В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Благодарность Учителю. O.A. Кузнецова (Градова)

C детства я была погружена в театральную атмосферу. Ро­дилась в семье драматурга Симукова, пьесы которого, на­чиная c ЗО-x годов, широко шли по стране («Свадьба», «Земля родная», «Воробьевы горы», «Девицы-красавици» и др.).

Высту­пая в ЦДРИ в 1994 году на 90-летии отца, драматург В.С. Розов отметил, что «Симуков, конечно, явился нашим предтечей, сде­лав довольно резкое движение, приблизив все к человеку...», имея в виду поколение «новой волны» в отечественной драма­тургии, к которой принадлежал сам.

B театрах Москвы, где шли пьесы отца – МТЮЗ, Театр им. K.C. Станислваского, Театр сатиры, Театр драмы и коме­дии на Таганке – я пересмотрела весь репертуар. B доме была свидетельницей жарких споров о театре Радомысленского, M.M. Яншина, Б.Г. Голубовского, А.А. Гончарова, A.B. Эфроса и др. Словом, моя будущая профессия как бы сама шла мне в руки. Я решили поступать в ГИТИС на театроведческий фа­культет. И вскоре я поняла, что мои познания в области театра так малы и несовершенны, и это поначалу несколько пугало меня. Но...

Я поступила в 1952 году, когда еще свежи были воспоми­нания о гонениях на «космополитов» среди театральных критиков, драматургов и историков театра, однако нам очень повезло: несмотря на отголоски тех Событий, читали нам лекции великие педагоги, пережившие тот кошмар, – П.A. Марков, Б.B. Алперс, С.С. Мокульский, Г.H. Бояджиев, K.Г. Локс, H.M. Тарабукин, Б.H. Асеев и, конечно, Ю.A. дмитриев. Мы им всем благодарны за погружение в атмосферу высочайшего искусства – театра. Именнo так наши педагоги приучали нас прочувствовать мир, ради познания которого мы пришли в ин­ститут.

Одним из незабываемых педагогов для меня стал Ю.A. дмитриев. Незабываемый не только по тому интересу, который он привил нам к истории русского и современного театра. Его лекции всегда были живыми, перемежающимися мяг­ким юмором, которым в совершенстве владел Юрий Арсенье­вич. Его доброжелательность по отношению к студентам была безгранична. Он просто хотел передать нам, поначалу «НЕУЧАМ» весь объем знаний, добытых им трудом исследователя, на основе которых мы уже впоследствии должны были развивать и свои способности. Слово «незабываемый» для меня имеет и другой смысл. Учитель не давал забывать o себе и тем, что, так или иначе, помогал своим ученикам и в дальнейшем.

B 1957 году я благополучно окончила ГИТИС. Довольно много писала небольшие статьи в различные периодические издания (журналы «Театр», изд-ва АПН на Польшу «Край рад», на Югославию «Земля Совета»). Темы были самые разные — и о семинаре драматургов, и o первой постановке «Оптимисти­ческой трагедии», и об оркестре Л.О.Утесова и о литовском ансамбле и др. Ездила в командировки обсуждать спектакли (Ульяновск, Днепропетровск, Львов и др.). B 1958 году меня пригласили в издательство «Искусство» во вновь созданную редакцию эстетики. Там я в качестве редактора выпустила не­сколько книг, в частности, первое издание книги Вл. Саппака «Телевидение и мы » (1963).

Такое «лирическое» отступление мне понадобилось, чтобы перейти к основной цели моих заметок — воспоминания о Ю.А. Дмитриеве. B 1963 году на основе журнала «Советский цирк» был создан новый — «Советская эстрада и цирк». Встретив меня в издательстве, Дмитриев предложил перейти в журнал и по­пробовать свои силы на новом поприще — эстраде. Сам он был членом его редколлегии. Вот тут-то в первый раз и оправдалась «неза6ываемость» и даже, если так можно выразиться, «неза­6ывчивост» Юрия Арсеньевича — он никогда не забывал своих учеников и пристально следил, как выполняют они заветы сво­их гитисовских педагогов. Мои небольшие разрозненные за­метки об эстраде попались ему на глаза и, будучи человеком, преданным не только театру, но и как он сам o себе говорил «влюбленным в эстраду и цирк», он котел обрести здесь своих единомышленников и последователей.

Его предложение оказалось мне близким: я вспомнила те лекции Дмитриева, в которых, делая отступление от собствен­но театра, он с жаром рассказывало драматических артистах, отдававших себя и эстраде (М.С. Щепкин, K.A. Варламов, B.H. Давыдов, B.И. Живокини, Б.C. Борисов и др.). Переход в журнал я приняла не без душевного трепета — от эстетики до эстрады.?! Но Учитель меня ободрил, и я навсегда ему благо­дарна за это.

Решившись, я обрела свое поле деятельности. B журна­ле (196з-1964) я уже опробовала новую все-таки для меня об­ласть — эстрада; написала несколько статей (o M.И. Мироновой, o  вентрологах Донских и ряд других статей).

И вскоре опять-таки Юрий Арсеньевич, почувствовав мой интерес к эстраде, предложил перейти во ВНИИ искусствознания. Он возглавлял там Сектор театра, при котором, благодаря его стараниям, был создан Отдел по изучению искусства эстрады и цирка. Так, вновь учитель повел за собой ученика, доверив ему участие, наряду c другими учеными, в создании относительно новой ветви искусствоведения – эстрадоведения. Придя в институт в 1964 году, я работаю в нем и поныне. 

Благодаря инициативе, настойчивости и постоянной поддержке со стороны Ю.A. Дмитриева в рамках Сектора театра нашей группой был создан трехтомник «Очерки истории советской эстрады», охватывающий период c 1917 по 1937 год. Во всех трех томах есть главы, написанные мною, – o разговорных и оригинальных жанрах на эстраде, o народной эстраде, об эстраде в Великую Отечественную войну и др. Юрий Арсеньевич, будучи театроведом в первую очередь, хотел сделать эстрадоведение одним из важнейших направлений искусствоведения. Поэтому вышеупомянутому изданию он придавал огромное значение. B своей книге «Я жил тогда...» Дмитриев так оценивает создание «Очерков»: «Сектор театра, в котором я проработал многие годы, подготовили выпустил за время своего существования сотни книг, статей и публикаций, среди которых, по моему мнению, особо следует выделить три: семитомную «Историю русского драматического театра» c подробной репертуарной сводкой, шеститомную «Историю советского драматического театра» и «Очерки истории русской советской эстрады» в трех томах... Театроведческая наука ранее не имела столь подробной истории театра и эстрады на всем длительном пути их существования. Это факт несомненный».

Вспоминая Ю.A. Дмитриева, я хотела бы отметить и еще одно качество, свойственное ему как руководителю. Вот он уже помог ученику обрести свое направление в предмете изучения. Казалось бы – все: учитель выполнил свою миссию, пуская ученика в свободное плавание. Ан нет. Они здесь не оставляет его без своего тактичного, направляющего участия. Я имею в виду свою работу в Секторе. Уже и главы в «Очерки» написаны, и ряд статей в сборниках по эстраде появились (o телевизионной эстраде в сборнике «Телевизионная эстрада» –1981, об эстрадных авторах в сборнике «Эстрада. Что? Где? Когда?» – 1988, o драматургах эстрады Леониде Ленче и Владимире Дыховичном и Морисе Слободском в сборнике «Москва c точки зрения» – 1991, и др.). Исподволь, опять-таки c мягким, присущим ему юмором учитель намекает ученику, что ждет от него больше­го – защиты диссертации. Ведь ему важно укрепить, поддер­жать статус эстрадоведения. Проследить это желание Дмитри­ева можно по его автографам книг, часто шутливых, которые он мне дарил: «Эстрадоведу Ольге Алексеевне Кузнецовой от любителя эстрадного искусства». Шутливых, но и c неизмен­ным намеком: «То, что Ольга Алексеевна очаровательна – все видят, но мне-то от нее нужно большее – то, чтобы я после за­щиты мог поцеловать руку кандидату наук».

Но, к сожалению, «орешек» оказался крепким. Я никак не решалась на столь важный для себя шаг. И, почувствовав это и не очень настаивая, в одной из подписей Дмитриев ободряю­ще написал: «Дорогой Ольге Алексеевна градовой – человеку гораздо более одаренному, чем она сама об этом думает».

Тем не менее, несмотря на то, что я так и не защитилась, стыдно учителю за свою ученицу, по-моему, не было. Я при­нимала участие и в коллективных трудах Сектора в качестве одного из составителей и редакторов сборника «Из истории Малого Театра. Новые материалы», участвовала в подготовке к изданию собрания сочинений А.Д. Попова, была составителем и редактором сборника о цирке «Парад-алле» (1989). Выезжала в творческие командировки для обсуждения эстрадных про­грамм (одна из них – в Свердловск, Кемерово и Новокузнецк совместно с Дмитриевым). Уже перейдя из Сектора театра в Отдел массовых жанров сценического искусства, я была соста­вителем, редактором и автором более 150 статей в 1-м и 2-м из­даниях эстрадной энциклопедии, впервые созданной в нашей стране («Эстрада России. ХХ век» – 2000 г., 2004 г.).

И все это благодаря Учителю – Юрию Арсеньевичу Дми­триеву, давшему мне путевку в эту жизнь. B своем посвящении мне в книжке «Ехали медведи на велосипеде»5 еще тогда он на­писал: «Дорогой Ольге Алексеевне Кузнецовой, c которой мы так долго и так славно работаем». Такие проникновенные слова вряд ли были бы написаны, если бы я подводила учителя в его надеждах на учеников. Особенно мне ценна последняя надпись Дмитриева на сборнике «Театр. Эстрада. Цирк», посвя­щенном его 95-летию, где я была редактором раздела эстрады  и автором одной из Статей: «Одной из основоположниц новой, интересной науки — эстрадоведения — Ольге Алексеевне Кузне­цовой c пожеланием новых больших успехов».

Я c благодарностью воспринимаю это как завет Учителя, которого, к Сожалению, С нами уже нет, и постараюсь за все его добро, внимательность и поддержку оправдать его пожела­ния. Уже вышел первый выпуск сборника «Эстрада сегодня и вчера», продолжающий разговор об эстраде, начатый в трех­томнике «Очерки истории русской Советской эстрады». В нем я участвую и как автор, составитель, редактор. Сейчас мы гото­вим второй выпуск сборника, где освещается Состояние эстра­ды на сегодняшний день и отдается дань памяти тем, кто на протяжении десятилетий был ее украшением.

A в конце мне бы хотелось привести слова самого Ю.A. Дмитриева из книги «Я жил тогда...» o том, как он оцени­вал свою педагогическую деятельность — скромно, но c Досто­инством: «Работая в Институте истории искусств, я не оставлял преподавательской работы в ГИТИСе и Театральном училище им. Б.B. Щукина. Отнюдь не хочу хвастаться своими педаго­гическими способностями, они весьма скромны, но случилось так, что я видел на студенческой скамье (здесь ugem перечень известных актеров, режиссеров, театроведов. — О.К.) тех, кто составлял и составляет основу советского театра. Вовсе не со­бираюсь утверждать, что я их многому научил, но то, что они слушали мои лекции, сдавали мне экзамены, наполняет мое сердце гордостью».

Многие из учеников не только слушали, а и получали от Учителя положительный заряд на свою будущую профессио­нальную жизнь. Так было со мной. Так было и c прекрасными  нашими эстрадными  артистами Г.M. Дудником и E.A. Ар­нольдовой, чьи воспоминания о Ю.А. Дмитриеве, публикуются в данном сборнике.

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100