В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

| 21:07 | 11.01.2018

Мстислав Запашный и его номер «К звездам»

Мстислав Запашный и его номер «К звездам»Выход артистов торжествен. Эта торжественность — в их движениях, в их осанке, в звучащей музыке. Чувствуется, предстоят большие свершения. Гимнасты поднимаются на легкий мостик. Гаснут прожектора, но мы видим артистов — их костюмы светятся. На куполе вспыхивают звезды.

Один за другим гимнасты бросаются в пространство, устремляются в черную бездну, но. как бы не подвластные земному притяжению, снова взмывают вверх, в руки к ловитору. Человек парит в пространстве Вселенной? Воспринимается это так.

Речь идет о воздушном полете под руководством Анатолия и Любови Бреда, заслуженных артистов Молдавской ССР. Когда-то у них был обычный воздушный полет. Но возникла идея подготовить полет, для которого не требуется страховочная сетка. Установка сетки дело хлопотное, часто снижает темп представления. Решили применить специальные амортизаторы, которые будут удерживать гимнастов в воздухе. Скрыть эти амортизаторы может темнота. Но в таком случае, чтобы были видны исполнители, на них должны светиться костюмы. И вот в воздухе фосфоресцирующие фигуры людей. И тут-то определилась тема — люди в космосе, номер стал именоваться «Космическая фантазия».

Такое решение темы кажется предельно логичным. Что еще придумаешь? Однако вспомним:  в воздушном полете Вязовых тоже использованы амортизаторы, но там мы видим комическую фигуру моряка в тельняшке, форменной фуражке, с биноклем. Он то ли срывается с высокой мачты, то ли ныряет в пучину моря, чтобы снова легко всплыть. Дело осе в том, что номер Вязовых создавался много лет назад (в 1934 году). Когда же артисты Бреда готовили свой полет, советские люди штурмовали космос. Тогда много писали и говорили о состоянии невесомости, которое испытывают космонавты, о тех необычных картинах, которые открываются их взору.

Закономерно, что подвигу советских людей, покоряющих космос — наиболее волнующему событию нашей эпохи, — посвящались и посвящаются произведения манежа. В 1969 году был выпущен номер под руководством заслуженного артиста РСФСР Мстислава Запашного, названный «К звездам». В тот год как раз была проведена стыковка космических кораблей, и космонавты перешли с одного корабля на другой. Замысел номера — изобразить встречу людей в космосе.

Под куполом цирка по круговой орбите движутся два аппарата, на каждом — гимнасты. Аппараты постепенно сближаются, а когда оказываются рядом, два гимнаста переходят с аппарата иа аппарат, вернее, из рук в руки партнеров. Но так или иначе дальше аппараты несут уже другой состав «экипажей».

Гимнасты на ремнях, братья Пантелеенко, в своем выступлении по-своему отразили подвиг покорения космоса. Это тема и воздушного полета «Мечтатели». Можно вспомнить номер артистов Волжанских. По наклонным канатам они восходили все выше и выше к куполу, на котором сверкали звезды. Звучала электронная музыка, будто долетающая к нам из глубин Вселенной.

Хочу подчеркнуть — речь идет отнюдь не о театрализации, не о том, что на арене разыгрываются конкретные события, сюжетные сценки. Как известно, образы цирка предельно условны, весьма обобщены. Речь идет лишь о теме. Причем тема циркового номера, не мой взгляд, где-то приближается к понятию темы музыкального произведения. И в том и в этом случае передается общая идея события, его эмоциональное восприятие художником.

Однако темы в цирке воплощаются с разной степенью условности. У Запашных, например, наиболее конкретно, наглядно. Создатели номера позаботились, чтобы зрители с самого начала поняли: выступление посвящено покорению космоса. В полутьме на манеж выезжает, мигая сигнальными огнями, ракета. Она медленно принимает вертикальное положение и, разбрасывая снопы искр, устремляется вверх, к куполу. Там, в вышине, появляются фигуры людей в светящихся скафандрах, они как бы плывут в межпланетном пространстве, а потом оказываются на необычной формы аппаратах.

Вспыхивают прожектора, и тут, как я уже говорил, демонстрируются трюки воздушной гимнастики и переход исполнителей с аппарата на аппарат. В заключение снова гаснут прожектора; основной исполнитель совершает прыжок с высокого мостика, почти коснувшись манежа, он взмывает вверх, к трапеции. В это время заучат стихотворные строки о мужестве тех, кто устремляется в неведомые дали.

В номере Бреда уже куда больше условности: нет ракеты, нет аппаратов, имитирующие полет космических кораблей. Еще дальше уходят от изображения каких-либо конкретных признаков космического полета Пантелеенко. Реквизит их —-ремни, укрепленные не то на воздушном якоре, не то на звезде в три луча. На гимнастах что-то вроде комбинезонов с геометрическим двухцветным рисунком. Тема номера проявляется лишь в характере исполняемых трюков, в крепком взаимодействии партнеров, в какой-то устремленности каждого их движения. Во всем, что проделывают артисты, чувствуется мужественное спокойствие, уверенность в своих силах — те качества, которые в нашем представлении неотделимы от облика покорителей космоса.

Темы, разумеется, могут быть различные, но в первую очередь на манеже находят отражение явления, события, картины яркие, романтические, значительные. Это определяется спецификой цирка, основное выразительное средство которого — трюк. Скажем, в Казахском коллективе есть номер «Табунщики-джигиты». В самом начале его передается необузданность табунов средь степного приволья. На манеж выпускают неоседланных лошадей. Они скачут, встают на дыбы, кажется, их уже не усмирить. Но выходят юные джигиты, взнуздывают коней, ловко вскакивают им на спины, затем проделывают сложные упражнения, а там начинаются конные игры, дружеские соревнования.

Выразителен, на мой взгляд, такой эпизод в этом выступлении. К одному, особенно строптивому, коню никто из юношей не может подойти, лишь девушке-джигиту удается подчинить коня своей воле, вскоре она гарцует на нем. Этот штрих сразу связывает сценку с современностью. В наши дни женщины частенько не только не уступают мужчинам а сноровке и отваге, а то бывает что и превосходят их. Деталь, о которой идет речь, а главное, ха радость бытия, которую несет номер, раскрывают черты сегодняшнего дня.

Надо ли перечислять все темы произведений манежа? Наверное, нет. Но стоит, видимо, вспомнить номера, изображающие народные праздники, увеселения, в основе которых лежат фольклорные мотивы, такие: как «Акробаты на качелях с медведями» Беляковых, «Гигантские шаги» Бондаревых, «Черемош» Максимовых, «Русская березка» Ермолаевых. А вспомнив о них, можно поставить вопрос: в чем же тут отразилось веяние времени? Однако появление таких произведений на манеже не случайно.

Кстати, теперешние «Гигантские шаги» — восстановленный в новом качестве ранее существовавший номер артистов Павловых. Номер Павловых «Акробаты на гигантских шагах» был подготовлен во время Великой Отечественной войны, в 1944 году. Тогда же был выпущен и номер Н. Жеребцова «Русский богатырь». Появление номеров в русском, фольклорном плане не случайно. Фашисты, вторгнувшись на нашу землю, несли ее народам разрушение, смерть, уничтожали их национальную культуру, попирали национальное достоинство. Советские люди, ведя борьбу с врагом, стремились утвердить и развить традиции национальной культуры.

Жеребцов рассказывал, что вначале предполагалось подготовить силовой номер в античном плане: выезд на римской колеснице, в тоге и т. п. Но от первоначального замысла отказались, выступление было решено в русском народном плане. Выходил русский богатырь, ом вез расписную подводу, на которой размещалось двадцать человек, лежа крутил карусель, на которой катались двенадцать человек и т. д. Замыслу подчинялось оформление: звучали народные мелодии, на главном исполнителе и его помощниках были русские рубахи, сапоги, шаровары, на женщинах сарафаны.

Номер Павловых, о котором шла речь, изображал народное гулянье: в центре манежа ярмарочные гигантские шаги, акробатические трюки чередуются с фрагментами русских плясок, в музыкальное сопровождение включены народные мелодии и т. д.

Два эти номера появились в годы героической борьбы за свободу Родины. Но и сейчас, в мирное время ставятся номера, изображающие народные увеселения, игры. В этом, мне думается, отражается все возрастающий у нас в стране интерес к народном)» творчеству, его традициям. Действительно, каким большим успехом пользуются выступления ансамблей народного танца; народные песни, в том числе старинные, все шире входят в репертуар солистов и вокально-инструментальных коллективов; непрерывно увеличивается паломничество туристов к памятникам старинного зодчества; растет интерес к изделиям народных промыслов. Как мне кажется, вызвано это отчасти желанием противопоставить что-то урбанизации, стандартизации, вторгшихся в нашу жизнь, но главное — высоким уровнем развития культуры, позволяющей глубже и тоньше проникнуть в сокровищницу народного творчества.

Цирк своими средствами стремится передать удаль, красочность народного гулянья, умение человека-труженика целиком, увлеченно отдаться как работе, так и веселью. Разумеется, в произведениях манежа не воспроизводятся с этнографической скрупулезностью конкретные обряды и игры, хотя в таких номерах, как «Гигантские шаги», «Черемош» и других, есть атрибуты, помогающие раскрыть тему, в одном случае — сами гигантские шаги, качели, гармонь и балалайка, в другом — топорики лесорубов, шесты плотогонов, костюмы с закарпатским орнаментом. Но не это главное. Исполнители прежде всего передают сам характер народных игр, народных увеселений с их удалью, увлеченностью, задорным соперничеством, когда у каждого разгорается стремление проявить свою силу, ловкость, отвагу. В таких выступлениях утверждаются лучшие черты национального характера.

Обязательна ли тома в номере? Видимо, не обязательна, есть хорошие номера, в основе которых нет определенной темы. Однако тема, решенная интересно, убедительно, конечно, придает выступлению большую значительность. И тут надо заметить: даже самая актуальная тема но сможет компенсировать недостаток мастерства, отсутствие сильных трюков, интересного композиционного построения. Наоборот, все это необходимо для более полного и яркого ее воплощения.

Да, тема не обязательна, но она зримо связывает произведение цирка — искусства условного — с сегодняшним днем, с тем, что волнует зрителей, с тем, что занимает их умы. Если говорить о задачах усиления идейной направленности цирковых представлений, то тема номера служит как раз решению этой задачи. А сейчас, в канун XXV съезде КПСС, зрители вправе ждать от мастеров арены новых творческих достижений, создания произведений ярких, отражающих те идеи и события, которыми живут сейчас советские люди.

К. ГАНЕШИН

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100