В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

О представлении «Сто один день в Париже»

Есть люди, которые не знают, каким должен быть мюзик-холл, а есть, ко&торые знают, и это выгодно отличает первых от вторых. То есть тех, что не знают, от тех, что знают...

Вот, видимо, заслуженный деятель искусств РСФСР А. Конников точно знает, что в мюзик-холлах всенепременно над­лежит быть в большом количестве девушкам, которые одновременно, враз, дер­гают ручками, да враз — ножками, да враз покачивают головками, что при одинако­вой, так сказать, униформе делает их са­мих совершенно одинаковыми, неразличи­мыми, не людьми, а завитками орнамен­та — так, мол, положено во всем мире и в Париже тоже.

А вы знаете, что я вам скажу — это совсем не самое интересное из того, что делают в Париже. Правда, я пробыл в этом замечательном городе не сто один день, как значится в афише нашего мюзик-холла, а примерно в десять раз меньше, но посетил и Казино де Пари, и Лидо, и Бар Фолибержер и другие подобные зре­лища мюзик-холльного свойства. И дол­жен заявить вам по совести; девушки, так сказать, скопом — это самое унылое в программе, я бы сказал даже — самое обидное.

И руководители парижских мюзик-хол­лов, видимо, сами давно поняли это, и теперь парижские танцевальные ансамбли по-прежнему враз дергают ручками и ножками, но уже скинув (для большей привлекательности, должно быть) излишки одежды. Интересней от этого не стало, даже сексуальней не стало — стало стыднее. Невысокого ж о тебе мнения, если считают, что тебе приятно смотреть на тол­пу обнаженных девиц. Как будто по необходимости подглядываешь сквозь щелочку в женскую баню.

Наши девушки из ансамбля «Радуга», к счастью, вполне одеты да и танцуют лучше, но во всем остальном им, видать, так хо­чется походить на своих парижских коллег! Ну ладно, они это, может быть, по наивности, но зачем исполнению подобных желаний помогает главный балетмей­стер, заслуженный деятель искусств Кир­гизской и Таджикской ССР Н. Холфин?! Или, может, в Киргизии и Таджикистане все принято делать так, как в Париже?

А ведь поставил тот же Н. Холфин не­сколько отличных номеров: «Полюшко-поле», «Вятские игрушки», «Мушкетеры», а потом... потом, видимо, не удержался: «Что ж, выходит, им можно, а нам нельзя?» Это тем более досадно, что художником мюзик-холла Э. Стенбергом девушки из «Радуги» преотлично одеты — ярко, кра­сочно, со вкусом. Ну, хватит ругаться, давайте хвалить! Хвалить есть кого и есть за что. С чего же начать? Давайте с начала...

В самом начале выходит к микро­фону артист В. Дегтярев и начинает петь. В песне он обращается, естественно, к де­вушке с просьбой: когда он к ней придет, чтоб она была одна. Ну, это понятно. Так понятно, что почти не удивляешься, когда на последних словах песни она появляется из кулис в легком гимнастическом костю­ме (артистка С. Родионова). Тогда В. Дегтя­рев, не долго думая, берет партнершу, легко выжимает на вытянутые руки и несет к подвешенному под потолком канату. Так начинается второй номер: гимнастика на канате. Тут солирует она и солирует пре­красно, а он помогает ей внизу. Велико­лепный, оригинальный  номер.

«Гномы». Исполняют братья ВОРОНИНЫ. Фото Е. САВАЛОВА«Гномы». Исполняют братья ВОРОНИНЫ. Фото Е. САВАЛОВА

Хвалить можно с чистой совестью и превосходных жонглеров Савельевых. Их двое: отец и дочь, Сергей и Татьяна. Оба лауреаты Всероссийского конкурса арти­стов эстрады. Но все эти сведения мы узнаем лишь в конце, и исполнителей видим только в конце: весь номер идет в полной тем­ноте, и видны лишь порхающие кольца, мячи и булавы, окрашенные светящимися красками. Предметы эти бог знает что вы­делывают в воздухе! Я не оговорился: действительно, только сам господь знает это, так как весь номер остроумно по­строен на рисунках Жана Эффеля «Сотво­рение мира».

А как работают наши старые знакомые братья Воронины? Два их новых номера полны юмора, мысли и, как всегда у этих артистов, исполняются с завидным мастер­ством. Акробаты Воронины движутся уди­вительно легко, с шаловливой непринуж­денностью, и в конце концов каждому в зрительном зале начинает казаться, что и он так сможет, стоит только захотеть. И в этом большой смысл: молодые зрители начинают всерьез подумывать о спорте, а пожилые перестают думать о пенсии. Представляю восторг парижан: ни в Лидо, ни в Казино, ни в Фолибержере им такого не увидать!

Особый разговор об Афанасии Белове. Он — великолепный артист. Яркий, свое­образный, с хорошим вкусом... Но в этой программе он, на мой взгляд, не дотяги­вается даже до собственного уровня. И мне кажется, я понимаю отчего. Ведь хороший конферанс всегда начинается с хорошей, остроумной литературной осно­вы, а вот ее-то в программе зачастую и нет. Весь сценарий лишен упругой напря­женности, остроты вялы и второсортны, отдельные удачи не спасают программы в целом.

Ведь когда Афанасий Белов поет куп­леты о теще, слова о том, что он якобы цитирует старого эмигранта Афанасия Калинкина, — только оправдание. На са­мом-то деле он просто-напросто исполняет не очень вкусную, якобы пародийную пе­сенку. А вот песенка «Жоржетт» или частушки, по-моему, удачны. В них, при всей их иро­нической «французской» окраске, легко угадываются наши «пятна». Во время их исполнения мы с облегчением забываем упреки, которые хотелось адресовать из­вестным и уже полюбившимся по прош­лому авторам М. Слободскому и Я. Костю­ковскому. Я думаю, меня простят молодые арти­сты Изабелла Мень, Владимир Васильев и Лев Шимелов за то, что я не написал о них. Писать о них плохо — этого они не заслужили, а написать о них хорошо, я в этом уверен, даст повод новая программа.

Вот и все... И в заключение: мюзик-холл, конечно, дело нужное, и полезное, и веселое. Толь­ко не следует, по-моему, его воскрешать или брать взаймы — его надо всякий раз создавать заново. Тогда не будет ощуще­ния, что достали из сундука старый, пах­нущий нафталином костюм дедушки и на­спех перешили его на внука. Не будет ощущения, что жмут ботинки, полученные в наследство от того же дедушки, умер­шего, скажем, в том же Париже.

А в остальном мюзик-холл — дело хо­рошее. И уже совсем в заключение. На занаве­се изображен плакат, который, по всей видимости, представлял нас во Франции. На плакате в основном силуэты церквей. Мы, конечно, гордимся нашей стариной, но все-таки... Но все-таки попахивает от этих силуэтов дешевой рекламой сувениров для экспорта. Не надо...

А вообще, повторяю, мюзик-холл — дело хорошее.
 

Я. СЕГЕЛЬ

Журнал Советский цирк. Декабрь 1966 г.

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100