В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Мурзик ждёт

Удивительные подарки привозит в Москву этот невысокий человек с длинными усами. Ефим Нефедович Судаков — большой любитель зверей и мастер приручать их. Однажды он явился в столицу с ручным дальневосточным леопардом. В другой раз — с медвежонком, который сопровождал его всюду, даже в магазины, вызывая, конечно, немало беспокойства у встречных.
Но, пожалуй, наиболее занятный подарок Судакова — это Мурзик. Тут надо пояснить, что всех своих дальневосточных спутников Ефим Нефедович доставляет на московскую базу Зооцентра, расположенную за городом, вблизи станции  Планерная.
И уже одна эта доставка сближает Ефима Нефедовича с его подопечными. Они так с ним свыкаются, что некоторые становятся послушными, почти как домашние животные.
Звери, пернатые и человек рядом. Шестнадцать суток. И до поездки в Москву Ефим Нефедович за ними ухаживал. Вот где корни взаимной привязанности и доверия.
Особенно же рельефно это проявлялось во «взаимоотношениях»   Судакова   с  Мурзиком.
Но кто же он? По внешним признакам — хищный лесной зверь из семейства кошачьих. Величиной этот зверь со среднюю собаку. Лапы у него высокие, широкие и прямые, как палки. На концах этих живых палок спрятаны острые когти. А челюсти усажены не очень длинными, но острыми зубами. Покрыт этот зверь мягкой белесо-серой, в желтых крапинках шерстью. На кончиках его ушей — черно-коричневые   кисточки.
Словом, рысь как рысь, Но по повадкам Мурэик совсем не походит на своих диких родичей. Весной прошлого года охотники принесли из тайги двухмесячного рысенка и передали его Судакову. Ефим Нефедович пустил рысенка в дом, где он и воспитывался в обществе котенка. Вместе они играли, вместе спали на постели хозяев, гонялись за клубком ниток. Мурзик хорошо понимал приказы хозяина и хозяйки и был очень   послушен...
Ефим   Нефедович   берет   Мурзика на руки. Тот доверчиво прижимается к нему. От удовольствия жмурит свои большие зелено-коричневые глаза, мурлычет...
Ефим Нефедович уехал в свой далекий Иман, и вольная жизнь Мурзика кончилась. Заперли его в клетке, где он очень тоскует. А когда возле клетки появляется человек — Мурзик   радуется.
Вот и сейчас. Не успел я с зоотехником Московской базы Зооцентра — Надеждой Гавриловной Дмитриевой — подойти к клетке, как ручная рысь прильнула к решетке своим боком, подставляя его для ласки. Мы ее гладим, а она совершенно по-кошачьи выгибает спину, мурлычет и смешно дергает коротким черно-рыжим хвостом.

II

Какой же благодарный материал для дрессировщика этот Мурзик! Приручить или подчинить своей воле взрослую рысь очень трудно. Но Мурзик почти с рождения приручен. Разве это не самое важное для дрессировщика, разве это не облегчает ему дальнейшую работу?
— Знают  ли  о Мурке   московские или  какие-либо другие   артисты   цирка? — спрашиваем    Надежду Гавриловну.
Вместо ответа она, в свою очередь, задает мне вопрос:
—    А вы думаете, что из наших животных  только  Мурзик  мог  бы «играть»  в  цирке?
—    А кто же еще?
Мы выходим из помещения, где стоят клетки со зверями на улицу и направляемся к высокой вольере. В ней живут два черных ворона. Один, можно сказать, мастер художественного свиста. Второй, не уступая первому в этом искусстве, кроме того, по-человечьи хохочет, по-петушиному кукарекает, по-кукушечьи кукует.
Прибыли вороны из Ленинградского зоопарка. Учил ли их кто-нибудь звукоподражанию, неизвестно. Скорее всего эти занятные птицы — самоучки. Свои «номера» они проделывают без всякого поощрения с чьей-либо стороны. Вероятно, они научились передразнивать людей и животных просто в силу своих природных способностей. Но ясно, что после необходимой подготовки они могли бы забавлять посетителей цирка и эстрады.
Вот он, Мурзик
Вот он, Мурзик

Однако им, как и Мурзику, уготована другая судьба.
— Мы, — говорит Надежда Гавриловна, — главным образом поставляем диких животных в зоопарки, на зоовыставки и просто в парки  нашей   и  других  стран.
Она ходит с нами по помещениям и двору базы, рассказывает о ее временных четвероногих и крылатых обитателях.
Какая же это огромная транзитная станция всевозможных зверей и птиц, сухопутных, лесных, водоплавающих из самых различных уголков земного шара!

III

Итак, большинство животных, прибывающих на московскую базу Зооцентра, попадают отсюда в зоопарки, на зоовыставки.
Итак, большинство животных, прибывающих на московскую базу Зооцентра, попадают отсюда в зоопарки, на зоовыставки.
А как же цирк? Неужели о нем Зооцентр не заботится?
Нет, это не так. Московская база Зооцентра служит богатым источником разнообразных животных для арены.
Но все-таки в этом отношении используются далеко не все возможности. Союзгосцирк правильно поступает, заказывая определенных животных для дрессировщиков. Но ведь жаль упускать такие случаи, как появление на базе Мурзика, свистящих и кукарекающих воронов и других «талантов».
А, с другой стороны, если даже иметь в виду всесоюзную сеть цирка, он не может изо дня в день отбирать всех потенциальных артистов-животных, дрессировать их и демонстрировать широкому зрителю. Ведь через Московскую базу ежегодно проходит 15—20 тысяч животных. И едва ли не в каждой новой партии зверей и пернатых найдутся свои Мурзики. Куда же все эти «таланты» девать? Пожалуй, дрессировщиков не хватит.
Но, не ставя задачу выявлять всех диких животных, поступающих на базу «с задатками», интересными для цирка, Зооцентр мог бы стремиться к систематическому отбору или по крайней мере к осведомлению о том, что на базе имеются такие-то любопытные  хищники,  птицы,  копытные.
Кто же должен заниматься осведомлением?
Вот что говорит по этому поведу заместитель директора Зооцентра Н. Монахова.
—Мы   иногда   сообщаем    Управлению  цирками  о том, что  на базу прибыли  такие-то животные, способные,  на  наш   взгляд,  легко подчиняться  дрессировке.   Но  систематически,    повседневно   регистрировать     подобных   животных, отбирать  их,  сообщать   о  них  мы не имеем возможности.
И  Монахова   предлагает:
—Пусть   бы   представитель  от цирка раз-два  в месяц звонил по телефону   на   нашу    Московскую зообазу  и  узнавал,  какие  на  ней есть интересные для дрессуры новинки.   Если   бы   это  стало   системой,   то   звероводы,   зоотехник   и рядовые   работники    базы   более внимательно   присматривались   бы к таким  животным,  сообщали  бы о  них  работникам цирка.
Предложение дельное. Нужно найти другие формы более тесной связи между дрессировщиками, Союзгосцирком, с одной стороны, и Зооцентром — с другой. Мурзик ждет правильного решения своей судьбы.
Г. СОКОЛОВ
Акробатический этюд в исполнении Хоменко
Акробатический этюд в исполнении Хоменко
Фотоэтюд С. Мишина

Журнал ”Советский цирк” март 1962г

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100