В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Монолог уборщицы

Это у их циркачей круг 13 метров. А мои круги до 17-го ряда, и каждый последующий больше предыдущего. 

На  волка,  на  хищника  гон  идёт,  так  и  там  территорию  флажками  огораживают,  а  кто  мою  территорию  огородил?  Я  вот  какой  уж  год  маюсь,  а  концов  так  и  не  найду.  Бери  тётя  Маша  работы , сколько  пожелаешь,  хоть  весь  цирк  бери.  Мой  внучёк  Вася  и  тот  сообразил,  говорит  бабушка  у  нас  справедливости  нет , и  не  будет.  Я  тут  как  то  села  в  кресло  12 го  ряда  и  стала  думать,  какую  же  я  территорию  убираю.  Самый  главный  вопрос,  откуда  у  меня  такая  занятость  по  работе.  Ну  вот  давайте  подсчитаем:  кабинет  директора,  кабинет  главного  дирижёра,  главного  режиссёра,  главного  бухгалтера,- это  только  главные  кабинеты,  а  есть  и  не  главные,  но  там  тоже  убираться  надо.  Идём  дальше,  кабинет  врача,  администратора,  инспектора  манежа,  билетеры,  контролёры,  гостевая  ложа,  фойе.  Но  самое  трудное,  это  покорить  Эверест.  Эверестом  я  называю  зрительный  зал,  тут  и  монгольская  лошадка  такой  нагрузки  не  осилит.  Я  порой  гляну  в  манеж,  что - то  не  шибко  циркачи  своих  лошадок  наказывают,  за  хорошую  работу  морковкой  угощают.  А  тут  хотя  бы  к  празднику  десятку  дали.  Угу,  дождешься  от  них.  А  слонам  оказывается  вино  положено,  для  снятия  стресса,  так  мне  внучек  доложил,  скажите  мне,  какой  и  от  чего  у  слона стресс.  Вы  думаете,  слон  это  вино получает?  Угу,  как  бы  ни так,  тут  дураков  нет.  Вон  мой  Вася  и  тот  все  эти  безобразия  видит.  Так  и  говорит – бабушка  это  вино,  когда  оно  дрессировщику  пить  надоедает,  он  его  на  коньяк  меняет,  главное  что  бы  в  бухгалтерии  на  алкогольные  напитки,  сумма  под  отчет  сходилась,  вот  и  вся  дрессура.  Вон  как  морда  у  дрессировщика  от  пьянки  опухла,  я  с  15 го  ряда  всё  вижу.

                      А  тут  как  то  у  нас  медведи  гастролировали,  сумасшедший  дом,  другого  слова  и  не  подобрать.  Как  же  они  орали,  понятно  медведь  дикое  животное,  а  они  его  потехи  ради,  заставляли   на  самокате  покататься.  Нужен  медведю  этот  самокат.  Я  иногда  пошлю  внучка,  говорю  деточка,  а  ну- ка  узнай,  о  чём  там  дяди  разговаривают,  да  смотри  что  бы  тебя  не  заметили.  А  он  смышленый  такой  отвечает: - я  бабушка  как  «Невидимка»  в  любую  щелку  пролезу,  не  волнуйся,  я  их  всех,  когда  выросту,  на  чистую  воду  выведу.  Они  узнают  у  меня, как  над  животными  издеваться.  Вот  те  крест  так  и  говорит.  Жалостливый  он  у  меня,  как  переживает  когда  видит  насилие  и  несправедливость.

        Бить  медведя  только  за  то,    что  он  не  понимает,  что  от  него  хотят,  не  хорошо,  это  Божие  наказание.  Он  хоть  и  сильный  зверь,  а  против  человека  в  неволе  бессилен.  Вы  только  представьте,  медведь  в  наморднике,  когти  щипцами  пооткусаны,  а  рядом  четыре  здоровых  мужика,  и  у  каждого  дубинка,  и  только  у  одного  банка  со  сгущённым  молоком,  шилом  проколота,  чтобы  молоко  тончайшей  струйкой  сочилось,  оказывается , так  голод  только  усиливается.  А  голодный  медведь,  за  сгущёнку  и  гопака  танцевать  будет.  Отец  то  у  этих  артистов  огромные  связи  имел.  Умер,  прибрал  его  Господь,  теперь  там  за  свои  грехи,  ответ держать  будет.  Вот  он  в  своё  время  и  пробил  большой  штат  дрессировщиков.  сам   он  их  не  дрессировал,  не  барское  это  дело.  Ну  а  слава  вся  ему  доставалась.  Кто  славой  делится… Вот  всё  это  огромное  хозяйство,  его  родственникам  осталось.  А  они,  как  и  их  отец,  тоже  дрессировкой  не  занимались,  утром  на  репетиции  я  их  никогда  не  видела.  Во!  как  люди  умеют  жить.  Нужен  им  этот  цирк,   век  бы  они  его  не  видели.  Мимо  пройдут  не  поздоровываются.  Девки  не  воспитанные,  простым  человеком  брезгуют.  Ну  да  ладно  и  они  ответ  перед  господом  держать  будут.

      Так  вот  что  я  про  лошадей  рассказать  хотела:

Ага,  значит  их  трое,  а  семья  в  разводе.  Дочка  между  отцом  и  матерью  как  поплавок  в  проруби.  Работают  вместе,  а  живут  поврозь.  У  матери  молодой  муж,  у  отца  молодая  жена.  Так  вот  утром,  на  репетиции,  они  продолжают  выяснять  семейные  отношения.  Деталей  своего  развода  не  обсуждают,  но  скрытые  уколы  друг  другу  наносят.  Вот  он  и  говорит  ей:  -почему  ты  в последнее  время,  когда  лошадь  через  барьер  идёт,  стоишь  с  лишком  близко,  она  же  тебя  пугается,  вот  и  шарахается  в  сторону.

 - Я  всегда  здесь  стояла – отвечает  она  ему – все  20 лет,  как  номер  выпустили,  тогда  не  пугались,  а  теперь  пугаются.

 - Зачем  ты  шимбарьер  поднимаешь,  вот  они  и  нервничают.

  - Я  поднимаю  шимбарьер?

- Ну  не  я  же,  у  меня  в  руках  ничего  нет.  -Скажи  ей – обращается  он  к  дочери:

 – Где  твоя  мать  стояла,  когда  мы  отрабатывали  этот  трюк?

А  она  дочка  их  ,  видать  тоже  изрядно  измучена,  непутёвыми  отношениями  в  семье,  вся  на  нервах,  чуть  не  плача  отвечает:  - ну  не  помню  я  папа – папой  его  называет,  а  того  молодого,  что  с  матерью  живёт,  по  имени  значит.

                                    Так  что  у  неё  два  отца,  один  настоящий,  другой  пришлый.  Мужа  то  себе  можно  найти,  баба  она  видная,  красивая,  во  время  выступления  так  танцует,  глаз  не  оторвать.  А  вот  дочка  промеж  двух  огней  живёт.  Она - то  к  матери    прильнёт,  то  к  отцу  прижмётся,  а  в  результате,  ни  тут  ни  там  никакого  утешения.  Вот  так и живут..И  сколько  у  них  такая  канитель  продлится,   никто  не  знает.

                       А  когда  здесь  «Невидимка»  работал,  то  всё  закулисное  пространство  их  барахлом  было  завалено.  Куда  не  сунешься  везде  их  тумбы,  все  проходы  в  цирке  были  заблокированы,  случись  пожар , всё  бы  сгорело.  Так  вот  этот  ;Невидимка»,  даже  взял  себе  другую  фамилию,  это  у  них  называется,  творческий   псевдоним,  видать  для  благообразного  звучания.  Сам  русский,  а  псевдоним  грузинский.  Но  внучек  и  тут  поинтересовался,  и  всё  как  есть  доложил.  Говорит  бабушка – это  он  от  того  взял  грузинскую  фамилию,  чтобы  через  их  республику  сделать  себе  звание,  а  у  нас  тут  с  этим  сложнее,  да  и  расценки  выше.  Ребёнок  только  в  школу  пошел,  а  всё  понимает.

         Ох,  и  деловой  был  «Невидимка»,  он  не  говорил,  цедил  сквозь  зубы.  И  также  как  эти  две  девки  дрессировщицы,  никаких  знаков  внимания  не  окажет.  .Я  вначале  по  наивности,  здрасте – говорю,  а  у  него  на  лице  ни  один  мускул  не  дрогнет.  Видать  нечета  я  ему,  он  ведь  артист,  а  я  уборщица.  Коли  ты  человек,  то  имей  уважение  к  другим  людям.  Мы  вот  простые  люди,  а  этикет  вежливости  соблюдаем,  а  у  их  аристократов  видать  так  не  принято..  Он  даже  деньги  получал  вне  очереди.  Никого,  не  замечая,  с  отмороженными  глазами,  проходил  в  кассу,  садился  на  стул,  и  там  ему  кассирша,  промокнув  дважды  пальцы  о  влажную  губку,  отсчитывала  двадцати  пяти  рублёвые  купюры.  Новые  любил.  хрустящие,  я  однажды  сама  слышала,  как  он  просил  её  об  этом.  -Если  можно  новые – так  и  сказал.  Во  время  работы  в  манеж  выходил  только  на  поклон  и  в  тёмных  очках,  видать  совестно  было.  Там  в  аттракционе,  кругом  подставные  люди.  Лица  у  них  закрыты,  поди,  разберись,  где  настоящий  «Невидимка»,  а  где  ассистент.  Вот  он  и  решил,  коли  зритель  видит  только  костюм,  какая  разница  кто  будет  в  этом  костюме,  он  сам  или  его  слуга.  Пусть  лучше  будет  его  слуга.  Кому  хочется  без  нужды  по  манежу  бегать  из  одной  тумбы  в  другую.

              А  уж  на  поклон  он  сам  выходил.  Минут  пять  негодяй  кланялся,  во  как  умные  люди  то  работают.

Поклон  у  него  самое  трудное,  что  он  делает  в  своём  номере.  Внучек  сказал,  что  он  этот  поклон,  с  одним  балетмейстером  из  Москвы  несколько  месяцев  отрабатывал.  Поклон  то  видать  того  стоит.  Оказывается  не  каждый  поклон  хороших  денег  стоит.  Вот  она,  какая  философия  жизни,  видать  ум  надо  большой  иметь,  чтобы  кланяться  за  такие  деньги.  А  мы  свои  поклоны,  по  простоте  души  человеческой  совсем  обесценили.

                   А  вот  когда  у  нас  работал  этот,  ну  как  его  там,  ну  этот  самый  главный  дрессировщик  во  всём  мире.  Господи,  совсем  запамятовала,  вот  помню  с  землёй  его  фамилия  как  то  связана.  Так  с  ним  я  чуть  не  подралась.  Репетиция  закончилась,  а  он  всё  гоняет  и  гоняет  лошадей,  ну  хотя  бы  толк  был.  Трюк  всё  повторяют,  пыль  столбом,  а  сделать  не  могут.  Получается  я  работаю  впустую,  что  толку.  что  я  сейчас  уберусь,  через  полчаса  кресла  снова  в  пыли  будут.

Ну,  я  и  сказала,-  хватит  ерундой  заниматься,  заканчивайте,  сколько  можно,  всё  одно  толку  нет,  и  не  будет.  Он,  видать,  не  ожидал  от  меня  такой  смелости,  кто  ему  в  глаза  правду  то  скажет?  Гляжу ,  даже  побледнел,  а  глаза  такой  злостью  сверкнули,  убить  был  готов.  Потом  остановил  репетицию,  и  говорит  мне:

 - Кто  ты  такая  женщина,  что   тут  делаешь,  и  какое  имеешь  право,  мне  народному  артисту  приказывать!? Я  тебя  уволю!

- Я  уборщица,  Мария  Ивановна,  за  вами  грязь  убираю,  моё  право, это  половая  тряпка  в  моих  руках,  кто  не  согласен  с  этим  правом  могу  огреть  вдоль  спины,  а  что  касается  увольнения,  то  не  ты  меня  милок  брал,  не  тебе  меня  увольнять.  Командуй  своими  подчинёнными,  а  мной  командовать  не  надо,  у  меня  дома  свой  командир  имеется.

 - Хулиганка – кричит  он, - а  морда,  красная,  опухшая, такая  противная.  Ну,  вот  отложил  он  своё  дело  и  к  директору.

Вызывает  меня  директор,  гляжу , а  лицо  у  него  не  строгое,  какое  то  светлое.  Спрашивает  что  случилось?  Ну,  я  всё  как  есть,  со  всеми  мельчайшими  подробностями,  даже  про  опухшую  красную  морду  и  то  сказала,  врать  то  я  не  приучена  с  детства. Я  понимаю , что  им  репетировать  надо,  но  вот  когда  было  их  законное  время,  я  ни  единого  слова  не  сказала.  Без  причины  я  тоже  ругаться  не  буду.  Выслушал  он  меня,  улыбнулся  и  сказал:  -Вы  в  таких  ситуациях,  Мария  Ивановна,  постарайтесь  быть  более  сдержанной.  Я  всё  понял,  вы  свободны.

Ну,  кто,  скажите  вы  мне,  гоняет  лошадей  по  сухим  опилкам?  Что  полить  водой  лень?..Я  ведь  и  сама  понять  не  могу,  как  сам  погоняло,  от  этой  пыли  не  задыхается.  Ну  вот,  а  как  отрепетируют  животные,  начинают  свои  занятия  остальные  артисты.  У  нас  на  гастролях  была  одна  группа,  их  человек  двенадцать,  двое  из  них  заболели,  все  остальные  остались  без  работы.  Полгостиницы  заняли,  и  у  каждого  неработающая  жена,  в  рот  палец  не  клади,  полруки  отхватят.  А  какие  хамки,  и  у  каждой  по  непослушному   ребёнку,  целый  день  до  полуночи  по коридору  бегают,  и  никому  нет  от  них  покоя.  Попробуй  сделать  замечание,  набрасываются  всей  стаей,  разорвут  кого  угодно.  Верка  моя  подруга,  тоже  там  уборщицей  работает.  Говорит,  слова  вымолвить  не  дают,  пчелиный  рой,  они  даже  директора  гостиницы  ни  во  что  не  ставят.  Вот  только  директора  цирка  и  побаиваются.

            А  потом,  муж  с  женой  выходили  на  арену ,  она  пританцовывала,  и  обручи  от  велосипеда  в  него  бросала,  а  он  ходил  по  проволоке,  три  шага  туда,  три  шага  обратно.  Так  вот  он  ей  говорит:

 - Бросай  чуть  в  сторону  под  правую  руку,  а  она  норовит  всё  в  голову.  Ну  и  попала,  он  как  стебелек,  подкошенный  с  проволоки  и  ухнул.  А  то  только  и  кричал:-  какая  ты  у  меня  бездарная,  простую  вещь  понять  не  можешь.  Сколько  раз  я  тебе  говорить,  когда  я  делаю  трюк,  не  верти  задницей,  продай  меня.  А  она  ему  в  ответ:

 - Это  я  то - верчу  задницей?

- Ну,  не  я  же,  танцевать  будешь  в  «Большом  театре»,  если  тебя  туда  возьмут,  а  здесь  цирк,  понимаешь  цирк!  Так  ведь  и  я  с  ним  согласна,  цирк  здесь,  цирк,  ещё  какой  цирк.    Я  ещё  про  клоуна  хотела  рассказать:  Думала , представительным  будет,  а  он  маленький,  с  брюшком,  с  писклявым  голосом.  Ну,  какой  же  душегуб  был.  Он  каждому  норовил,  какую  ни будь  пакость  преподнести  Я  помню  перед  премьерой,  все  артисты  своим  делом  заняты,  а  он  без  всякой  для  себя  надобности,  появляется  из-  за  кулис,  и  шел  в  манеж,  и  что  он  там  забыл  никто  не  знает.  Ну,  артисты  видят  что  он  идёт  и,  ждут , когда  он  освободит  им  рабочее  пространство.  Потом  уходит.  Они  снова  начинают  репетировать,  только  настроятся  на  работу,  а  он  опять  тут  как  тут.  И  так  несколько  раз  подряд.

                      Он  своему  коллеге  по  работе,  молодому  клоуну  в  репризе  «Красильня»,  где  его  одежду  не  пойми  в  какой  цвет  перекрашивают,  запретил  обливать  тёплой  водой.  Как  он  бедный  жаловался,- холодно  мне,  я  весь  простыл.  Зима  же  на  дворе,  кругом  сквозняки,  как  он  просил  его  проявить  милосердие.  А  этот  паразит,  каждый  раз  проверял  ведро  с  водой,  окунув  туда  палец,  если  вода  была  тёплая,  приказывал  вылить  и  налить  холодной.

         Многое  я  могла  бы  рассказать  о  цирке,  сами - то  артисты  мало  чего  знают.  Они  у  себя  под  носом  ничего  не  знают.  А  у  меня  по  всему  цирку,  в  нужных  местах  люди  расставлены.  Вот  вам  и  уборщица  Мария  Ивановна.

                                                                                   Б.П.

   Борис  Павлович  стоял  в  центре  манежа  с  хлыстиком в  руках  и  никак  не  мог  распутать  на  его  конце  образовавшийся  узелок.  Я  обратил  внимания  на  то  что  узелок  завязывался  всегда.  Даже  во  время  выступлений.  Значит  это  не  случайно.  Это такая  подача  большого  мастера. Такой  его  не  похожий  ни  на  кого  артистический  приём,  художественно  усиливающий конную  дрессуру.  Пока он  распутывал  несуществующий  узелок  на  хлыстике, лошади  как  бы  оставались  без  присмотра,  но  послушно  и  точно  выполняли  заданную  им  программу.  Это  великолепный  ход  мастера,  высшая  дрессура.  Вот  и  сейчас  он  распутывал  этот  узелок,  а  лошади  бегали по  кругу  поднимая   пыль  столбом до  самых  колосников.  Причитая  и  ворча  мимо  прошла  уборщица.

- Одел  бы  противогаз  чёрт  старый - тихо,  почти  шепотом  сказала  она, - что  за люди  эти  циркачи,  ведь  ни  одна  холера  их  не  берёт, в  такой  пыли  и не  задыхается.  она  сказала  ещё  что - то,  но  было  уже  не  разобрать, помешала  её  быстрая  ходьба,  да  и  расстояние  весьма  увеличилось.  Как  точно,  кратко  и  лаконично  подмечено,  Так  непосредственно  выражает  себя  душа,  когда  её  не  ограничивает  никакая  условность.  Я  и  сам  не  понимал  отчего  это  происходит,  кто  заставляет  циркачей  переносить  такие  суровые  испытания,  и  что  самое  интересное,  никто  же  не  заставляет.

Борис  Павлович  часто  употреблял. И  вот  эта " сценка  с  узелком"  гениальная  находка,  трюк  двойного  действия.  Пользуясь  им,  он  мастерски  скрывал  свою  давнишнюю  слабость,  своё  похмелье,  одновременно  демонстрирую  высшую  школу  конной  дрессуры.  Борис  Павлович  был  милым,  вежливым,  простым  и  весьма  доступным  человеком.  В  нём  угадывалась  природная  интеллигентность  (редкое  качество  в  цирке),  а  вот  сын  Валерка,  его  наследник,  был  полной  противоположностью  своему  отцу.  Много  внимания брал  на  себя,  ругался  с  конюхами, кричал,  а  вот  от  отца  я   никогда  не  слышал  ни  одного  грубого  слова.   Валерка  мог  случайно  прихватить  то,  что  ему  по  праву и не  принадлежало,  то  есть  приворовывал,  водился  за ним  такой  грешок  Я  как - то  нечаянно  застал  его,  когда  он  с  конюхами  силился  забросить  в  свой  трейлер,  наш  запасной  репетиционный  ковёр.  Он  весит  около   300 - кг,  поэтому  быстро  осуществить  кражу  не  удалось.

 - Сбрасывайте-  приказал  Валерка  своим  подчинённым - мы  оказывается  ошиблись  ребята,  вещь и  впрямь  не  наша,  зря  только  мучились.  Вот  так,  случайно,  мог  уехать  наш  ковёр  в  Мусохранск  или  в  Бердичево,  и поминай как звали. Когда  я  об этом  доложил  директору,  от  неожиданности  ему  стало  плохо,  он  схватился  за  голову  и  с  интеллигентной  осторожностью  вежливо  высказался.

- Как,  Борис  Павлович!  Такой  уважаемый человек  и  на  тебе!...  Трудно  в  это  поверить!

- Участие  в  этом  принимает  его  сын,  отец  только  прикрытие,  он  мог  и  не  знать,  скорее  и не  знал, - успокоил  я  директора.  Дети  всегда,  если  это  касается  нравственного  воспитания,  хуже  своих  родителей,  природу  не  переделаешь.  Валерка  в виду отсутствия  способностей  которыми  был  наделён  его  отец,  старался  выглядеть  деловым, серьёзным,  знающим  своё  дело  молодым человеком.  Ну  вот  как - то не  получалось, за  то  по  части  присвоения  того  что  ему  не  принадлежало,  успехи  были  очевидны.  Неспокойным  в  отличии  от  отца был  Валерка.  Всё  начиналось  с раннего  утра,  я  только  и  слышал  его  командный  тон  в  разговоре  со  служащими  по  конюшне,  то  он  предъявлял  им  претензии  в  халатном  отношении  к  своим обязанностям,  вот  и  копыта  лошадей  не  обработаны,  сбруя  не  в  порядке,  гривы  не  причёсаны,   и т. д.  и т. д.  А  у  них работы,  учитывая  не  полный  штат,  даже если не  спать, то   и  суток не  хватит.  Каждую  лошадку  нужно  вычистить,  привести  в  порядок,  поменять  опилки,  вывести  навоз,  накормить, напоить  и  много  ещё  чего  нужно сделать. Кто  был  на  конюшне  в  качестве  экскурсанта,  тот  никогда  не  поймёт  что  значит  работа  конюха  в  цирке.  К  вечеру,  к спектаклю,  в манеже  всё  должно  сверкать.  Быть  конюхом,  значит  не  принадлежать  себе,  это  значит  вместе  с  лошадьми жить  на  конюшне.  Но  были  такие  конюхи,  я  их  знал,  они  мне  всё  рассказывали.

  Один  из  них  утверждал  с  полной  уверенностью,  что  с  лошадьми  жить  приятнее,  чем  среди людей.  Ни  тебе  конфликтов,  ни  склок,  ни  зависти.  Он  убеждал  меня  что  лошади  умнее  своих хозяев.

  - Они  же  всё понимают,  они  добрее  чем мы  с  вами.  За  всю  мою  жизнь  с  ними,  ни  одна  из  них,  не  причинила  мне  ни  малейшего  вреда.  Уж  каким я,  сказать  по  правде,  не  был  среди  них.  Бывало  в  стельку  был  пьян,  с  лошадьми  на  опилках  в  стойле  спал,  и  хоть  бы одна  меня  копытом задела.  Лошади  с её  силой убить  человека  копытом,  это  что  мне  убить  муху.  Я  это  понял  тогда, был  случай,  когда  однажды  проснулся  возле  ног  одной  из  них.  А  она  приподняв   копыто  так  и держала  его  над  моей  головой,  поставить  было  некуда,  вот  что  такое  лошадь, когда  ты  к  ней  по  человечески,  так  она  тебе  во  сто  крат  больше  ответит.

  Я  им  говорю  что  надо.  Борис  Павлович  тот  понимает,  он  прошел  ещё  ту,  старую школу  дрессировки  лошадей,  а  Валерка  обалдуй,   там  где  нужно  терпение,  он  криком  взять  хочет.  Нет,  нет,  случись  что  с  Борис  Павловичем  я  сразу  уйду,  оно  мне  нужно?...

Жена  у  Бориса  Павловича,  была  пристроена  берейтором,  но  ни  на  одной  репетиции,  я  её  никогда  не  видел,  а  вот  у  кассы,  в  очереди  за  деньгами  видел всегда.  Так  вот  жена  его  всегда  была  чем - то  недовольна.  Истинно  говорю  вам  сократовская  Ксантипа,  она  никогда  не  улыбалась  и постоянно  ворчала.  Вечно  была  чем - то  недовольна.  Возможно  она  хотела  в  цирке навести  порядок, там  где его  по  разным причинам  навести невозможно.

За  кулисами  всегда  хаос,  не  удивляйтесь,  это  творческий  хаос.  Вы  вечером  можете  прийти  на  спектакль  и  нечаянно  увидеть  за  кулисами  медведя,  или  обезьяну  (гамадрила),  у  которой  клыки  как  у  льва.  И  что  самое  загадочное,  никто  не  знает  как  они  выбрались  из  своих  клеток  и  оказались  в  неположенном  месте.  Попробуйте пригласить  лучших следователей,  самых,  самых.  Всё  бесполезно,  никто  кроме  нас  циркачей  не  догадается,  как  медведь  оказался на  свободе. Ну  какой  следователь  поверит  в  то,  что  обезьяна  достала  ключ  с  пола  который  служащий  случайно,  по  разгильдяйству  обронил  и  этим  ключом  открыла  замок  и  клетку.  А  медведь  открутил  когтями  чекель  который  служащий  опять  таки  по  разгильдяйству  только  наживил  а  не  закрутил  как положено,  и  вот  он  у  нас  уже  гуляет  на  свободе.  А  лошадь  находясь  в  стойле,  развязывает  зубами  верёвку  у  другой  лошади,  та  открывает  своей  мордой  засов  и  выводит  на  свободу  остальных  лошадей.

Жена  Бориса  Павловича  оказалась  за кулисами  не по  тому  поводу чтобы  навести  порядок  за  кулисами, вы  уже  поняли,  всё  это  бесполезно.  Она  появлялась  время  от  времен   чтобы  проконтролировать  своего  мужа.  Не  шалит  ли  он  за  кулисами.  Началось  это  давно,  рассказывал  мне  Борис  Павлович,  когда  решил  создать,  имея  в  своём  распоряжении  конюшню,  нечто  значительное,  а  то  и  вовсе  грандиозное.  Так  сказать  осуществить  свою  давнишнюю  юношескую  мечту,  поставить  "Венский  вальс"  с  кордебалетом  в  двенадцать  юных  дев.  Был  сценарий, эскизы  костюмов,  стали  набирать  кордебалет, набрали,  начались  репетиции.  Перспективы  были  грандиозные.  Но  если  женщины  вдохновляют  мужчин  на  творчество,  то  в  отличии  от  них,  жёны,  губят любое  творческое начало  своих  мужей.  На  роль  главной  исполнительницы  жена  Бориса  Павловича,  не  подходила,  не  те  габариты.  Она  прекрасно подошла  на   роль  ревнивой  супруги.  Имея  сильный  неуправляемый  характер,  вот  по  этой  самой  причине  и  разогнала  весь  этот  постановочный  "шабаш".  Я  тут  вам  такой  устрою  "кордебалет" - сказала  она - до  генерального  директора  дойду,  но  этот  "бардак"  с  молодыми  девицами  вмиг  прикрою.

Как  сказала  так  и сделала.

Рассказала всё,  конечно  со  своими  присовокуплёнными  от  больного  воображения,  богатейшими  фантазиями.  Её  слушали  с  открытым ртом,  слушали  внимательно.  Вежливо  предлагали  чай  или  кофе.  По  такому  случаю могли  предложить  в  хрустальном  бокале  шипящее  шампанское  или  в  серебряном  лафетничке  армянский  коньяк.  Ну  а  как  иначе,  вот  новость - то!  Вот  какие   у  нас  артисты.  Мужья -  то  сволочи  оказывается,  а  мы  по  своей  наивности  и деликатности  за  бугор  его  метили.  А  теперь  что?  Не  выездной,  вот  что.  Мы  тут  не  жалея  своих  сил  строим  коммунистическое  светлое  будущее, а  они  там  себе  "Ночь  на лысой  горе"  устраивают.  Да  нет,  этого  мы  не  допустим...

Вот    юношеская  мечта  Бориса  Павловича,  так  и  осталась  мечтой.  Не  заживающей  кровоточащей  раной.

Мы  любили  Бориса  Павловича,  он  иногда  заходил  к  нам  в  униформу,  вот  хоть  и  заслуженный  артист,  а  не чурался  простых  людей.  Его  бывало  угостят  ребята  коньячком,  заработанным  на  разгрузке  ликёро - водочных  изделий  в  нашем  буфете,  он  никогда  не  откажется,  своего  превосходства  перед  нами  не  демонстрировал.  Выпьет,  закусит,  поговорит.

После  того  как  жена  лишила  его  последней  возможности  творить,  он  стал  выпивать.  Я  любил  его  слушать,  он  говорил  не громко,  но  очень  интересно.  Вот  так  я  узнал  о  его  несбывшейся  мечте.  О  "Венском  вальсе"  и  двенадцатью  танцовщицами.

 

Из книги Паяцы Владимира Фалина

 оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100