В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Морями тёплыми омытая

НАЧАЛО СКАЗКИ

Мы отправились в волшебную сказку, которая называется Индонезия.
Индонезия... Скупые, сжатые строчки географических справочников. Расположена на островах Юго-Восточной Азии... население — 94 млн. человек... столица — Джакарта, жаркий климат... Гастроли девушек-танцовщиц, хрупких, как фарфоровые статуэтки, изредка несколько кадров в иностранной кинохронике. Вот, пожалуй, и все, что мы знали об этом удивительном крае.
Москва окутана метелью. Мы оставляем на аэродроме теплые шубы и идем к самолету. Серебристый ИЛ бежит по хрустящей морозной дорожке, потом вдруг отрывается от земли, взметнув в воздух снежное облако.
Проходит 4 часа. И вот — Ташкент. Тепло, чувствуется, что летим навстречу будущему лету, которое доберется до Москвы не скоро. А затем — снова снег: далеко внизу проползли макушки Гималаев, похожие на клоунские шапочки.
Дели. Опять солнце и смуглые лица. Следующая посадка — Рангун. Воздух липкий, как банный пар. С земли поднимаются влажные испарения. Дышать трудно.
Да, нелегкий путь предстоит иноземцам, прежде чем восточная сказка Азии откроет свои красивые страницы. В Джакарте на аэродроме нас встретило много народу. Улыбки индонезийцев были первой визой на въезд и хорошим анонсом наших будущих встреч со зрителями.

ЭКЗОТИКА И МОДЕРН

Солнце в Джакарте весь день стоит прямо над головой. Месяц не «подвешен», как у нас, за один острый кончик, а как бы лежит на боку. А наша старая знакомая — Большая Медведица вообще не заглядывает сюда, видимо, для нее здесь слишком жарко. Многие индонезийцы не представляют себе, что такое снег. А кусочки льда они видят лишь в стаканах с водой. Температура днем в декабре была 38—42 градуса.
В Джакарте встречаются две эпохи: многовековая нетронутая старина и современная цивилизация. Бамбуковые хижины и многоэтажные здания, газеты с последними новостями и искренняя вера в злых духов, национальная одежда и высоченные тонкие каблучки модниц. По улицам мчатся на велосипедах рикши и автомобили последних марок. Рикш здесь много, сотни, тысячи. Кажется, что вся Джакарта одновременно куда-то переезжает.
На перекрестках базары, где как в муравейнике снует народ. А в центре города протекает канал, и в жаркие часы многие джакартцы раздеваются и купаются в нем, не обращая внимания на уличное движение, людей, шум и суету большого города.
В центре столицы — красивые одноэтажные коттеджи с черепичными крышами. Но большая часть населения живет в домиках из бамбука. Внутри их лежат циновки, покрытые платками, которые могут служить и одеждой и одеялом. В столице чувствуется большой размах строительства. Растут многоэтажные здания из стекла и бетона. Заканчивается строительство стадиона — подарка индонезийцам от Советского правительства. Это спортивное сооружение чуть поменьше наших Лужников, со стадионом на 100 тысяч зрителей и десятитысячным спортзалом, в котором и проходили наши гастроли.
Интересное впечатление оставило посещение ботанического сада в Багоре. Трудно запомнить все названия прекрасных растений, но их красочность и оригинальность формы поразили нас. Здесь был и цветок, имеющий в поперечнике два метра, и деревья, дающие тень в окружности шестидесяти метров.
Не будет преувеличением, если мы и Джакарту назовем большим ботаническим садом; на каждой улице цветут деревья нежными букетами.
Про индонезийцев можно сказать одним словом — улыбчивый народ. Они улыбаются вам, как самым родным и близким людям. Жители приветствовали нас криками «русиан — багус», что означало «русские — хорошо». Они любят смех, веселье и склонны даже довольно печальные происшествия превращать в шутку. Однажды мы оказались свидетелями такого случая. На улице столкнулись две машины, причем обе довольно сильно пострадали. Мы ожидали уже соответствующей реакции. Однако оба водителя, выйдя из машин, посмотрели друг на друга и захохотали... Мы предполагали, что такие люди должны быть очень отзывчивыми и теплыми зрителями. И не ошиблись.

ТЕТАП МЕРДЕКА!

Когда индонезийцам что-то нравится, они выразительно показывают большой палец. Говоря о нашем цирке, они показывали сразу два больших пальца.
Премьера прошла отлично, но мы волновались. Зал для выступлений вмещает 10 тысяч зрителей. Будет ли он, как и в первый день, всегда полон?
Однажды мы спросили, почему нас не рекламируют в городе. Нам ответили:
— А зачем вам реклама? У вас и так полно зрителей.
Действительно, выступления шли с огромным успехом в набитом до отказа зале.
Индонезийцы утверждали, что никогда не видели подобного цирка. «Советский цирк — это чудо», — говорили они. Нашими восторженными почитателями стали и почетные гости — члены индонезийского правительства. Посмотреть программу приезжали зрители из других городов.
Трудно сказать, какие номера программы нравились больше: турнисты Николаевы или медведь Гоша дрессировщика Кудрявцева, икарийскне игры Плинера или акробаты Маленкины. Индонезийцы очень живо реагировали на все выступления. Но, пожалуй, больше по вкусу им пришлись номера комического плана. Они непосредственно, как дети, радовались,  глядя  на  выступления эксцентриков;  прыжки
 Сфотографироваться  на  память  с  Германом  ТИТОВЫМ хотелось всем артистам
Сфотографироваться  на  память  с  Германом  ТИТОВЫМ хотелось всем артистам
Экскурсия   в   волшебное   царство   индонезийской   природы
Экскурсия   в   волшебное   царство   индонезийской   природы
Эта  девушка — страстная   любительница  цирка. Мы  часто  видели  ее   среди зрителей
Эта  девушка — страстная   любительница  цирка. Мы  часто  видели  ее   среди зрителей

на батуде вызывали одобрительные возгласы. Зрители смеялись, когда артисты Кожуховы жонглировали соломенными шляпами, похожими на национальные головные уборы. Даже такая незатейливая реприза Бориса Вяткина, как игра с папиросой, вызывала живую реакцию.
Репертуарный отдел не испытывал бы затруднений, работая для такой благодарной аудитории!
Зрителей постоянно изумляли наши женщины — нижние. Им казалось сверхъестественным, что женщина может быть такой сильной.
Понравились представления и детям. На трех спектаклях, которые мы специально дали для них, присутствовало 44 тысячи маленьких зрителей.
Все газеты рассматривали наши гастроли как значительное событие культурной жизни страны и давали высокую оценку мастерству советских артистов.
А когда в прологе беловолосая девушка Неля Маленкина обратилась к зрителям на их родном языке: «Секали мердека—тетап мердека» (Раз свобода, — навсегда свобода), то ответом на эти дорогие для индонезийцев слова была буря оваций.

ДО ВСТРЕЧИ НА МЕЖДУНАРОДНОЙ АРЕНЕ

В Индонезии любят цирковое искусство, но своего цирка там нет. Существует лишь небольшая труппа любителей, в которой участвуют мелкие торговцы, рикши, служащие в лавках. После работы они репетируют. А по праздникам демонстрируют свои успехи. Эти выступления — результат настоящего энтузиазма участников труппы. Ведь у них нет ни помещения, ни педагога, который бы мог указать на ошибки и предложить трюки и комбинации для разучивания.
Артисты В. Плинер и М. Егоров, взяв над ними шефство, тут же начали занятия: показали некоторые трюки и комбинации, дали совет, как организовать цирковую школу. А вскоре нас пригласили в Бандунг на их очередное представление. Несколько человек, свободные от выступления, поехали.
Они увидели несколько номеров, точнее это были лишь фрагменты будущих номеров. В них включились и трюки, которые мы только что показали. Индонезийцы очень ловкие, способные и быстро схватывают все новое.
Один из номеров — переходная лестница. Вместо тринки была положена на землю тряпка, нижний лег на нее и взял на ноги лестницу, вернее две очень толстые бамбуковые палки высотой около 12 метров. И мальчишка лет семи полез на самый верх. После каждого его броска нижний крутил лестницу на полпируэта. Конечно, ни о какой лонже или вообще элементарных соблюдениях техники безопасности не могло быть и речи. Мы спросили исполнителя, как он репетировал этот подъем, ведь наверняка могли быть срывы, которые кончились бы печально. Тот невозмутимо ответил:
—На репетициях я ложусь около самой  реки, и если мальчик на бамбуке теряет равновесие, то он летит прямо в воду, а это не так уж страшно!
С участием этого же мальчика мы увидели еще один номер — перш. Нижний обвязал голову обыкновенной тряпкой, поставил на лоб обыкновенный бамбук, и мальчишка вскарабкался наверх.
У индонезийцев необычайно развито природное чувство баланса. Часто мы видели на улицах, как женщины несут на голове большие тяжелые корзины, даже не поддерживая их руками. И при этом они умудряются идти грациозной походкой, как бы танцуя и кокетливо поворачивая во все стороны голову.
Педагогическая деятельность Плинера и Егорова не ограничилась труппой любителей. Вместе с Михаилом Николаевым они провели еще ряд занятий со студентами спортивного факультета Джакартского университета.
Сейчас в стране большое внимание уделяется развитию спорта. Не случаен и интерес к цирку. Во время наших гастролей цирком «заболели» буквально все. И думается, что большое трудолюбие и энтузиазм поклонников цирка дадут в будущем хорошие результаты.
Заканчивая последние представления в Джакарте, мы сказали:
—Надеемся, что в скором  времени мы встретимся на международной цирковой арене с артистами индонезийского национального цирка!
Эти слова были встречены бурными аплодисментами всех зрителей.

КОСМОНАВТ ДЕЛАЕТ САЛЬТО

В один из жарких январских дней мы отправились на аэродром встречать человека, которого знает весь мир. Нам известно о нем все: его дела, мысли, его семья, друзья. И как это ни странно, но познакомились со своим соотечественником мы далеко за пределами нашей Родины. Может еще и поэтому знакомство с космонавтом было особенно   сердечным.
Герман Титов — простой, обаятельный человек, остроумный, живой собеседник. Он необычайно молод, гораздо моложе,  чем  на  фотографиях.
Космонавт, знакомясь с нами, сказал, что однажды побывал в Московском цирке. Но программу посмотреть не удалось: его срочно куда-то вызвали. А вот теперь в Индонезии он непременно ее посмотрит от начала до конца. Свое обещание он выполнил.
Герман Степанович Титов побывал на одном из спектаклей, с краткой речью выступил перед зрителями, а после окончания зашел к артистам за кулисы.
Мы встретились с Титовым несколько раз в посольском городке. Купались в бассейне, соревновались в  пинг-понг. Однажды артисты его «подзавели», и он сделал сальто. Очевидцы   говорят,   что   это   был   вполне  профессиональный прыжок. Но сам исполнитель смутился:

— Раньше я лучше крутил...
Герман Титов рассказал, что очень любит цирк. Сам занимался на батуде. Очень ему хотелось побывать и на наших репетициях. Но... «рабочие дни отдыха» космонавта в Индонезии так уплотнены, что он буквально с космической скоростью должен был побывать везде, куда его приглашали.
О встречах с героем космоса у нас остались самые теплые воспоминания. Мы рады, что он именно такой, какой он есть.

НА ОСТРОВЕ БАЛИ

«Кто не был на острове Бали, тот не видел Индонезию», — говорят индонезийцы.
По приглашению министра культуры мы пробыли на острове три дня.
Бали — это своеобразный заповедник, где бережно сохраняется большинство старинных обычаев, подлинная национальная культура страны. Туземное население ведет такой же образ жизни, как и 200—500 лет назад. Живут они большими семьями, родами. У каждого рода есть свои жертвенники богам. И ежедневно они кладут около изображения бога пищу, чтобы «накормить» его. Бальзамированных покойников, ожидающих погребения, тоже полагается «кормить».
Женщины легко носят на голове тяжелую ношу
Женщины легко носят на голове тяжелую ношу

Жители острова показывают туристам национальные танцы такими, какими они были несколько веков назад. Нам удалось увидеть эти танцы. Большинство из них изображает отдельные сюжеты народных преданий. Конечно, мы не всегда понимали содержание, но тем не менее осталось очень сильное впечатление, особенно от танцев, символизирующих изгнание человеком из себя злых духов. Не будем подробно описывать их, но одна деталь чрезвычайно нас удивила: необыкновенная пластическая выразительность всего тела, и даже пальцев, как у женщин, так и у мужчин. Видели мы и знаменитый «танец обезьян», который показывают только ночью при светильниках. Исполняют его обычно 300, а иногда и 700 человек. Зрелище это поистине фантастическое.
На Бали вырезают вручную такие великолепные статуэтки из дерева, что изображения женщин и животных кажутся живыми.
В музее работ народных художников экспонируются тончайшие миниатюры. Мы были уверены, что подобрать нужную кисточку для подобной работы просто невозможно: мастера, вероятно, наносили краски чем-то вроде иголки.
И хотя пребывание на Бали — это как бы путешествие в историческое прошлое Индонезии, но образцы национальной культуры, которые мы там увидели, могут соревноваться с лучшими достижениями современного искусства.

Я  ВИДЕЛ  ЦИРК ВСЕГО ЧЕТЫРЕ РАЗА

Однажды мы не на шутку разволновались, увидев в одной из газет крупный заголовок: «Мы недовольны советским цирком». До сих пор все газеты, уделяя нашим гастролям большое внимание, давали очень лестные и восторженные отзывы о Московском цирке. Недоразумение быстро разъяснилось: вслед за неприятным заголовком статья гласила: «Мы недовольны советским цирком, так как он слишком  быстро  покидает  нас»...
Действительно, день отъезда приближался. За время пребывания в стране мы уже успели привыкнуть к жаре, гомону разноголосой уличной толпы, крикам рикш, домикам со стенами типа жалюзи, пропускающими воздух, стали понемногу понимать речь...
Гастроли проходили с большим успехом. И хотя спортзал находится далеко от центра города, каждый вечер к нему устремлялись потоки рикш и автомобилей с пассажирами. Иногда в партер приходилось ставить дополнительно по 700 стульев!
Индонезийцам вообще казалось сверхъестественным, что человек может ходить на руках, стоять на голове, летать под куполом. И они приходили по нескольку раз смотреть на это чудо — цирк. Один из журналистов с сожалением писал: «Я видел цирк всего четыре раза!»
Индонезийцам нравилось все: и наши номера, и даже сама эмблема цирка. Огромной популярностью пользовались наши цирковые значки. И если их было бы 100 тысяч, все равно не хватило бы всем желающим получить на память этот сувенир. Один из обладателей значка потерял его. Он был расстроен, как ребенок, и буквально плакал, разыскивая его. Утешился он лишь тогда, когда мы подарили ему другой значок.
На улицах нам кричали «русиан — багус» и, чтобы показать, что узнают нас, старались жестами изобразить тот жанр, в котором каждый из нас выступает.
Незаметно подошел день отъезда. Много искренних поклонников нашего цирка и новых друзей провожало нас. И вот мы снова летим, только теперь на север, туда, где есть Большая Медведица и двадцатиградусный мороз.
Подытоживая свои впечатления о стране, мы спрашивали себя: видели ли мы, как предполагали, страну с настоящей восточной экзотикой? Да. Мы видели обработку рисовых полей на волах и танец обезьян, собственноручно срывали кокосовые орехи и пробовали лягушечьи лапки, но не это главное.
Ловцы жемчуга, опустившись на дно, видят там множество переливающихся всеми цветами радуги красочных растений и животных. Но их привлекают невзрачные с виду раковины, внутри которых таится подлинное сокровище моря — тепло-молочные жемчужины. И нам кажется, что в удивительной сказочно-пестрой стране Индонезии нам удалось увидеть и узнать ее подлинную жемчужину — веселый, трудолюбивый и гостеприимный индонезийский народ.
Г. ШЕВЕЛЕВА
Уличный музыкант познакомил нас с мелодией народной песни
Уличный музыкант познакомил нас с мелодией народной песни

Журнал ”Советский цирк” март 1962г

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100