Нужен научный подход - В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ
В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Нужен научный подход

Общепризнаны достижения советского циркового искусства. Но могут ли быть эти достижения перекрыты, и притом самими советскими мастерами?

С уверенностью отвечу — да. У нас может быть гораздо больше отличных, подлинно оригинальных номеров. Одним из важных условий дальнейшего развития искусства манежа, на мой взгляд, является исследование практики циркового мастера — исследование подлинно научного порядка. Ведь сейчас во всех отраслях производства есть свои научно-исследовательские институты, ка предприятиях созданы отделы НОТ, почему бы им не быть и в цирке?

Но не будем касаться индустрии, возьмем область более близкую нам — спорт.

Хочу провести параллель со спортом, где все рекордные достижения не только фиксируются, но тщательно изучаются. Возьмем, например, такую область, как прыжки в высоту. Скажем, В. Брумель совершил прыжок 2 метра 28 сантиметров. Его прыжок засняли на кинопленку. Потом кинопленку многократно прокрутили на обычной и замедленной скорости, изучая траекторию прыжка, положение всех частей тела атлета на каждом этапе его движения. Кинолента помогает понять, как спортсмен добился исключительного успеха, есть ли еще какие-то не выявленные резервы, как их использовать. Одним словом, становится ясна методика, технология достижения рекорда. С этими материалами знакомятся другие спортсмены, тренеры, опираясь ка них, они организуют занятия, тренировки и т. д.

А как обстоит у нас в цирке, если исполнитель показал уникальный трюк, скажем, в физкультурно-спортивных жанрах? Я не буду касаться клоунады, дрессуры, общих эстетических проблем развития циркового искусства. И там есть много нерешенного, но я выскажусь лишь о том, что мне ближе и лучше известно.

Вспоминается, в свое время акробаты-прыгуны с подкидными досками Беляковы строили колонну из пяти человек. Это можно было считать рекордом. Затем они подготовили новый номер с качелями, в котором демонстрируются другие трюки и комбинации. Насколько мне известно, сейчас никто из акробатов-прыгунов не строит колонну из пяти. (В «Русской тройке» колонна иного характера: «Колодец», внизу не один нижний, а трое, в середине двое и т. д.) А если сейчас группа артистов решится подготовить этот сложный трюк, она не найдет подробного описания методики в исполнения его. Только сам Венедикт Беляков — он, разумеется, сможет кое-что посоветовать. Но никто не описал, как исполняется трюк, никто не зафиксировал на пленку процесс построения колонны. отдельные ого элементы.

Можно привести и другие примеры С 1946 по 1950 год Вальтер Запашный и я выступали в жанре парной вольтижной акробатики. На руках у Вальтера я выполнял сальто, пируэты и другие трюки прыжковой акробатики. Это была сложная комбинация, состоящая из семи элементов, и исполнялось все в быстром темпе — создавалось впечатление, что нижний жонглирует верхним. Вот уже два десятилетия пролетело, а комбинация из семи элементов больше никем в цирке не исполнялась. И не потому ли, что в свое время не была составлена методика исполнения. Если бы кто-то зафиксировал исполнение этих трюков на кинопленку, трюк передавался бы дальше. Мы с Вальтером не стремимся. остаться непревзойденными., хотелось бы, чтобы другие не только повторили нас, но и достигли большего.

Часто артисты добиваются рекордных трюков как бы интуитивно, они сами не в силах проанализировать, шли ли они к успеху рациональным путем или нет. Когда другие берутся за освоение такого же или подобного трюка, то все начинают сначала...

Кочу подчеркнуть. Наука призвана помогать не только достижению рекордов, но и правильному, четкому, красивому исполнению обычных трюков. Скажем, сальто. Его исполняют на манеже очень многие, но у одного прыжок получается легко и красиво, другой прыгает с напряжением, не изящно. А если познакомиться с затратой энергии при исполнении данного трюка, то окажется — один акробат затрачивает сил намного больше другого. А дело а том, что один умеет полнее использовать инерцию, а в случае надобности погасить ее, другой — нет. Один экспериментальным путем или по подсказке товарища нашел оптимальное положение рычага— им в данном случае является верхняя часть туловища. Другой не научился использовать эту силу и в результате затрачивает на простое упражнение гораздо больше энергии, чем необходимо.

Если же заботиться о рациональном, экономном расходовании сил артиста на манеже, то во время выступления можно использовать куда больше сложных трюков, и притом без лишнего напряжения, видимых усилий.

Сможет ли молодой исполнитель найти методические пособия, изданные специально для артистов цирка, со схемами, фотографиями, доходчиво излагающие, как правильно исполнять трюки? Нет, не найдет! Есть брошюры, выпущенные спортивным издательством, Профиздатом для участников художественной самодеятельности. Но, прочитав их, можно обнаружить, что одни и те же упражнения в разных изданиях рекомендуется исполнять по-разному. Например, чтобы исполнить флик-фляк в одном случае предлагается присесть перед прыжком, в другом — наклонить корпус вперед, в третьем — встать, как по команде «смирно». Чему следовать, как лучше? Авторитетного разъяснения нет.

Сейчас один и тот же трюк исполняется в разных группах разными методами. Какой метод лучше? Как правильнее? Научно-обоснованного ответа- на эти вопросы вы не получите. Каждый артист делает, как привык, как освоил. Приведу пример из практики нашего коллектива. Обычно при броске партнера с четырех рук нижние прижимают локти к корпусу у пояса. Мы в номере пришли к выводу, что легче бросать партнера, когда руки держишь почти вытянутыми, а ноги полусогнутыми. Сила броска в данном случае получается в основном за счет «пружины» ног: этим в значительной степени снижается напряжение рук. Преимущество такого броска еще и в том, что свободными руками лете сохранять баланс. Это «открытие» помогло нам освоить сложные трюки. Верхний у нас свободно выполнял тройное сальто-мортале с приходом обратно на четыре руки, свободно делал он и двойное сальто-мортале с положения стойки на кистях с приходом на руки в прежнее положение.

Чтобы проверить себя, мы устроили что-то вроде соревнований с артистами из другого акробатического номера. При меньшей затрате энергии мы своего партнера подбрасывали выше, чем те, кто придерживался привычных приемов. Мы-то убеждены. что наш метод перспективнее. Но другие артисты, возможно, и не согласны с нами, а кто нас рассудит? Если бы была, скажем, специальная лаборатория, то ее сотрудники, проведя эксперименты, дали бы заключение о всех существующих приемах исполнения трюков вольтижной акробатики, определили, какие из них лучше, а может быть, выработали бы совсем иные — идеальные, а затем были бы распространены методические разработки.

Отсутствие научного подхода к работе циркового артиста, к проблемам развития нашего искусства сказывается и в других случаях. Скажем, решил артист подготовить номер, какого еще не было. Сотрудникам Союзгосцирка предстоит решить, позволить ли ему осуществить задуманное. Порой при этом исходят из того: мол, никто ничего подобного еще не исполнял — значит, и невозможно исполнить. Отсюда следует вывод: «замысел не реален, отказать». А иной раз, опасаясь упреков в консерватизме, работника главка  одобряют сценарий, который впоследствии осуществить не удается. И в первом и во втором случае того, кто запрещал или разрешал, трудно упрекнуть в злом умысле. Ведь нет никаких критериев, опираясь на которые можно составить серьезное, обоснованное заключение о сценарии.

Артисты порой вынуждены готовить номер, как говорится, на свой страх и риск. Сами изготовляют реквизит и на деле доказывают реальность своих планов. Но нельзя решать сложные творческие проблемы, опираясь лишь на интуицию.

Нужны научные рекомендации и для организации тренировок, репетиций, наиболее разумного режима для артистов. Например, еще не изжита у нас опасность травм. Глубоко ли, всесторонне ли выявлены их причины? Кто изучал устройство аппаратов, системы лонж, наконец, покрытия манежей? В ряде цирков традиционные опилки заменили синтетическими материалами. Дело это прогрессивное: так гигиеничнее и арена выглядит наряднее. Но в разных цирках материалы синтетического покрытия разные. На них при переходе с опилок нередко происходят у исполнителей растяжение или даже разрыв ахиллесового сухожилия. Страдают и животные В нашей группе, например, две лошади повредили ноги. Но никто серьезно не занимался тем, какое из синтетических покрытий лучше, как меняется методика исполнения акробатических прыжков при переходе с опилок на резину. Не были составлены  рекомендации для акробатов, наездников и т. д

Несколько слов о нормах выступлений. Всегда ли они достаточно обоснованы? Видимо, при определении норм нужна и градация по жанрам. Не от норм ли выступлений зависит, что некоторые жанры вовсе исчезают (например, гимнасты на кольцах), а другие слабо развиваются (жокеи). Ведь никто серьезно не рассчитывал, сколько энергии требуют те или иные трюки. Нормы надо тщательно продумать и решить, в каких случаях оставить их без изменения, в каких сократить, а в некоторых, быть может, и увеличить.

Нуждаются в помощи ученых наши учебные заведения. Пишущий эти строки недавно окончил факультет режиссеров цирха при ГИТИСе Конечно, очень хорошо, что такой факультет есть. Но свою профессию мы изучали там без учебника. Преподавал у нас опытный режиссер народный артист РСФСР М. Местечкин. Мы в шутку называли его живым учебником. Спасибо Марку Соломоновичу Местечкину, но нужны учебники, очень нужны! Ведь на этот факультет принимают все больше и больше студентов.

Мы порой бываем придирчивы к выпускникам Училища циркового и эстрадного искусства. Критиковать молодых артистов есть за что. Многим из них не хватает культуры поведения на манеже, не всегда достаточна их общая физическая подготовка. Только ли педагоги отвечают за это? Без научной базы, без учебников. без стройной системы подготовки артистов педагогам трудно.

Еще один вопрос: с какого возраста надо готовить детей к профессии артиста цирка? Вопрос остается без ответа. В ГУЦЭИ принимали подростков, окончивших семь классов, потом организовали детские группы, в которые зачисляют четырехклассников. А вот в семьях цирковых артистов ребят приобщают к искусству манежа очень рано — с трех-пяти лет. Из них вырастают всесторонне подготовленные мастера. В спорте существует методика занятия с совсем юными. Может быть, она будет создана и в цирке?

Мне могут заметить, дескать, есть же методический кабинет при Центральной студии циркового искусства. Кабинет есть, отдачи от него пока очень мало. Нужные артистам методические разработки, рекомендации мы все еще ждем. Беда, мне думается, в том, что к работе в кабинете не привлечены опытные, мастера циркового искусства, а также медики, спортсмены, техники.

Верится, нужный научный центр циркового искусства будет создан, необходимость этого диктуется самой жизнью. У каждого из нас, артистов есть свои находки, свои открытия Почему бы нам не поделиться достигнутым с товарищами. Конечно, не каждый исполняющий рекордные трюки способен обосновать свои достижения. Тут. видимо, потребуется помощь литераторов, журналистов, консультация деятелей медицины, специалистов спорта и техники. Пусть издаются не толстые трактаты, а небольшие брошюры. Кое-что в этом направлении уже сделано. Н. Бауман написал две книжки по цирковому искусству — "Эквилибристика" и "Искусство жонглирования". — 3. Запашный выступил с книжкой «Вольтижкая акробатика». Ценность для жонглероз представляет книжка А. Кисса. В этих работах имеются интересные наблюдения, даются дельные советы, основанные на практике авторов брошюр, подкрепленные теоретическими соображениями Нам нужны труды подобного плана по самым различным жанрам, предназначенные для учащихся ГУЦЭИ, для артистов-профессионалов и даже для молодых режиссеров. Цирковая наука нужна, надо сообща развивать ее.

М. ЗАПАШНЫЙ

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100