В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

«На арене москвичи»

Столичных любителей циркового искусства трудно удивить хорошей премьерой. И дело не только в том, что в Москве постоянно работают два цирка (летом — три: приезжает шапито). Столичный манеж остается столичным манежем с его возможностями и правом придирчиво отбирать лучшие номера циркового конвейера.

 Но даже при всем этом недавнюю премьеру цирка «На арене москвичи» хочется отметить особо. Среди удачных программ последних лет она, на мой взгляд, одна из самых удачных. Удачных и по тому, как поставили ее режиссеры М. Местечкин, В. Плинер. В. Крымко — празднично, броско, с точной расстановкой номеров внутри программы. И по тому, как нарядно и со вкусом оформлено представление художником Л. Окунем, с какой гармоничной соразмерностью привнесены в спектакль элементы хореографии балетмейстером П. Гродницким. Радовали и звучание оркестра (главный дирижер В. Перинац), и богатая партитура света (художник В. Кулагин), и строгая манера ведения программы (инспектор манежа 3. Мартиросян). Премьера «На арене москвичи» еще раз подтвердила, сколь высока постановочная культура цирка на Цветном бульваре, как вдохновенно и творчески работает его коллектив, как умеет он соединять разрозненные номера в единый и целостный цирковой спектакль.

Заметив кстати, что в программе на сей раз не было аттракциона, который бы значился в «красной строке» афиши. Равно как и не было популярного «громкого» имени, привлекающего внимание публики. И тем не менее представление шло с неизменным успехом, зрители по достоинству оценили спектакль.

Премьера «На арене москвичи» запомнилась многими талантливыми исполнителями, интересными номерами. И прежде всего это относится к коверному Александру Родину, с чьим искусством впервые познакомились москвичи.

Известно, как трудно клоуну-дебютанту завоевать симпатии зрителей, утвердить свое право быть комедийным героем спектакля. Тем более если это утверждение происходит на московском манеже. И к чести Родина следует сказать, что труднейший экзамен столичной премьеры он выдержал блестяще.

Родин — превеликий выдумщик, показанные им сценки в большинстве своем оригинальны, они не повторяют того, что знакомо по репертуару других коверных. Уже в первой, выходной репризе артист весело удивляет зрителей своими чудо-фонтанчиками, которые возникают по его хотению и велению в самых непредвиденных местах. Для многих — я убежден в этом — механика построения трюка так и осталась загадкой. А ведь трюк, в сущности, несложен, но клоун так изобретательно обыгрывает его, что миниатюра с фонтанчиками восторженно принимается публикой.

Репризы сменяют одна другую, и каждая из них убеждает нас в умении артиста причудливо фантазировать, находить неожиданные сюжетные повороты, точно и уверенно подводить клоунскую сценку к веселому «стреляющему» финалу. Причем сплошь да рядом бывает так, что за первым «стреляющим» финалом следует второй — артист как бы наращивает смехотворческую силу своей репризы, продлевает ее воздействие на зрителей. Так сценка «Темпераментный скрипач», казалось бы, завершается тем, что «раскаленная» скрипка окутывается вдруг густыми клубами дыма. На этом можно было бы поставить точку, но у клоуна, как выясняется, припасена еще одна эффектная концовка: «загорается» сам скрипач, на его концертном фраке появляются тлеющие угли.

Комедийное искусство Родина примечательно и тем, как он «подает» свои репризы. Артист всецело поглощен происходящим на манеже, он играет с увлечением, со страстью, с полной самоотдачей. Такая увлеченность всегда находит самый живой и непосредственный отклик в зрительном зале, она безошибочно настраивает публику на эксцентрическую волну клоунского мышления.

Здесь я позволю себе небольшое отступление. В разговоре с Родиным я с удивлением узнал, что ему уже сорок лет, что долгое время он выступал в «антураже» других коверных, а самостоятельно работает всего несколько лет. Конечно, повседневное общение с ведущими мастерами, надо полагать, многому научило исполнителя, помогло ему обрести самого себя.

И все же трудно отделаться от горького ощущения, что такой бесспорно одаренный человек, сложись его творческая судьба по-другому, мог бы значительно раньше выйти на самостоятельную дорогу. Говорится это, разумеется, не в упрек Родину. Просто на его примере лишний раз убеждаешься, как невнимательны мы бываем порой к молодым артистам, как мало помогаем им своевременно раскрыть свое дарование, проявить себя в полную меру...

Но вернемся к представлению «На арене москвичи». Самой высокой оценки заслуживает, на мой взгляд, номер Ольги и Сарвата Бегбуди, выходящих на манеж с дрессированными слонятами. Сарват Бегбуди дважды выступает в программе. Но если его искусное темпераментное жонглирование на лошади все же повторяет в значительной мере работу Николая Ольховикова, то выступление со слонятами является подлинно оригинальным произведением циркового искусства.

В номере Ольги и Сарвата восхищают даже не сами трюки, хотя они достаточно интересны и разнообразны. Восхищают эмоциональная окраска номера, умение артистов придать выступлению своих воспитанников характер непосредственной и веселой игры, Да, мы понимаем, что животные послушно выполняют команды дрессировщиков — понимаем и... тут же забываем об этом. Мы готовы поверить, что забавные слонята мило развлекаются на манеже, что не по указке, а по собственной охоте выполняют они все то, что предусмотрено программой.

К слову сказать, такой внутренней свободы и раскованности животных, их готовности «идти на трюк» не всегда достает, к сожалению, в интересном новаторском выступлении дрессировщика медведей-наездников (так он назван в программе) Олега Чепякова. Медведи, конечно же, не слонята, да и само соседство их с лошадьми достаточно тревожно и конфликтно по своей сути. И все же дрессировщику, на мой взгляд, следует подумать над тем, чтобы по возможности убрать из номера излишнюю нервозность, добиться от своих коварных «наездников» более спокойного и безоговорочного послушания. Отличные трюки — прыжки медведя с одной бегущей лошади на другую, стойка лошади на задних ногах с медведем на спине — станут еще более выигрышными, если несколько смягчится «климат» номера, сгладится напряженность, которая ощущается сегодня по ходу выступления.

В программе «На арене москвичи» что ни номер, то яркое интересное зрелище! Глубоко лирична и как-то по-особому красива игра с мячами в воздухе, которую демонстрируют Людмила Головко и Петр Любиченко. Очарованием старой восточной сказки веет от выступления дагестанских канатоходцев под руководством Ахмеда Абакарова. Сложнейшие трюки с поразительной легкостью и изяществом исполняет группа эквилибристов, возглавляемая Тофиком Ахундовым. Как и всегда, громом аплодисментов провожают зрители-москвичи своих старых знакомцев — искусных икарийцев Кузяковых...

Всех участников представления не перечислишь. Но есть еще один номер программы, о котором хочется поговорить подробнее. Я имею ввиду «Вторую Венгерскую рапсодию Листа» в исполнении Елены Амвросьевой и Георгия Шахнина.

Наверное, нет нужды пересказывать сюжет этого великолепного музыкально-эксцентрического номера, говорить о том, как невольно изумляешься всякий раз, когда вдруг оказывается, что «он — это Она», а «она — это он». Об Амвросьевой и Шахнине написано много, и вряд ли тут что-либо добавишь.

Нет слов, цирк всегда привлекал и привлекает прежде всего новизной, на его представления идешь с надеждой, что сегодня обязательно увидишь такое, чего не видел прежде. И вот — выступление Амвросьевой и Шахнина... Выступление, повторяю, виденное-перезиденное, А смотрится оно с огромным интересом, я бы даже сказал, с наслаждением. В чем же дело?

Прежде всего, мне думается, в том, что старый, казалось бы, номер оказывается при внимательном рассмотрении отнюдь не старым. Не старым в том смысле, что он не представляет собой нечто раз и навсегда застывшее, заученное, затвержденное; артисты не копируют, не повторяют того, что они показывали пять или восемь лет назад. Сохранены характеристики персонажей, сохранен рисунок номера, его взрывчатый финал, но внутри всего этого словно положены новые краски, приоткрыты новые грани взаимоотношений партнеров на манеже. Знакомые детали обыгрываются сегодня несколько иначе, чем обыгрывались вчера; что-то из номера убрано (как, например, «убегающие» за кулисы нотные листы), что-то привнесено вновь.

Амвросьева и Шахнин настолько хорошо «обжили» своих героев, столь глубоко проникли в суть комедийного конфликта, что им уже не надо запоминать, куда, скажем, должен сейчас ступить «он» и как на это должна реагировать «она». Артистами обретена та абсолютная творческая раскрепощенность, которая помогает им легко импровизировать по ходу выступления, обогащать и совершенствовать уже найденное, искать дополнительные штрихи и черточки, помогающие наиболее полно выразить взаимоотношения двух музыкантов.

И вот тут самое время сказать об артистическом даровании Елены Амвросьевой и Георгия Шахнина. Даже хорошо зная их номер, трудно обнаружить хотя бы малейшую погрешность, которая бы до срока раскрывала секрет веселого маскарада. Амвросьева и Шахнин не просто искусно переодеваются и гримируются, как это нередко бывает в цирке — они полностью перевоплощаются в своих забавных героев. На манеже не маски, а характеры, не персонажи интермедии, а живые люди, и потому нам, зрителям, так непреходяще интересно все то, что происходит во «Второй Венгерской рапсодии Листа».

...«На арене москвичи» — не слишком, на мой взгляд, удачное название цирковой премьеры. Какое-то оно скучноватое и расплывчатое, ничего, в общем, не говорящее о характере программы. И тем приятнее было убедиться, что даже за неудачным названием скрывается подчас яркое представление, которое с волнением и радостью смотришь от первого до последнего номера.

Побольше бы таких представлений нашему цирку!


Ник. КРИВЕНКО

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100