В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

О мужестве артистов цирка

«Маяцкая разбилась». А через месяц снова по всему городу афиши: «Надежда и Петр Маяцкие. Аттракцион «Шар смелости».

Казалось, это движение никогда не кончится: женщина мчалась на мотоцикле с бешеной скоростью по замкнутому кругу сферы ажурного полушария под куполом цирка, параллельно земле, манежу. Нижнее полушарие, которое должно было подняться и сомкнуться с верхним, чтобы мотоцикл мог сбавить скорость и постепенно съехать вниз, никак не поднималось. Что-то заело... Где-то выбило фазу...

Тускло горят лампы. Свет такой, словно собирается гроза.

У женщины был один выход...

В Ижевске, куда бы ни пошли, всюду было слышно: «Маяцкая разбилась». А через месяц снова по всему городу афиши: «Надежда и Петр Маяцкие. Аттракцион «Шар смелости». И за несколько кварталов от цирка заискивающее: «Нет ли лишнего билета?»

Может, и забыла бы я этот эпизод — давно это было, — но снова мчится по ажурной дорожке мотоцикл, и снова, затаив дыхание, запрокинув головы, сотни зрителей следят за полетом мотоцикла. Но... плавно поднимается нижнее полушарие, наступает тишина, которую до этого рвал мотор мотоцикла, и сосед, сидящий справа, освобожденно вздыхает, словно он сам только что мчался там, наверху. Что мы знаем о смелости? О мужестве?!

Потом, когда мы будем беседовать с Надеждой Романовной Маяцкой, она расскажет:

— В Минске аттракцион смотрела известная летчица, Герой Советского Союза Надежда Васильевна Попова, и после представления обратилась к нам:

— Вы сами-то понимаете, какой подвиг совершаете ежедневно?

В тот момент Надежда Романовна недоуменно пожала плечами...

— Это наша работа. Вот летчики...

— Ну что вы, — возразила Попова, — у нас целое небо, а у вас — небольшой замкнутый шар...

А сегодня...

Впрочем, расскажу по порядку. Я сидела во дворе Ростовского цирка на скамье, недалеко от проходной. Резко распахнулась дверь, вошла девушка. Высокая, стройная. Движения порывисты, шаг крупный, твердый, почти мужской. Оглянулась, словно ища кого-то. А потом не торопясь перешагнула порог женщина небольшого роста, едва уловимо похожая на девушку. Это была Надежда Маяцкая. Я поздоровалась.

— Здравствуйте! Что же вы здесь сидите? Пойдемте, — сказала она так, словно давно знала меня.

Через несколько минут мы сидели в ее гардеробной. Помнит она многое, но самое яркое — это жизнь в манеже, вернее — в замкнутом ажурном шаре, висящем под куполом цирка, как огромная прозрачная капля (шар имеет форму капли: верхнее полушарие немного шире, а нижнее — еще и удлинено книзу).

Как по ступенькам, ведущим вниз, память возвращает ее в детство, в юность:

— Росла я в Бузулуке, в семье военнослужащего. Мама не работала: у нее нас было четверо, все девочки...

Мы — на первой ступеньке памяти. Потом начнем подниматься. Нет, она тогда не думала о цирке. Не думала и позже, когда поступила в спортивную школу Дворца металлургов в Магнитогорске, где занималась гимнастикой на брусьях, кольцах, турнике.

И все-таки она стала артисткой цирка. Стала женой и партнершей заслуженного артиста РСФСР Петра Маяц-кого. Он тогда выступал с номером «перши». Молодой гимнастке нетрудно было освоиться в этом номере.

Инженер по образованию, Петр Маяцкий жил в постоянном поиске. Он придумал шар. Жил мечтой создать
новый номер, еще неясно представляя себе, что они смогут делать в этом ажурном шаре...

Пока чертежи лежали на заводе, где должны были выполнить необычный заказ, Надежда и Петр Маяцкие ежедневно на несколько часов выезжали на велосипедах за город и выискивали рельефы посложнее. Так, километр за километром, они приближались к осуществлению своей мечты.

Мы уже миновали многие ступеньки памяти и стоим на той, где в жизнь артистки вошла дочь Марина. Вот она уже в первом классе. Вот она выступает вместе с другими детьми цирка в самодеятельном концерте, который сама и организовала. Ей тогда было двенадцать лет.

Дети цирка, только научившись ходить, уже играют в артистов. Марина копировала всех клоунов, каких видела на манеже, мечтала стать клоуном. Потом выяснилось, что девчонок «в клоуны» не берут.

— Жаль, — вздохнула Марина и... смастерив с помощью ассистента Маяцких «козлы», раздобыв трос, начала учиться ходить по проволоке...

И нет, наверное, в цирке жанра, в котором мысленно или во время репетиции не пробовала свои силы Марина. Уговорила дрессировщика лошадей Александра Королева научить ее ездить верхом.

Ленинградские кинематографисты в Архангельске подарили Маяцким ленту, на которой запечатлены их репетиции. Там есть кадры, где Марина сосредоточенно ездит по манежу на велосипеде, а под куполом в шаре репетируют мать и отец. Потом она стоит в боковом проходе и, вертя головой, распахнутыми глазами следит за ревущими вверху мотоциклами.

В 1966 году, когда ей исполнилось 18 лет, был получен аттестат зрелости. Марину зачислили в номер Маяцких.

Мы беседуем уже более трех часов. За спиной Надежды Романовны — большой портрет Маяцкого. Строгое, волевое лицо. Он словно тоже участвует в беседе. Но если бы дано было людям возвращаться из небытия, то, наверное, Петр Никифорович не поверил бы своим глазам, увидев жену и дочь вдвоем в этом, висящем под куполом цирка, шаре: при его жизни Надежде Романовне не было нужды вникать в такие дела, как монтаж аппаратуры, подбор подсобных рабочих, во всякие мелочи, из которых складывается «чистая» работа.

Незадолго до внезапной смерти отец ввел Марину в аттракцион, перестроив композицию на троих. Потом Марина выступила дублершей, заменив мать во время ее болезни.

И вдруг они остались вдвоем. Мать и дочь. Как остаются без рук, без глаз...

Им предлагали переквалифицироваться, подготовить любой другой номер, что женщинам больше по силам. Но кто может заставить человека отречься от того, что составляет его суть?!

Возвратившись в Ярославль, собрали шар. Установили. Впервые самостоятельно. И начали репетировать. По четыре часа, дважды в день: «Нужно было давать отдых машинам». Падали, ломали мотоциклы, сами ремонтировали,—слава богу, Марина умеет слесарничать — и вновь и вновь поднимались под купол и репетировали...

И вот Марина у форганга. Уже отгремели аплодисменты, уже она поклонилась зрителям и смотрит вверх, где мчится на мотоцикле в море фейерверка ее мама, артистка Маяцкая. Она сейчас демонстрирует трюк, который освоила самостоятельно. До нее в аттракционе, единственном в Советском Союзе, «мертвые петли» на мотоцикле исполнял Петр Маяцкий. Ее муж, партнер, учитель.

О. ПАУЛИ

оставить комментарий


 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100

купить справку 2 ндфл в москве