В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Об искусстве цирка

РЕШЕНИЯ XXIV съезда КПСС обязывают нас, работников искусства, с полкой отдачей сил и таланта служить своему народу.

С трибуны съезда прозвучал адресованный всем художникам призыв создавать произведения, ярко отражающие героические свершения наших современников, раскрывающие характер советского человека — бойца и строителя. Решать эти задачи должно и таксе своеобразное искусство, как цирк. Искусство советского цирка следует в своем движении теми же путями, подчиняется тем же законам развития, что и остальные виды художественного творчества.

Известно, что мастерами советской литературы и искусства создана целая галерея образов беззаветных борцов за народное счастье, строителей новой жизни. Такие герои, как Корчагин, Вершинин, Мересьев, Давыдов и другие, горячо любимы народом, они служили и служат примером не для одного поколения советских людей, особенно для молодежи, решающей проблему «сделать жизнь с кого?». В лучших книгах, пьесах, кинофильмах мы встречаем образы стойких коммунистов. верных и мужественных бойцов партии.

А искусство цирка — способно ли оно создавать яркие и волнующие образы, раскрывающие необоримую силу духа советского человека, его отвагу и мужество, готовность к героическим подвигам?

Размышляя над этим, прежде всего вспоминаешь сюжетные цирковые представления — пантомимы. Многие из них проникнуть: пафосом героических деяний, а них рассказывается о борьбе трудового народа за революционные завоевания, за честь, свободу и независимость нашей Родины.

Эти темы утверждаются на манеже с первых лет существования советского циркового искусства. Таковы спектакли далеких довоенных лет — "Махновщина" и «Железный поток». Впоследствии на наших манежах были показаны пантомимы «О чем звенели клинки?», «Тайга в огне>, «Карнавал ка Кубе», «И арсенал и щит России», «Партизанская баллада», «Знак на скале» и другие. Во всех названных тут произведениях действуют персонажи с сильными характерами, которые раскрываются в напряженных и острых ситуациях. Так, в «Партизанской балладе» (Минский цирк) показано, как партизаны громят фашистских захватчиков; в «Знаке на скале» (Азербайджанский коллектив) восставшие крестьяне ведут борьбу с ненавистным князем-феодалом; в «Карнавале на Кубе» (Московский цирк) отражена борьба кубинских патриотов за свободу и независимость своей родины.

Посвященные важнейшим историческим этапам народной жизни, пантомимы. бесспорно, способствуют коммунистическому воспитанию зрителей. Но единственный ли это путь, только ли в пантомимах утверждает советский цирк передовые идеи нашего времени, показывает духовную красоту и силу советского человека? Вопрос не столь риторичен, как может показаться на первый взгляд. Ведь не секрет, что бытует мнение, будто значительные идеи могут быть выражены в цирке только в сюжетных представлениях и тематических парадах-прологах.

А как же быть с обычными номерами. составляющими дивертисментные программы? Ведь именно такие номера и программы в основном демонстрируются в наших цирках. В них мы не видим, как в пьесах, кинофильмах или пантомимах, конкретных персонажей, взятых из жизни. Дивертисментные программы — яркие и красочные зрелища, вызывающие у публики удивление, восхищение, веселье. И невольно возникает вопрос: способен ли артист, совершая, скажем, акробатический прыжок, удерживая равновесие на пружинящем канате или джигитуя на скачущей лошади, выразить какие-то сложные мысли и чувства?

Убежден, что способен. Разве воздушные гимнасты, наездники, канатоходцы, акробаты, дрессировщики не проявляют в своих выступлениях мужество, выдержку, самообладание, непоколебимую волю, готовность идти навстречу опасности, смело преодолевая ее? А ведь именно эти черты характерны для героев, чьими подвигами восхищается вся страна, чьему примеру стремится следовать наша молодежь. Напомню слова А. В. Луначарского: «Ни на минуту нельзя сомневаться, что ловкость и сила большинства артистов цирка, доведенные до предела, сопровождаются также изумительного напряжения вниманием, увлекательной отвагой, чертами уже психологическими и при этом чрезвычайно важными».

Героическое начало проявилось в советском цирке еще в период его становления. Уже тогда найти мастера манежа стали отказываться от надрыва. от подчеркивания риска, от зрелищ, унижающих человека. Смелостью и отвагой покоряли зрителей канатоходцы Свирины и Хибины, исполнители воздушного полета Морус, акробаты Океанос. Можно вспомнить и другие номера, в которых раскрывалась необоримая сила духа советского человека, способного преодолеть любые препятствия и трудности на пути к поставленной цели.

Эта тенденция нашла в дальнейшем свое продолжение, свое развитие. Появлялись все новые и новые номера, в основе которых лежали смелость, отвага, дерзновенный порыв. Назову лишь некоторые — аттракционы дрессировщиков Ирины Бугримовой и Александра Александрова-Федотова, выступление акробатов-прыгунов под руководством Владимира Довейко, «Шар смелости» Петра и Надежды Маяцких.

Хочу напомнить, что в цирковом искусстве черты героической личности предельно убедительно раскрываются в трюках, в преодолении сложных препятствий. Порой кажется, что трудность непреодолима, но артист убеждает нас, зрителей, что еще не исчерпаны человеческие возможности. И чем оригинальнее, сложнее трюки, чем ярче их исполнение, тем убедительнее героический образ, вылепленный актером. Вот несколько примеров.

В искусстве канатоходцев заложен как бы мятеж против привычных, повседневных условий. На канате исполняются удивительные трюки. Вот. скажем, артист М. Иванов поднимается по наклонному канату, балансируя ка лбу перш, ка вершине которого — партнерша Н. Иванова в стойке на руках. Они демонстрируют отточенное до мельчайших граней мастерство, помноженное на смелость и отвагу.

В номере «Цовкра» под руководством Рабадана Абакарова есть трюк с подкидной доской. Не в партере и не на ковре манежа установлена подкидная доска, а на натянутом высоко над ареной тросе. И на этой зыбкой опоре артисты выполняют сложнейшие прыжки, приходя после сальто-мортале на колонну из двух, также стоящую на канате.

В воздушных номерах сама специфика жанра, сами трюки подсказывают характер героических образов. Такие номера нередко вызывают ассоциации с космическими полетами. На этом построен, в частности, аттракцион Запашных «К звездам». Теме космоса посвящен и воздушный полет «Мечтатели», руководимый О. Лозовиком. Под куполом цирка при синеватом мерцании далеких звезд и таинственном отблеске луны парят в свободном полете люди в светящихся костюмах-скафандрах. И и воображении, рождая законное чувство патриотической гордости, возникают фантастичесхие картины начатого нашей страной освоения просторов Вселенной, проникновения человека в бескрайние космические дали.

Природа воздушных номеров такова. что они всегда несут в себе героическое начало, передают дух дерзания и отваги. присущий советским людям. В номере «Галактика» молодые гимнасты уверенно исполняют тройные сальто-мортале, гимнастки — полтора сальто-мортале, а одна из них восхищает двадцатиметровым прыжком из-под купола в сетку. В этих трюках столько задора и отваги, что для зрителей они олицетворяют дерзновенность советской молодежи, ее стремление преодолевать самые, казалось бы. непреодолимые трудности. И очень понятной становится мысль автора книги «Полвека под куполом цирка» мастера полета Ф. Конева, который писал: «Я видел тысячи глаз, и все они смотрели на меня, я читал в них волнение и радость за человека, преодолевшего страх, сумевшего победить воздух и парить в нем в свободном полете».

Вполне естественно, что отвага и мужество связываются в нашем представлении с дрессировкой хищников. Зверь, как известно, боится более сильного зверя. огня, воды, но больше всего человека. Правда, при условии, если сам человек не страшится хищника, если он способен обуздать слепые инстинкты животного, подчинить его своей золе. Уверенную власть человека над животным мы видим в выступлении каждого советского дрессировщика — И. Бугримозой, М. Назарозой. А. Александрова-Федотова. И. Рубана, Вальтера и Марицы Запашных и других. Но у каждого из них свои трюки, свой образ. В одном случае хищников демонстрируют как бы с улыбкой, с элементом задорной игры. Таким представляется мне. з частности, выступление Запашных. В мягкой, если хотите, даже лирической манере демонстрирует зверей Маргарита Назарова. Но во всех, без исключения, аттракционах с участием хищных зверей дрессировщики проявляют силу золи, мужество, отвагу. то есть собственно героические черты.

Но есть, как известно, жанры, где исполнители, казалось бы. демонстрируют не столько мужество и отвагу, сколько ловкость и пластичность. Вспомним, к примеру, выступление на кордепарели Галины Гулимовой. Хрупкая, грациозная девушка исполняет вис на одной руке, апфели. раскачку и подъем опять же на одной руке. Ее движения необычайно красивы, изящны. Но не следует забывать что артистка находится на многометровой высоте Значит, ее работа опять-таки сопряжена с риском, с преодолением опасности.

Нередко на основе конных номеров создаются пантомимы, сюжетные сценки. Но чтобы показать отвагу наездников, вовсе не обязательны остродраматический сюжет, изображение конного боя, погони и т. п. В номерах джигитов Кантемировых или Титановых исполняются сложнейшие трюки, которые сами по себе передают и романтику боя и бесстрашие лихих конников.

Приводя все эти примеры, я хотел еще раз подчеркнуть, что дрессировщики, акробаты, гимнасты, наездники — артисты почти всех цирковых жанров, творя свое искусство, всегда прославляют и утверждают мужество, бесстрашие, героизм.

В резолюции XXIV съезда Коммунистической партии Советского Союза по Отчетному докладу ЦК КПСС
сказано: «Советский народ заинтересован а создании таких произведений, в которых бы правдиво отображалась действительность, с большой художественной силой утверждались идеи коммунизма». Это относится и к искусству цирка, который своими специфическими средствами воспевает красоту и величие подвига. Мастера манежа укрепляют нашу веру в огромные, поистине безграничные возможности человека. И в этом ярко проявляется непреходящее художественно-воспитательное значение цирка. С огромной впечатляющей силой сказал об этом поэт Михаил Светлов:

«Я старость на время откинул, И кажется мне, мой сосед.

Не в цирк, а в бесстрашье и славу Сегодня купил я билет».
В бесстрашье и славу. Лучше не скажешь!

М. ЛОБОДИН

оставить комментарий


 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100