В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Неразгаданная загадка цирка

К цирку я вообще неравнодушен, а во всякие цирковые чудеса влюблен. Люблю н умею показывать фокусы, еще больше люблю смотреть. Часто догадываюсь, в чем именно «фокус» фокуса... Поэтому, сознаю, я пристрастен. Но и самый объективный ценитель, я уверен, даст очень высокую оценку номеру, о котором хочется мне сегодня поговорить — номеру Инги и Георгия Агароновых.

Хорошо помню юношу, пришедшего поступать в школу киноактеров «Мосфильма». Он был каким-то одержимым. Речь его мешалась... Несколько слов он говорил по-русски, потом по-армянски, с грузинского языка переключался на азербайджанский. И все — восторженно, темпераментно, задорно, с огромной отдачей. Помню, как М. М. Тарханов, народный артист СССР, прослушав Агаронова на последнем туре, сказал: «Слушайте, а этого иностранца нужно обязательно принять, хоть я и не все понял», — а читал иностранец басню Крылова «Квартет».

Агаронов стал одним из моих учеников. Играл он хозяина трактира в инсценировке чеховского рассказа "На большой дороге", работал и над другими ролями. В занятиях он был таким же неуемно темпераментным. каким показал себя на приемных испытаниях.

Школа «Мосфильма» стала актерским факультетом ВГИКа. Окончив его, Агаронов как-то исчез с моего горизонта: об остальных учениках я хоть что-нибудь да знал, о нем же — ничего. Пока не попал однажды на одни концерт, в котором участвовал и Агаронов со своей женой и партнершей Ингой. Они выступали с номером мнемотехники.

С тех пор я много лет слежу за этой удивительной парой. Они все время в движении, в непрерывном творческом поиске. Но и тогда, при первой встрече, их номер произвел на меня какое-то сверхъестественное впечатление. Жанр, в котором они работают. сам по себе кажется колдовским. необъяснимым. Есть прекрасные артисты — мастера мнемотехники. Агароновы же занимают среди них особое место, и я знаю, что мнение это разделяют многие.

Совсем недавно довелось мне разговаривать с одним молодым человеком, только что возвратившимся из Саратова. Говорили мы о цирковом искусстве, об интересной программе, шедшей в те дни в Саратовском цирке, и особо — о номере Агароновых.
Собеседник мой был поражен артистизмом исполнителей, тонкостью и неотразимостью их мастерства. И мы единодушно согласились, что Инга и Георгий Агароновы могут служить примером всемогущества артистов, которые умеют по-настоящему работать над собой. Конечно, для того чтобы добиться такой феноменальной степени восприимчивости, надо получить от природы незаурядное дарование. Но какой же нужен труд, чтобы развить, нет — беспрерывно развивать это дарование!

Труд артиста! Это еще почти не разгаданная загадка. Загадка для публики. Существенный «недостаток» нашего искусства заключается в том, что кажется оно намного легче, чем есть на самом деле. Люди оценивают наш труд по результату, по тому, что видит и слышит зритель, когда у актера все «получилось»: поднялся занавес, пошли титры и музыка в кинозале или торжественный пролог в цирке... Зритель аплодирует, но часто ли он задумывается, сколько актерского труда стоит за этой кажущейся простотой и легкостью? Часто ли представляет себе зритель, как добивается актер верного результата, как по крупинкам собирает свои трудные достижения. Все это за пределами восприятия зрителя, а иногда и критика.

Мне всегда бывает интересно смотреть, как работают мои товарищи на сцене, на экране или на манеже, но еще интереснее «подсмотреть», как они работают на репетиции. Стремление изучать свою профессию живет во мне всегда. Не представляю себе, чтобы я сыграл роль и не продумал до донышка, как все в ней получилось, из чего выросло. И всяким случаем пользуюсь, чтобы проникнуть, как говорят, в творческую лабораторию товарища.

А цирковое искусство для нас особо поучительно: своей кропотливостью, тщательностью в отделке любой мелочи и неиссякаемым трудолюбием. Недаром К. С. Станиславский ставил цирковых артистов в пример драматическим.

Любопытно наблюдать, как воспринимают выступления Инги и Георгия Агароновых зрители. Одни готовы восторженно поверить чуть ли не в волшебство — в телепатию, передачу мыслей на расстоянии, в гипноз или что-нибудь такое же редкостное и загадочное. Другие, наоборот, преисполнены скептицизмом: у него, дескать, в рукаве радиопередатчик, у нее приемник, ничего особенного, и не такое видывали... Поражаются, однако, и те и другие одинаково.

Агароновы нередко выступают н в своей артистической среде — на различных вечерах, наших театральных праздниках. Мы знаем, что это не телепатия. Но обаянию волшебства поддаемся и мы. И не только потому, что их техника виртуозна, даже я, умеющий проникать в фокус «с черного хода», знающий многие секреты манипуляторов и иллюзионистов, — даже я никогда не мог разглядеть у Агароновых их тайные пружины. Я знаю, что они общаются с помощью ювелирно разработанного кода, где роль условных сигналов играет выбор слова, построение фразы, интонации, само звучание голоса. Но как расшифровать этот код? И дело даже не в том, как общаются между собой партнеры, а в том, что сообщают они зрителям.

Я вспоминаю, как па одном из наших вечеров кто-то «загадал» Тедора Павлова. Инга ответила немедленно — обстоятельно, подробно, я бы сказал, фундаментально. Об этом болгарском деятеле она сообщила много такoгo, о чем добрая половина, если не больше, присутствовавших зрителей и понятия не имела. Их эрудиция — вот что поразительно. Они знают все обо всем: не представляю себе тему, которая поставила бы их в тупик, или ответа банального, приблизительного, не выходящего за рамки общеизвестного. Даже, когда затрагиваются предметы. мне близко знакомые, я часто слышу подробности и детали, доселе мне неизвестные.

Высокий уровень информации — вот что придает искусству Агароновых особую значительность. Как бы ни была точна и совершенна техника, это выше всякой техники. Поэтому и их работа над собой — не тренировка аппарата, не упражнение, не обучение. Это воспитание самих себя. Память можно развить до феноменальных объемов. Но что запоминать, что выбрать для себя как рабочий материал? Здесь уже царство высокой одухотворенности искусства — его содержание, его идеология, его политическая зрелость.

Я люблю, когда в искусстве ясно ощущается его способность воспитывать. Воспитание это не всегда идет однолинейно, в простых пропорциях. Купцы, когда смотрели в театре комедии А. Н. Островского, скорее всего, смеялись, не подозревая, что смеются над собой, даже выйдя из зала, не все догадывались об этом. И лишь где-то подспудно мысли драматурга оказывали свое воспитывающее действие. Я уверен, что искусство Агароновых тоже влияет на зрителя не прямолинейно, не «в лоб»: увидел перед собой такой впечатляющий пример всесторонней образованности — и сам засел за книжки... Встреча с ними ни для кого не может пройти бесследно. Трудно сказать, что действует сильнее: их пленительная артистичность, их очевидная для всех влюбленность в свою профессию, удовольствие, с которым они ведут свой сложнейший дуэт? Или этот несомненный вызывающий всеобщее уважение самоотверженный труд?

В разных городах, в разных советских республиках выступают Агароновы, и каждый раз их номер идет на родном языке зрителей. Если в зале присутствуют зарубежные гости. Инга переходит на английскую, немецкую, французскую речь. Она не просто называет имена литераторов, художников, музыкантов, а приводит их высказывания, сообщает интереснейшие сведения об их жизни... Я уверен, что, окажись Агароновы в Италии, их номер шел бы на итальянском языке, в Швеции — на шведском, к при этом на материале, кровно близком местной публике...

В цирке, как известно, нет хороших и плохих жанров — все уважаемы, все любимы, все дают возможность раскрыть богатство артистической натуры. И я думаю, что не нарушу этого дружественного единства, если все-таки скажу, что такие номера, как номер Агароновых, видятся мне в особом ореоле, как бы на возвышении. А мне кажется, что именно они характерны для современного советского цирка.

Оставаясь таким же, каким оно было всегда — праздничным, лучезарным. искрометным — искусство цирка поднимается в наше время на более высокую интеллектуальную ступень. Фантазия, которая лежит в основе многих ярких номеров и аттракционов, обращение к самым серьезным темам современности, настрой образов, создаваемых мастерами манежа, — все это свидетельства интеллектуальной зрелости советского циркового искусства. От исполнителей, в каких бы жанрах они ни работали, требуется ныне не только высокая техника, но и широта кругозора, не только трудолюбие, но и напряженность творческого мышления.

А поскольку в искусстве все обязательно строится на взаимности, то большая затрата умственных и душевных сил предполагается и со стороны зрителя — такова особенность сегодняшнего циркового зрелища. Представьте себе, как шокировала бы нашу современную публику стародавняя клоунада с бесконечными пощечинами и затрещинами. И точно таким же инородным телом смотрелось бы в какой-нибудь старой дореволюционной программе выступление Никулина или Карандаша. Порой мне кажется. что более разумным выглядят даже животные на современном манеже, хотя зверь, разумеется, остается зверем — все зависит от стиля, от манеры дрессировщиков.

Номер Агароновых прямо апеллирует к разуму, к интеллекту, к воображению всех, кто пришел на представление. И смотрите, как подают они феноменальное свое умение — без всякого нажима, без внешних «штучек», без игры в чудеса. Нет, они не изменяют цирковой стихни: легкость подачи, зрелищность, эффектность — все при них. Но их участие в программе не просто украшает ее - благодаря им программа делается выше, значительнее, интеллектуальнее.

Мне думается, что работа Инги и Георгия Агароновых убедительно показывает. какие богатые, очевидно, еще не до конца исследованные возможности таит в себе жанр мнемотехники. показывает не только его увлекательность. но и полезность, нужность. Жанр этот заслуживает, чтобы его любили, чтобы его пропагандировали.

Николай Плотников

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100

купить видеокурсы;Архив хранение документов. Реферат хранение государственных архивах.