В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Начало большого пути
 
Начало большого путиЦирк в семье Никулиных был любимым развлечением. И мать Валентина Яковлевна — работница картонажной фабрики, и отец — Василий Никифорович, механик автобазы, не говоря уже о маленькой Олечке, всегда с нетерпением ждали    новой    программы.
На когда однажды, вернувшись из школы, одиннадцатилетняя Оля заявила, что хочет поступить в цирковое училище и стать воздушной гимнасткой, Валентина Яковлевна даже руками всплеснула от неожиданности;
— Куда тебе, Оля! Ты ведь такая     худенькая,      хрупкая!
— Ничего что худенькая, зато она очень гибкая и выносливая, — вступил в разговор папа. Он заметил уже давно, что любовь дочери к цирку не просто детское увлечение. Видел он, как жадно ловит девочка каждое слово о цирке, как восторженно смотрит она всегда на выступления воздушных гимнасток. проделывающих под куполом замысловатые трюки на ажурных трапециях и мостиках. Понял он, что неспроста стала их дочь все прилежней и прилежней заниматься физкультурой в школе. Вот почему и поддержал   он   Олю:
—Пусть попробует поступить в училище. Там разберутся — подходит   она   или   нет...
Н вот, получив документы об окончании четырех классов начальной школы, Оля вместе со своими подружками Зоей и Таней отнесла их в Государственное училище циркового и   эстрадного   искусства.
Цирк в семье Никулиных был любимым развлечениемНо поступить удалось только одной Оле Никулиной. Из всего количества желающих стать цирковыми артистами было отобрано всего лишь пятьдесят наиболее способных. Они прошли строгую медицинскую комиссию, а также имели хорошие отметки по всем предметам.
Это твердо уяснили все те, кто поступил в ГУЦЭИ. Разные
пути привели этих «счастливчиков» в цирковое училище.
Толя Михеев и Слава Зайцев приобщились к акробатике еще на стадионе «Юных пионеров, а Коле Еремину посоветовала поступить в училище совсем незнакомая женщина.
Она была одной из многочисленных безбилетных зрителей,
которые любовались стройным мальчиком,    проделывающим
свои стойки, мостики и сальто прямо на мягком песке пляжа. А Витя Потапкин впервые увидел цирковое представление по телевидению, и уже со второго класса начал посещать акробатический кружок. Ну, а Витя Грибков, как говорится, родился и вырос в цирке. Сын акробата из известной труппы С. Кожевникова, он само слово «цирк», наверное, узнал  вместе  со   словом  «папа».
Однако было у этих непохожих друг на друга девочек и мальчиков одно общее, что стало в дальнейшем самым главным и самым интересным в жизни, — это   любовь   к   арене.
И вот в сентябре 1961 года первый набор только что организованной детской группы этой необычной школы приступил к занятиям. На первый взгляд все здесь было как в обычной школе. Каждые 45 минут     раздавался     звонок,     и ученики расходились по классам, где проходили занятия по тем    же    предметам,    что  и   в пятых классах обычных школ. Такие же, как всюду, здесь были дневники, табели и журналы успеваемости. Такие же пионерские   отряды   и   звенья.
И вместе с тем здесь самый настоящий цирк! С первого года обучения ребята ежедневно, как настоящие артисты, проводят на манеже 2—3 часа, занимаясь специальными предметами: акробатикой, жонглированием, гимнастикой, эквилибристикой, а через некоторое время начнут изучать историю театра и цирка,   музыку,    фехтование,   грим.
В центре училища — манеж. Он опоясан невысоким барьером, покрытым нарядным бархатом, а вокруг — ряды кресел для зрителей. Арена освещается настоящими прожекторами, а из-под купола свисают мостики, трапеции — словом, все то, что нужно гимнастам для работы.
Не беда, что на этом чудесном манеже занимаются только старшеклассники, выпускники училища, а для малышей отведен специальный учебный прямоугольный манеж. Надо только раз посмотреть, как усердно приделываются на нем упражнения, чтобы понять — недалек тот день, когда и перед этими начинающими жонглерами, эквилибристами, акробатами и гимнастами распахнутся занавесы форгангов не только заветного училищного манежа, но и других, ведущих на арены   цирков   страны...
Незаметно для этих малышей пройдут 5 лет учебы, и уже в 1967 году цирки страны получат новое пополнение из тех, кто сейчас только начинает свой большой путь циркового артиста.
Конечно, многое еще может измениться за это время. Возможно, что те, кто сейчас хочет стать акробатом, станет жонглером, а нынешним поклонникам гимнастики вдруг полюбится эквилибристика или клоунада.
Вероятно, многое изменится и   в  самом училище.
Есть уже решение о постройке специального интерната. Вот тогда можно будет принимать в училище не только московских ребят, но и иногородних, а главное — детей артистов конвейера. Ведь кажется совсем недавно заново отстроили здание училища, а сейчас уже в нем стало тесновато.
В репетиционном зале, и на обоих учебных манежах занятия прерываются только для того, чтобы сменить группы преподавателей и учащихся. А энтузиазм у последних, как правило, такой, что их в буквальном смысле приходится прогонять с манежа.
—Мало! — говорит Шамиль Айметдинов, прозанимавшийся
на манеже положенное расписанием время, и продолжает
крутить         «колесико»,    пока преподаватель строгим голосом не останавливает его. А Саше Богданову больше всего нравится разучивать переднее сальто, Толе Михееву — копфштейн. Впрочем, когда в заключение урока преподаватель предлагает сделать кульбит всей группой, ребята выполняют  его  отлично.
Не успел 6 класс «Б» покинуть манеж, как его занимают пятиклассники

Не успел 6 класс «Б» покинуть манеж, как его занимают пятиклассники, те, кто пришел учиться сюда в нынешнем учебном году и для кого упражнения, проделываемые Витей Грибковым, Шамилем Айметдиновым, Юрой Михайловым и Вовой Митницким кажутся уже  верхом  совершенства.
— Таня, Гала, Алла, Нина! — вызывает по очереди Александр Васильевич Константинов. И девочки, одетые в удобные тренировочные костюмы, одна за другой проделывают каскады через препятствие.
Ничего, что  препятствие — это пока всего лишь обыкновенная табуретка. Ученицы прыгают через нее с таким изяществом и грацией, что обыденность препятствия остается    никем    не    замеченной.
Потом   девочки,     затянув   на своих    тонких    талиях   пояса    с лонжами,   отрабатывают  с   преподавателем    переднее   сальто, делают мостики,  шпагаты, прыгают  с  трамплина.


Из репетиционного зала второго этажа
Ученицы прыгают через нее с изяществом и грациейдоносятся звуки рояля.   Там    идет   урок   танцев.
Балетмейстер, старейший педагог училища Клавдия Ивановна  Филатова,    утверждает, что артисты любого жанра должны уметь красиво держаться и двигаться на манеже. Поэтому настойчиво занимается она своими питомцами классическим тренажем, следит за воспитанием культуры их тела: разрабатывает стопы, колени, отрабатывает шаг. За 19 своей работы в ГУЦЭИ перед ней прошли сотни учеников; всех их пришлось учить правильно и красиво ходить, поворачиваться, делать комплимент — поклон  и даже улыбаться!
Такое      внимательное      отношение     к     самым,     с    первого взгляда, незначительным деталям уже начинает сказываться на учениках, которые занимаются здесь всего лишь второй год. Полтора года, проведенные в училище, редко кому не пошли на пользу. Будущие артисты цирка заметно окрепли, возмужали, набрались стольких необходимых для своей дальнейшей работы в цирке знаний, то порой кажутся настоящими знатоками своего дела.
Вот Оля Никулина. Она занимается второй год все с нарастающим и нарастающим интересом. Хорошо успевая по общеобразовательным предметам, Оля ведет одновременно и общественную работу — она звеньевая второго пионерского звена. Особенно доволен Олей преподаватель гимнастики Николай Михайлович Русаков. Способная и старательная девочка, как говорится, понимает его с полуслова, ловит каждое его замечание и тут же исправляет свои ошибки.
— Не задерживай дыхание! Прогни спину! — говорит Николай Михайлович, и уже в следующем упражнении, которое проделывает Оля на трапеции, она учитывает его замечания. Зацепившись руками за трапецию, немного раскачавшись на ней, девочка проделывает свое очередное упражнение легко   и   чисто.
Учитель и ученики так увлечены своей работой, что не замечают, как стали предметом внимания со стороны группы незнакомых людей, вышедших из учебной части училища в сопровождении директора.
Это очередная делегация зарубежных    гостей.    Интерес    к первому и единственному в мире училищу и, особенно к его детской группе, созданной всего два года назад, так велик, что, кажется, трудно назвать день, когда бы в училище не было посетителей.
Раздается звонок, урок окончился, а уходить, как всегда, не хочется, и Оля, мельком взглянув на преподавателя, решается сделать последнюю «лягушку».
Николай Михайлович ничего не говорит ей, только понимающе улыбается, мол, «звонок есть звонок!» Он ободряюще   говорит:
— Завтра,    Оля,    завтра!
Знает он, что у сверстников Оли — одноклассников, впереди еще столько увлекательных занятий и открытий. Ведь путь их к цирковому мастерству еще только начинается. И пусть он никогда не кажется  им  слишком  длинным...
Раздается звонок, урок окончился, а уходить, как всегда, не хочется  Ведь путь их к цирковому мастерству еще только начинается
   
Евгения    ЖАРОВА

Журнал ”Советский цирк” май 1962г
 
 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100

форум атомно абсорбционные спектрофотометры