В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Мы идем на сцену, как в сраженье

«Книгоноша» — это не только  название новой литературно-музыкальной композиции, созданной народным артистом РСФСР Сергеем Балашовым.

Книгоноша — это ем­кое слово вмещает   в себя смысл   сорокалетней   жизни  в   искусстве   артиста. Он несет людям радость знакомства с книгой, приобщает их к высокому искусству масте­ров слова. Смысл и назначение своего творчества артист  видит в том,  чтобы, говоря стихами Владимира Маяковского, «класть в коммунову стройку слова-кирпичи». Вслед за выдающимся мастером художественного слова Владимиром Яхонтовым, Сергей Балашов создал своеобразный театр одного актера. Он ставит и исполняет на эстраде спектакли. Автор литературных композиций, режиссер, музыкальный оформи­тель, создатель бутафории и реквизита, все действующие лица — один человек — Сер­гей Балашов. Мы издавна привыкли к тому, что актер в один вечер, в одном спектакле создает лишь одну роль, перевоплощается в один образ. Но вот Сергей Балашов исполняет «Гамлета». Один на один с великим Шекспиром, один на один со зрителями, у каж­дого, из которых есть свое представление о Гамлете.

Балашов — автор композиции — перемежает текст шекспировской трагедии пла­менными строками ее великолепного комментатора — Виссариона Белинского. Размыш­ления великого критика сопровождают героев трагедии, объясняют подлинный смысл их действий, приходят чтецу на помощь в массовых сценах — в знаменитой «мышелов­ке»,   в эпизоде дуэли Гамлета и Лаэрта. В этом двухчасовом спектакле Балашов предстал перед зрителем зрелым масте­ром перевоплощения, своеобразным мыслителем, острым и лаконичным постанов­щиком. «Гамлет» в постановке Балашова известен не только в нашей стране. Этот спек­такль видели и зарубежные зрители. В Чехословакии Сергей Балашов был отмечен четырьмя золотыми венками — высшей наградой за исполнительское мастерство. Часто принято в биографиях артистов искать истоки будущей любви к искусству. Отец Сергея Балашова был наборщиком пермской типографии. Семейные предания гласят, что его считали лучшим наборщиком театральных афиш. Может быть, именно эти празднично яркие афиши вызвали у сына наборщика пламенный интерес к театру. Во всяком случае, сразу же после демобилизации бывший красноармеец Сергей Бала­шов, служивший в штабе 35 стрелковой дивизии, поступил в профессиональную драматическую труппу. Здесь и начался его творческий путь. Он был артистом, а позднее и режиссером в театрах Уфы, Тюмени, Глазова. Потом он учился в Первой государ­ственной художественной студии я Ленинграде. Летом студент разъезжал с концертами, читая стихи Владимира Маяковского и Демьяна Бедного. Вероятно, именно эти поезд­ки  определили творческую биографию артиста.

Вскоре после того, как Балашов был принят в филиал Ленинградского Большого театра имени Горького и сыграл роль Победоносикова в спектакле «Баня», артист покидает театр. Обостренное чувство современности, публицистическая страстность зовут его в гущу жизни. Балашов едет на строительство Челябинского тракторного за­вода. Родившаяся здесь новая литературная композиция «ЧТЗ» была целиком построе­на на материале газетных очерков, ударных листовок-молний» и, конечно же, на са­мых живых, ярких наблюдениях. Недавно нам довелось услышать отрывок из этой композиции в магнитофонной записи, эпизод в деревне, где ждут приезда тракторной бригады. ...Зазвучал голос Балашова. И перед нами возникла деревня тех далеких лет, ожи­дающая толпа, многоликая, расслоенная глубокими классовыми противоречиями—тру­женики-бедняки и подкулачники. Такого впечатления артист достигает удивительно простыми средствами, без какой-либо подчеркнутой речевой характерности. Идею композиции хорошо сформулировал сам С. М. Балашов: «Мне хотелось показать, — говорит он, — не только как рождается трактор, но и как при этом формируется ха­рактер нового  человека».

За создание этой композиции пленум заводского комитета Челябинского трактор­ного завода присвоил артисту звание лучшего ударника ЧТЗ. Это было в тридцать пятом. А два года спустя в Москве состоялся Первый Все­союзный конкурс мастеров художественного слова, и Балашов стал его лауреатом. В предвоенные годы круг его тем расширяется, шлифуется мастерство. Он много ездит по стране — выступает у шахтеров Донбасса, у своих земляков-уральцев и у вои­нов Забайкалья. Его слушают на острове Врангеля и в горах Кавказа. Отечественная война с новой силой зажгла гражданские, патриотические чувства актера'—оратора и трибуна. С первых же дней Сергей Балашов выезжает на Западный фронт. Он выступает перед воинами Северного флота, на подводных лодках и эсмин­цах, среди бойцов 1-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов. В книге Маршала Советского Союза В. И. Чуйкова «180 дней в огне сражений» есть знаменательные строки: «К «нам приезжал... артист Сергей Михайлович Балашов. На свои сбережения он купил танк и подарил его Советской Армии. Для бойцов С. М. Ба­лашов дал ряд концертов. Я был на его концертах и видел с какой благодарностью бойцы встречали этого человека».

 «Книгоноша»,  Экипаж танка благодарит артиста за подарок. 1943,  Гоголь.   «Шинель».

На фото.  «Книгоноша»,  Экипаж танка благодарит артиста за подарок. 1943,  Гоголь.   «Шинель».

Больше тысячи концертов дал Балашов в частях действующей армии. Глядя на фотографии тех лет, видишь, как артист, худой и вдохновенный, как бы опаленный из­нутри огнем ненависти к фашизму и пламенной любовью к Отечеству, читает стихи перед   бойцами.  Балашов не ищет в своем творчестве проторенных путей. Эта истина еще раз под­твердилась литературной композицией «Слово о полку Игореве». Действительно, было неожиданным дерзновением создать на эстраде образы древнего русского эпоса. Но актер верил в своего зрителя, в свое искусство. И вот результат. Достаточно жеста, мимолетного взгляда, тончайшей интонации Сергея Балашова, чтобы зритель видел дружины Игоревы, полчища Кончака, плачущую над Путивлем Ярославну... Однажды, когда Балашов был еще артистом филиала Ленинградского Большого театра имени Горького, после премьеры «Бани» к Балашову подошел Владимир Мая­ковский и дружески пожал артисту руку. Это была единственная, но незабываемая встреча артиста с поэтом, творчество которого в значительной мере определило путь Балашова в искусстве. Поэзия Маяковского, ее стиль, ритмы, ее острая современность особенно близки и дороги Балашову. Любовь и преданность поэту актер несет через всю свою жизнь. Поэзия Маяковского предназначена для трибун, для под­мостков, для эстрады. Она создана «для голоса». Маяковский, как известно, и сам был прекрасным чтецом своих произведений. Это он говорил, что «революция выдвинула поэзию   на   эстраду,   приблизила   к   массам».

Каждая встреча зрителей с Балашовым, читающим Маяковского, исполнена совре­менных мыслей, злободневности. Он создает большие композиции из произведений поэта — «Я волком бы выгрыз бюрократизм», «Маяковский о времени и о себе», затем многоплановый литературный спектакль «Сердце с правдой вдвоем». В этом спектакле драматические сцены переплетаются с гротесковыми и сатири­ческими. Раскрывая события революции, артист выступает как оратор, сатирой бичует он врагов. Кажется, целая толпа заполняет сцену, а ведь на ней всего один человек. И самая большая удача в этой работе — образ Ленина. Несколько грассирующий голос, привычный жест... и вот словно живой возникает Ильич — вначале в Цюрихе, а   затем   на   знаменитом   броневике. С такой же силой и так же современно звучат стихи Маяковского в композиции Балашова   о   мире   и   войне. С. М. Балашов обратился и к творчеству Сергея Есенина. В его лирику он внес свою мужественную и патетическую манеру исполнения. «Времена года» — так назы­вается спектакль из стихотворений Есенина. У Балашова их сопровождает музыка Чай­ковского. Перед нами  возникает образ России, пленительный и  нежный. Есть в творчестве Балашова и гоголевская «Шинель», которую он решил как траги­ческое повествование. На эстраду выходит человек со свечой. Свеча освещает его фигуру, одетую в костюм прошлого века, и начинается горестный рассказ.

— В департаменте... — Исполнитель делал паузу, прислушивался и вместе с ним зритель — сначала едва-едва, а потом все отчетливее — слышал барабанную дробь и визг флейты. Точно найденная деталь сразу определяла время и атмосферу действия. Музыка утихала и артист начинал подробно, грустно, совсем по-гоголевски рисовать картину жизни маленького чиновника. Слова проникают в сердце, заставляют за­думаться. Артист мастерски владеет словом. Он знает, он верит, что им можно убедить, перевоспитать, растрогать, пробудить добрые чувства, вызвать ненависть.

Сергей Балашов читает свою первую композицию «Турксиб». 1931 г., Чехословацкие друзья вручили артисту «золотой венок», Гамлет

На фото.  Сергей Балашов читает свою первую композицию «Турксиб». 1931 г., Чехословацкие друзья вручили артисту «золотой венок», Гамлет

Сейчас Сергей Балашов работает над новой литературной композицией «Книго­ноша». Если мы заглянем в его творческую мастерскую, нам будет трудно опреде­лить профессию ее хозяина. Большой ящик со слесарными и столярными инструментами, разобранный радиоприемник, почти готовый маленький транзисторный приемник (в но­вом спектакле он станет партнером артиста). Одна стена — полки с книгами. Напро­тив — полки с магнитофонными лентами — это уникальная фонотека, в которой собра­ны голоса современников. На полу — кипы журналов, газет, еженедельников. Из них, как всегда,  Балашов черпает темы своих будущих созданий. На специальной длинной доске, положенной на подлокотники дивана, — листы тек­ста отдельных частей новой композиции. Это как собрание сразу нескольких партитур на пульте дирижера. К каждой части уже подобрана музыка, готовится реквизит. А вот и сам Сергей Балашов, высокий, статный, в ковбойке (неужели ему шестьде­сят?). Он с увлечением рассказывает о своей новой работе. Балашов нашел удачную форму спектакля — емкую и подвижную, как проточное озеро, где герой спектакля — книгоноша — может каждый раз приносить новые книги, рассказы, газеты. То, о чем ежевечерне   повествует   артист,   будет   новым   и   злободневным. Закончить рассказ о творчестве Балашова мне хочется словами из его новой ком­позиции «Книгоноша»:

«Мы идем на сцену, как в сраженье, проиграть   которое   нельзя». Вот уже сорок лет артист каждый раз идет на сцену, как в сраженье. Он не дела­ет ни единой уступки дешевой занимательности или поверхностной доступности. Бала­шов полностью доверяет зрителю, его интеллекту, воображению, умению чувствовать острое слово, воспринимать юмор. Его творчество доставляет людям высокое эстети­ческое наслаждение,  способствует воспитанию подлинного художественного   вкусе.
 

Марта ЛИНЕЦКАЯ

Журнал Советский цирк. Июль 1963 г.

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100