нам  в  цирк,  с  полгода  назад  Никулин  приезжал,  так  ведь  до  сих  пор  весь  город  смеётся.  Сядешь  на  ходу  в  синий  троллейбус,  и  там  смеются.  Тебе  плохо,  тоска  одолела,  приходи  к  нам  в  цирк,  на  спектакль,  программу  посмотришь  полгода  смеяться  будешь. Если, нет  денег , купить  билет,  не  отчаивайся,  подойди  к служебному  входу,  спроси  дядю  Борю,  меня  в  цирке  каждая  собака  знает,  я  выйду,  проведу,  местечко  организую,  сделаю  всё  по  высшему  разряду.  Это  тебе  в  оперном  театре  дадут  от  ворот  поворот,   а  у  нас  цирк,  у  нас  душа.  Мы  ближе  к  простому  народу,  а  они  к  аристократии.  Мы  никого  не  обижаем,  мы  любим  всех.  Цирк  всем  помогает,  и  взрослым  и  детям    вот  те  крест  как  помогает.  А  то  театр,  какой  театр!  Вот  Никулин;  и  цирк,  и  театр,  и  опера.  У  нас  ведь  нет  ничего,  только  цирк  и  остался,  а  цирк  у  нас  самый  лучший  в  мире.  За  60 коп,  айда  к  нам  на  дневной  спектакль,  деньги  небольшие,  посадим  тебя  в  третьем  ряду,  будешь  сидеть  как  у  Христа  за  пазухой,  удобно,  хорошо,  а  главное  всё  видно.  В  антракте  можно  и  к  пивку  приложиться,  завезли,  свежее, « жигулёвское».  Всё  покажем  ничего  не  утаим,  желание  проявишь,  падать  обучим , и  гололёд  тебе  будет  нипочём.  Значит,  хорошо  запомни  первое  правило;  всегда  падай  на  правый  бок.  Второе  правило;  падая,  сложись  (возьми  группировку).  Это  нужно  для  того,  чтобы  укоротить  длину  тела.  Хлобыснёшся  «каланчой»  мозгов  не  соберёшь.  Третье;  иди  осторожней (помни  улицы  у  нас  не  убираются)  ноги  пошире,  руки  по  сторонам.  Это  называется  «пингвинистая  походка».  Четвёртое  правило;  ручонки  под  себя  не  подставляй(бесполезно),  они  ломаются  как  спички,  а  врачи  у  нас  сам  знаешь  какие,  к  ним  лучше  не  попадать.  Ну  вот,  теоретическая  подготовка  у  тебя  есть,  теперь  дело  за  практическим  навыком,  тут  уже  немного  посложнее,  без  практики  никакая  наука,  наукой  быть  не  может.   Поэтому  приходи  не  стесняйся,  тут  не  театр  тут  цирк,  встретим  тебя  как  родного.  А  то  театр,  а  то  опера!  Нет  у  нас  ни  того  ни  другого.  Вот  только  цирк  и  остался.

Из книги Паяцы Владимира Фалина

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100