В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Не уставайте

Клоун-дрессировщик Георгий Иванович ЗаставниковНе только каждый любитель цирка, но и прос­то любитель собак не может остаться равно­душным к питомцам клоуна-дрессировщика Георгия Ивановича Заставникова. Так легко, свободно и весело они работают.

Самое привлекательное в искусстве артиста Заставнико­ва — это тщательнейшая отработка номера. Вы не видите, «как это сделано», не замечаете «швов» в его работе. Вы просто любуетесь той чудесной властью человека над животными, которая всегда пленяет нас в искусстве дрессировщика. Ташкентский цирк полон, несмотря на то, что програм­ма идет уже давно. Сюда приходят целыми семьями. Поч­тенные старики в чёрных вышитых тюбетейках, окружен­ные внуками. Женщины в национальных платьях из поло­сатого атласа с детьми на руках. Часто азартные выкрики, поощрения взлетают над амфитеатром. Рукоплескания горячи  и  долги.

Однажды я слышала, как среди аплодисментов, в одобрительном гуле зрителей кто-то бросил Заставникову ход­кое восклицание:   «Не уставайте!..» Так говорят в Узбекистане, проходя хлопковыми поля­ми в пору сева, полива или уборки хлопка. «Не уставай­те!» — это традиционное обращение к работающему че­ловеку. В устах зрителя оно прозвучало как признание боль­шого труда артиста, более полувека своей жизни отдав­шего цирку и прошедшего долгий и трудный путь от бро­дячего комедианта до заслуженного артиста республики. Г. И. Заставников — сибиряк по рождению, принадлежит к тем русским людям, которые с детских лет всей ду­шой полюбили Узбекистан и его народ, навсегда связали свою судьбу с этим прекрасным краем. Таких людей немало. Узбекская пословица гласит: «Кто раз напился воды из Зеравшана, тот навсегда привязался к нашим   местам». Георгий Иванович происходит из семьи старых цир­ковых артистов. Уже с девяти лет он принимал участие в представлениях на площадях и  в балаганах.

...Темны узбекистанские ночи. Медленно охлаждается знойный воздух, и становится ощутимым принесенное из­далека, от большой воды арыка, влажное дуновение вет­ра. Ночью арбе кочевых артистов цирка легче передви­гаться по пыльным дорогам, ведущим от больших городов в глубь страны. Не палит солнце, не нужно то и дело уступать дорогу русскому чиновнику в пролетке под бе­лым балдахином, торговцу, важно восседающему на спине своего осла, верблюжьему каравану, под тихий и мело­дичный звон бубенчиков плывущему в облаке песчаной пыли. Перед рассветом можно отдохнуть под пологом бязевой палатки, на берегу хауза — четырехугольного не­большого пруда — на земле какого-нибудь 6ая, если лай собак или колотушка сторожа не спугнет семью бродячих артистов. Но вот они входят в селение. Громадные трубы-кар-наи издают характерный, «и на какой другой не похо­жий звук. Они возвещают о представлении. Со всех концов кишлака бегут с криком смуглые де­тишки на площадь, где уже сгружают с арбы примитив­ный реквизит маленькой труппы, и артисты своими рука­ми   воздвигают  помост. Наступают сумерки. По местному обыкновению пло­щадь обильно полита водой. Керосиновые фонари дают неверный, но такой привлекательный свет. Арена окру­жена веревкой. Зрители сидят на земле. Только передние, местные  богатеи,   восседают  на   цветистых   паласах.

Клоун-дрессировщик Георгий Иванович ЗаставниковНа фото. Клоун-дрессировщик Георгий Иванович Заставников

Женщины сгрудились позади, украдкой отодвигая чер­ный чачван — покрывало, скрывающее лицо, чтобы хоть одним  глазком  увидеть  артистов. Эквилибристы Георгий Заставников и его брат поль­зуются неизменным успехом у зрителей. Они ловки, от­важны, хорошо тренированы. А главное: к своему делу они   относятся  серьезно,  с  той  добросовестностью,  которая всегда находит отклик у зрителей. Искренний смех, возгласы, аплодисменты были щедрой наградой юным артистам. И летели на металлические блюда трудовые гроши... Приходилось выступать братьям и в стационарных цир­ках. В пожелтевшей от времени ташкентской газете «На рубеже» мы находим сообщение и о них: «Малолетние братья Заставниковы работают на голово­кружительной   высоте   вполне  спокойно  и   красиво»... Георгию Заставникову было в то время 12 лет. Наив­ные и безвкусные ухищрения провинциальных антрепре­неров заставляют юного артиста превращаться то в «де­вочку Геню», выступающую в сногсшибательном номере: «Украинская не Эйфелева башня» (эквилибр), то в «мало­летнего Жоржика». Искусный номер не привлекал, если не был «эффектно подан». «Чертов мост» братьев Заставниковых   заслужил   одобрение   прессы.

Шестнадцатилетнему Георгию было нелегко выступать в программе в пяти различных номерах. Иногда он ис­полнял антре, работал в качестве эквилибриста на канате и  как  эксцентрик. После Юпатовского стационара — цирк Жигалова, Со­болева, «Кавказский цирк Джонджиладзе»... Бродячая, пестрая и тяжелая жизнь. «Иногда заплатят, иногда нет...» — вспоминает  старый   артист об этом  времени. Великая Октябрьская революция изменила положение актера,  как  изменила   она  и   положение   всего узбекского народа, с которым он так тесно был связан. В советские годы Георгий Иванович много и плодо­творно работает а цирке. Он подготовляет свои лучшие номера в  области клоунады и дрессировки собак. Это иногда остроумные политические пародии. Таков его номер «Три Г», с успехом исполнявшийся в годы вой­ны: дрессированные собаки разыгрывали полную сарказ­ма интермедию,  пародируя  Гитлера,  Геббельса  и  Геринга. Иногда это мягкий юмор беззлобной и удивительно смешной шутки — «Ансамбль цыганской песни и пляски» в   исполнении...  опять  же  дрессированных  собачек. И снова злой, острый гротеск, исполненный теми же четвероногими питомцами артиста: «Уолл-стрит в лицах». Во всех этих номерах присутствует живая, беспокойная мысль   их  автора.

И когда смотришь на невысокого, сильного человека с его полной юмора добродушной усмешкой, с тяжелыми и ловкими руками мастерового и выразительным лицом ар­тиста, когда думаешь о пройденном им пути, — испыты­ваешь не только признательность к деятелю искусства, доставившему тебе радость своим мастерством. Испыты­ваешь то уважение, которое вызывает каждая большая жизнь, прожитая в труде. И по узбекскому обычаю хочет­ся  сказать  ему тепло  и сердечно:

— Не уставайте, Георгий Иванович!
 

Ирина ГУРО

Журнал Советский цирк. Сентябрь 1963 г.

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100