В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

О творческой отдаче и творческом стимуле

Ответ на открытое письмо Ю. Дмитриева.

Многоуважаемый Юрий Арсеньевич! Редакция «Советской эстрады и цирка» пол маком ила меня с Вашим открытым письмом» до его опубликования, и я имею, таким образом, возможность ответить Вам уже о следующем номере журнала.

В основном содержание Вашего письма сводится к вопросу — почему Московский цирк выпускает в течение сезона одну-две программы, а не четыре? В этой связи Вы считаете возможным утверждать, что не только в Москве, но и во всей нашей стране нот другого творческого предприятия, где бы отдача была столь незначительной, как в столичном цирке. Давайте попробуем разобраться во всем этом.

Мы работаем а городе, где насчитывается сегодня почти семь миллионов жителей. Московский цирк, как Вы знаете, вмещает две тысячи зрителей Практика показывает, что добрую половину нашего амфитеатра заполняют ежевечерне приезжие из других городов и зарубежные гости На долю москвичей, таким образом, остается около тысячи билетов, а это, согласитесь, — крайне мало для семи-миллионного города. Если вам случалось проходить по Цветному бульвару во вторник, когда мы продаем билеты на много дней вперед. Вы, наверное, видели какие темпераментные очереди стоят у кассы цирка Более того, всякий раз, когда в зимнем стационаре меняется программа, мы выслушиваем миожестпо жалоб и претензий зрителей, которым не удалось побывать на представлении.

Однако мы вовсе не ставим себе целью давать и сезон только два представления. У нас совсем не редки трех- и четырехпрограммные сезоны. К примеру, в прошлом сезоне (1968 — 69 гг.) у нас были показаны представления «Беспокойные сердца», «Новые встречи» и «Цирк КНДР».

И вот посмотрите, что получается с одной стороны. Вы вроде бы правы, когда ратуете за то. чтобы столичный цирк чаще менял программы. С другой же стороны, не так уж. мне думается. неправы и мы, когда строим свою работу таким образом, чтобы каждую московскую программу (а они обычно состоят из первоклассных номеров) посмотрело как можно больше москвичей и гостей столицы. Тем более что, выступив и Москве, артист вторично приезжает сюда, как правило, лишь спустя несколько лет.

Ставя нам в упрек, что в «Москне на протяжении целого сезона, то есть с сентября по июль, идут всего одна-две новые программы». Вы почему-то не принимаете во внимание и другое обстоятельство. Не знаю, известно ли Вам, что работники столичного стационара осуществляют с некоторых пор художественное руководство цирком-шапито в Центральном парке культуры и отдыха имени М. Горького. На его манеже (а он, по нашему мнению, тоже московский) каждое лето сменяется не менее трех программ, причем в начале и в конце лета цирк на Цпетном бульваре и шапито в парке нередко работают одновременно. Значит, и течение года москвичи и гости столицы смотрят минимум пять новых представлений, к которым Московский цирк имеет самое непосредственное отношение.

Не считаю возможным, Юрий Арсеньевич, вступать с Вами и сколько-нибудь серьезную полемику по поводу Вашего утверждения, что по своей творческой отдаче столичный цирк стоит на последнем месте среди творческих предприятий не только Москвы, но и всего Советского Союза. Смею думать, что столь опрометчивое и несправедливое по отношению к коллективу Московского цирка заявление продиктовано либо чрезмерной горячностью, либо весьма смутной осведомленностью в существе вопроса. Уж кому другому, но Вам-то следовало бы знать, что только за последние два года Московский цирк выпустил шестнадцать новых номеров, которые с успехом демонстрируются ныне на отечественных и зарубежных манежах. Вот и сейчас, когда я пишу ответ на Ваше письмо, мы готовим к выпуску шесть новых номеров, которые я позволю себе перечислить, чтобы Вы знали, о чем идет речь, — это новые номера икро-батов-прыгуноп под руководством И. Федосова, музыкальных эксцентриков Е. Амвросьевой и Г. Шахнина, роликобежцев Дубовецких, эквилибристки В Канагиной, новая программа клоунад и реприз для В. Мозеля с партнером, новый номер «Икарийские игры» в постановке В. Плинера. Я уже не говорю о том. что почти все исполнители, попадающие на арену столичного цирка, получают здесь всестороннюю творческую помощь.

Вполне естественно поэтому возникает вопрос: почему выпуск дивертисментных программ — это творческая отдача, а создание новых номеров, которые затем пополняют наш цирковой конвейер — отдача не творческая? Другое дело, что мы можем и ДОЛЖНЫ, очевидно, работать энергичнее и продуктивнее, делать больше и лучше, чем мы делпем до сих мор. но зачем же так походя и бездоказательно перечеркивать труд целого коллектива, отказывать ему в полезной творческой отдаче?!

Далее. Высказывал, как Вы это специально подчеркиваете, свое собственное мнение. Вы пишите: «...мне кажется, что в Москве по преимуществу имеют право выступать те исполнители, которые внесли в развитие советского цирка нечто свое, обогащающее искусство, то есть артисты-новаторы». Точно такого же мнения всегда придерживались и придерживаемся мы. комплектуя программы для столичного цирка. И если Вы переберете в памяти всех исполнителей, которые выступали за последние годы на московском манеже. Вы вряд ли найдете среди них ток уж много артистов-ремесленников, артистов бесталанных, ничем не обогатипших наше искусство.

Правда. Вы решительно отказываетесь понимать, почему Московский цирк пригласил, например, в одну из последних программ воздушных гимнасток Хазовых. А что же тут, собственно, непонятного? Вы сами говорите в письме, что Хазовы — великолепные гимнастки н артистки. Со своей стороны могу добавить, что великолепные гимнастки и артистки Хазовы давно не были в Москве и что за это время они не только сохранили очарование и свежесть своего номера, но и приумножили трюковую работу. Почему же. спрашивается, не пригласить Хазовых в столичную программу, тем более что других номеров, подобных выступлениям Хазовых v Бубновых (оба они созданы талантливым режиссером С. Морозовым), попросту нет в нашем цирке?

Не представляется мне в достаточной мере обоснованными и Ваши возражения против недавних гастролей в московском цирке-шапнто Игоря Кио. И дело не только в том, что, вторично приехав в столицу, молодой исполнитель привез три новых трюка, а его пребывание и Москве было использовано для детальной разработки и уточнения программы нового иллюзионного аттракциона. Возражая против повторного выступления И. Кио в Москве. Вы, как мне кажется, не учитываете весьма существенное обстоятельство — необходимость обеспечить кассооый успех программы, позаботиться о том, чтобы зрители «пошли на представление». Высказывая различные творческие рекомендации. Вы как-то совсем упустили из виду эту «прозаическую» сторону вопроса, а между тем забывать о ней. право же. не следует. Вот почему мы стремимся и будем стремиться к тому, чтобы в московских программах как можно чаще участвовали популярные исполнители. артисты с «громкими» именами — будь то Карандаш или Валентин Филатов, Ирина Бугримова или Олег Попов, братья Кио или Юрий Никулин и Михаил Шуйдии (я назвал не всех, но Вы понимаете, о каких артистах я говорю). Разумеется, все они должны обновлять время от времени сной репертуар, но вряд ли можно и нужно требовать, чтобы каждый из нишнх популярных мастеров готовил к очередному выступлению в Москве новый аттракцион или. как Вы советуете Игорю Кио. придавал номеру «новое направление». Не хочется повторять на страницах профессиональнного журнала общеизвестные истины, но вели цирковые номера и тем более аттракционы действительно создаются годами, и нет нужды. мне кажется, преждевременно ломоть и перекраивать созданное ради того только, чтобы «оправдать» свое второе или даже третье посещение Москвы.

Вообще у меня сложилось впечатление, что некоторые Ваши сонеты и рекомендации носят несколько непродуманный характер. Так, например, призывая нас ставить ни протяжении сезона не менее четырех программ. Вы говорите буквально следующее: «...одна из них (то есть из этих программ,  —М. М.) обязательно должна быть составлена только из тех артистов, которые в Москве не бывали. И таких артистов надо искать нс только в цирках, но и п цирковых бригадах. в зооцирхпх, на эстраде, в самодеятельности. И может быть, стоит давать задания: вот вы. такие-то артисты. сделайте через шесть месяцев, через год, через дна года то-то и то-то. и мы обязательно пригласим вас в Москву».

Вы меня простите. Юрий Арсеньевич, но Вы, очевидно, и сами плохо верите в реальность того, о чем говорите. Люди, способные к нашему, цирковому, делу, есть, разумеется, и в зооцирках. и в самодеятельных коллективах (цирковые бригады и эстраду остаинм в данном случае и стороне). И многие из них, пройдя под руководством опытных режиссеров и педагогов соответствующую школу, затратив годы и годы напряженного труда, становятся в конце концов профессиональными мастерами манежа. Но именно — пройдя соответствующую школу, затратив годы труда... У Вое же все выглядит до удивления легко и просто, как в сказке о щучьем веленья и моем хотенья: «вы, такие-то», сделайте через некоторое время «то-то и то-то» и можете не сомневаться, что «мы обязательно пригласим вас в Москву». Не хочу прослыть пессимистом, но думаю, что четвертая по счету программа Московского цирка, составленная по принципу таких «разовых заданий», не продержится на манеже и двух дней!

Конечно же. Вы правы, когда говорите, что приглашение кв столичный манеж должно быть бесспорным творческим стимулом дли артиста. Трудно что-либо возразить и против Вашего пожолпннл чаще приглашать в Москпу талантливых исполнителей, которых никогда не видели столичные зрители.

Но опять-таки возникает недоуменный вопрос: а разве на сей счет существует другое мнение, отличное от Вашего? И разве сегодня руководство Московского цирка не использует названного Вами стимула в своей повседневной творческой работе?

С полной ответственностью могу заявить, что буквально в каждом из наших представлений исегдп есть номера. которые показываются п Москве впервые. Л если Вы вспомните нашу медлпнюю программу «Беспокойные сердца», то согласитесь, наверное, что она почти целиком состояла из дебютантов на столичном манеже, причем к подготовке ведущих исполнителей этой программы клоуна К. Майхровского и эквилибристок сестер Авдеевых — столичный цирк имел самое непосредственное отношение.

Таковы факты, с которыми Вы почему-то не хотите считаться. Вы пытаетесь доказать, что руководство Московского цирки рианодушно «проходит мимо» многих и многих талантливых исполнителей, упорно нс жел в я приглашать их и Москву. Прячем делаете Вы это не всегда убедительно.

Ну как, а самом деле, можно всерьез полагать, что столичный цирк «забыл» о существовании такого оригинального клоуна, как А. Николаев. Если бы перед тем как писать письмо, Вы сочли бы возможным встретиться и поговорить со мной, я бы, как говорится, с документами в руках доказал Вам, что Андрей Николаев неоднократно планировался в московскую программу, но его гастрольные поездки за границу срывали наши планы. Андрей Николаев, конечно же, будет выступать на столичном манеже, и очень скоро. Или Тошко-Казаров. Не долее, как прошлой весной, будучи в Софии, я снова говорил с ним о гастролях в Москве. Он очень хочет приехать к нам и, наверное, скоро приедет, но окончательно сроки его гастролей будут определены дирекцией болгарских цирков. Смею Вас уверить также, что и джигитов под руководством Ю. Мерденова, и художника-моменалиста А. Алешичева, и эквилибристов Егоровых, как. впрочем, и многих других талантливых артистов, мы обязательно при-гласим в одну из ближайших московских программ. Все дело во времени ведь мы планируем работу на полтора-два года вперед и всегди должны иметь в запасе необходимый резерв. К тому же. чрезмерная поспешность в этом деле, нетребовательность и субъективность в оценке творческих возможностей того или иного исполнителя могут только повредить. Я, например, до сих пор не забыл, в какое неловкое положение и попал, когда пригласил в свое время в Московский цирк настойчиво рекомендованные Вами номера сальто-морталиста на лошади К., клоунов Г. и К. Но я на Вас не в обиде: ошибаться можете и Вы и я. Я, правда, нахожусь в менее выгодном положении, так как Ваши ошибки в рекомендации дебютантов Московского цирка не становятся достоянием гласности, а мои — у всех на глазах.

Заканчивал ответ на Ваше открытое письмо, мне хочется верить, что Вы не усмотрите в моих полемических и, может быть, тоже не всегда убедительных заметках ни малейшей попытки обидеть Вас. Поверьте, я далек от этого. Я писал то. что думаю, а это, наверное, — главное. И я буду очень рад. если откровенный обмен мнениями между нами послужит л конечном итоге на пользу нашему цирку, который — я не сомневаюсь в этом — мы оба любим одинаково горячо.

С искренним и неизменным уважением к Вам.

М. Местечкин, главный режиссер Московского цирка

оставить комментарий


 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100