В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

На гастрольных арбитах

Гастролирующие артисты известной комедии А. Островского добирались из одного города в другой пешком, да еще несли на себе театральный реквизит и костюмы.

Другое дело — артисты советской эстрады. Когда мы отправ­ляемся на гастроли, к нашим услугам — удобные железно­дорожные вагоны, самолеты, автомашины; кроме оплаты за выступления нас обеспечивают командировочными, средст­вами на обновление репертуара, на постановку и художест­венное оформление номера. Тысячи эстрадных артистов постоянно разъезжают по на­шей стране. Только Ленконцерт, к примеру, организовал за год сорок пять тысяч концертов, на которых побывало двад­цать пять миллионов зрителей. Нетрудно представить, как возросла за последнее время взыскательность зрителей,так называемой «периферии». Но всегда ли гастрольные концерты проходят на высоком художественном уровне? Используем ли мы все возможно­сти, которые щедро предоставляет нам государство для про­паганды лучших образцов эстрадного искусства?

Бригада эстрадных артистов, которой я руковожу, дала за последние два года около трехсот концертов, не считая шеф­ских. Мы посетили десятки городов, неоднократно пересека­ли Советский Союз — от Баку до Архангельска и от Уфы до Ужгорода. Работали в городах, основанных во времена Ки­евской Руси, и в совсем новых населенных пунктах, названия которых мы своими руками записывали на географиче­ской карте. Встречаясь с разными зрителями — шахтерами и рыбаками, учеными и хлеборобами, студентами и погра­ничниками, — мы всякий раз убеждались, что эстрада — же­ланная гостья на всех широтах.

Но случается, что эстрада разочаровывает зрителей. Во время гастрольных поездок я вел дневник и после каждого концерта коротко записывал свои впечатления. Среди мно­гих строк, напоминающих о большой творческой радости, пе­режитой нами на очередной встрече со зрителями, имеются и такие записи:

«Брянск. Дом культуры железнодорожников. В зале и за кулисами грязно. Негде переодеться, загримироваться, даже присесть».
«Кавказские Минеральные Воды. Выступали в каком-то запущенном клубе. Тусклый свет в зале и на сцене. Лица актеров выглядят мрачными. Веревки у занавеса оборваны, раздвигают его руками».
«Город Шахты. Клуб шахты имени Артема. Рояль рас­строен. Номера, исполняемые под его аккомпанемент, напо­минают вампуку. Ох, уж эти расстроенные рояли! Сколько их встречается на нашем пути!».
«Железноводск. Певец-солист забыл принести на концерт ноты. Микрофон неисправен. С эстрады извергался поток рубленых звуков».
«Каспийск. Зрителей в зале мало. Администратор объяснил это тем, что накануне здесь гастролировала очень плохая эстрадная  группа»...

Перечитываю листки своего дневника, вспоминаю увиден­ное и пережитое в пути и думаю: как еще несовершенна у нас организация гастрольных концертов. С благодарностью назову имена таких организаторов кон­цертов, как В. Кузнецов (Кемерово), М. Блюмин (Куйбышев), И. Михайловский (Тула), Ю. Юровский (Омск), А. Луковский (Ростов-на-Дону), П. Фалик (Черновцы), А. Арский (Киев). Они запомнились уважительным отношением к нелегкому труду гастролирующего артиста, умением подготовить ему «рабочее» место, обеспечить необходимый порядок в зале, на сцене и за кулисами, дать возможность сосредоточиться и порепетировать перед  выступлением.

Обидно, что, проехав добрую сотню городов, таких знаю­щих и любящих свое дело работников можно сосчитать по пальцам. В большинстве залов, где нам приходилось высту­пать, художественный уровень концерта снижали то рас­строенный рояль, то плохое освещение, то беспорядок в зри­тельном зале, то отсутствие элементарных условий для под­готовки к выходу на сцену. А ведь все это неизбежно подры­вает дисциплину актера.

В пути мы не раз сталкивались с неполадками в органи­зации и планировании гастролей. Помню, в одном из городов «горел» отличный ансамбль цыганской песни и пляски. «Го­рел» только потому, что накануне здесь выступал совсем слабый коллектив того же жанра. И это не единичный слу­чай: гастролеры, выступившие без успеха, как правило, сры­вают концерт приехавших после них артистов.

Почему же они мешают друг другу? Известно, что Гастрольбюро Росконцерта составляет сводный план на основе заявок Москонцерта, Ленконцерта, филармоний различных городов Российской Федерации. Кажется, не должно быть подобных столкновений. Но в том-то и беда, что единый план сплошь да рядом нарушают городские и областные филармонии, которым дано право обмениваться бригадами артистов по своему усмотрению. В погоне за «выгодным» гастролером организаторы концертов на местах ломают план Гастрольбюро Росконцерта. Это вредит делу, а иногда и срывает работу гастрольных бригад.

Во многих городах зрителям досаждает однообразие гаст­рольной афиши. Мы ехали как-то по маршруту Урал — Си­бирь. Спрашиваю своих попутчиков пианиста В. Шпаргеля и конферансье Н. Сквирскую: «Вы впервые в этих местах?» Они смеются в ответ: «Да что вы! Мы на этом маршруте вроде бы как прописаны; даже сбились со счета — в который раз нас туда посылают». Не беру под сомнение квалификацию обоих артистов и их успех у публики. Но зачем же их направлять бесчетное множество раз в одни и те же города, когда наша страна так велика?! А ведь таких чуть ли не постоянно «прописанных» артистов можно встретить на всех гастрольных маршрутах.

Теперь представьте себе, что Муслим Магомаев, Иосиф Кобзон или другой популярный певец дает по три-четыре сольных концерта... ежедневно. В Москве или Ленинграде такое невероятно, а на гастролях почему-то допускается. Ведь, право же, не спасает певца микрофон, маскирующий в той или иной мере его утомленный голос. Но главное даже не в этом— какая творческая отдача может быть у исполни­теля на третьем или четвертом (за день!) сольном концерте?! Против таких выступлений не раз высказывалась местная и центральная печать. Но планирование «космических» на­грузок гастролерам-фаворитам продолжается. В этом, мне думается, выражается пренебрежение не только к зрителям, но и к драгоценным голосам, обладатели которых соглашают­ся изнашивать и калечить их, исходя отнюдь не из творчес­ких соображений.

Серьезную тревогу вызывает и репертуар гастрольных концертов. Когда-то я работал в Совкино, которое объединя­ло артистов эстрады, выступающих перед киносеансами. Репертуар утверждался не более чем на полтора месяца. По истечении этого срока артист приходил в дирекцию и спра­шивал:

— Можно мне ещепоработать?
— А новый репертуар у вас есть? — отвечали ему.
— Будет.
— Когда  будет — приходите, поговорим...

Кто сегодня заботится о репертуаре исполнителя, уезжаю­щего в поездку? Затрудняюсь ответить на этот вопрос. Зача­стую бывает так, что гастролер берет в дорогу изношенные «до дыр» номера, которые он уже не решается показывать в Москве или Ленинграде. И, невзирая на устаревший репер­туар, ему подписывают маршрутный лист. Нетребователь­ность гастрольной организации демобилизует исполнителя. Он не утруждает себя поисками новинок репертуара, потому что знает: в поездку его «продадут» с любым номером, как свежим, оригинальным, так и старым, надоевшим зрителю. Пренебрежение к своему репертуару делает артиста эстрады ремесленником, что особенно остро ощущается на гастролях.

Нетребовательность проявляется не только к репертуару, но и к подбору актеров на гастроли. Нередко случается так: не «проходит» артист в крупном городе, его благословляют в турне — там, дескать, все сойдет. Неужели организаторы концертов не понимают, что даже в самом далеком и маленьком городе посланцем советской эстрады достоин быть только квалифицированный мастер, что слабые исполните­ли недопустимы на гастрольных маршрутах. К сожалению, в поездках мы не раз встречали выступления такого низкого художественного уровня, что зрители воспринимали эстраду как синоним халтуры. (К чести Ленконцерта, следует отме­тить, что по сигналам зрителей и местных организаций не­сколько не оправдавших себя гастрольных бригад были рас­формированы. Так случилось, в частности, с имевшими по отделению певцами Тито Ромалио и Мартиком Оганесяном; с конферансье А. Розановым и А. Барындык.)

Беда в том, что прочно укоренились причины, порождаю­щие низкий уровень некоторых гастрольных концертов. Если артист состоит в штате гастрольно-концертной организации или на длительном договоре — ему обеспечено приглашение в поездку, независимо от качества его репертуара и исполнительского мастерства. Не секрет, что порой в Москве или Ленинграде исполнителю не дают права на отделение или сольный концерт. А за столичным семафором — пожалуйста! Там уже никого не тревожит, что несколько отлично испол­няемых артистом номеров «прослаивается» заурядными, не-запоминающимися поделками.

Мы проехали много городов и нигде не встретили ни ре­жиссера, ни руководителя гастрольных организаций, отве­чающих за качество концертов. Как правило, артисты, при­езжающие в тот или иной город, работают в обстановке полной бесконтрольности. У гастролера нет стимула борьбы за творческое совершенствование, за обновление репертуара и повышение исполнительского мастерства. Поэтому на гаст­рольных орбитах еще встречаются серые, бескрылые, ремес­ленные выступления «проезжих» артистов.

Мы часто говорим, что искусство эстрады проникает на такие дальние окраины страны, куда не может добраться театр. И это верно. Нередко эстрадные артисты приезжают в города и поселки, где зрители не выбирают, куда пойти сегодня вечером: кроме выступления гастролера, других зрелищ в этом населенном пункте нет. Люди доверчиво от­дают три часа своего времени в надежде на встречу, которая порадует актерскими индивидуальностями, талантом и ма­стерством исполнителей. И мы не имеем права допускать, чтобы зрители уходили с концерта разочарованными.


Петр МУРАВСКИЙ, заслуженный артист РСФСР

Журнал Советский цирк. Сентябрь 1967 г.

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100

Проектирование деревянных домов каркасных http://karkas-piter.ru