В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Огонь по врагу

Это произошло во время войны. В Новосибирский радиокомитет поступила телеграмма: «Боевым разведчикам Кузьме Ветеркову и Илье Шмелькову.

Мы, бойцы, командиры и политработ­ники, находящиеся на излечении в госпитале, шлем вам свой братский привет с наилучшими пожеланиями. ТЧК. Вы как настоящие воины рубите врага сво­ей песней. Мы под ваши песни вспомина­ем боевые дни, боевые эпизоды, и они воодушевляют нас на боевые подвиги». Подобных телеграмм и писем в те го­ды от бойцов и командного состава Сибирского гвардейского корпуса, от ране­ных из эвакогоспиталей, от тружеников сельского хозяйства Алтая, шахтеров Кузбасса и рыбаков Нарына пришло более шестнадцати тысяч. В них совет­ские люди выражали свою безграничную преданность и глубокую любовь к Ро­дине.

С фронта в Новосибирск сообщали Ве-теркову и Шмелькову:  «В самые тяжелые минуты для на­шей Родины, когда враг был под Ста­линградом, вы своей меткой сатирой вдохновляли наших бойцов.»

Труженики сибирского седа давали обязательства: «Посевную встретим во всеоружии. И на этом фронте не подкачаем».

Кто же они такие, Ветерков и Шмельков, которым адресованы были эти мно­гочисленные послания?

...В воскресные дни в шесть часов тридцать минут вечера миллионы сибиряков не отрывались от репродукторов. Толпы народа собирались у каждого уличного радиорупора, чтобы послушать очередную передачу «Огонь по врагу».

«С боевой песней, это не впервой нам,
Бить  врагов  советской  солнечной земли.
Боевую песню мы в былые войны
На штыке советском пронесли.

Эх ты песенка-душа,
Песенка-красавица,
Больно песня хороша,
А врагу не нравится».

Строчками этой песни под баян зна­менитого музыканта Ивана Ивановича Маланина начиналась каждая передача «Огонь по врагу». А потом в выступле­ниях сибирских пареньков, разведчиков Ветеркова и Шмелькова, звучали заду­шевные песни, веселые шутки, частуш­ки, сатирические сценки, репризы, на­сыщенные фронтовым юмором. Радиослушателей покоряли отвага и находчивость, остроумие и лихой задор однополчан-земляков Кузьмы Ветеркова и Ильи Шмелькова.

В июле 1942 года Новосибирский ис­полком вынес специальное решение о награждении почетными грамотами об­ластного Совета депутатов трудящихся — «За проявленную инициативу по созданию нового оборонно-патриотиче­ского антифашистского репертуара «Огонь по врагу» — артистов Государст­венного академического театра драмы имени А. С. Пушкина, эвакуированного из Ленинграда в Сибирь: Борисова Алек­сандра Федоровича — Ветеркова (ныне народного артиста СССР) и Адашевского Константина Игнатьевича — Шмелькова (ныне заслуженного артиста РСФСР).

А через год Театр имени Пушкина направляет бригаду «Огонь по врагу» на передовую для обслуживания сибирских добровольческих частей. Казалось бы, совсем одинаковые не только внешне (в солдатской форме), но в своей находчивости и веселости, они предстают перед фронтовиками совсем разными: живой, с лукавой усмешкой, неожиданно лиричный в задушевных песнях Ветерков и степенный, корена­стый Шмельков. На лесных опушках, в землянках и блиндажах звучат задорные голоса:

«Эх ты песенка-душа,
Песенка-красавица,
Больно песня хороша,
А врагу не нравится».

А там, где позволяла обстановка, пе­ред традиционной песенкой показывали короткометражный кинофильм «Огонь по врагу». И едва он заканчивался, как из-за экрана, обняв слепого баяниста Ма­ланина, выходили к зрителям оба сол­дата.

— По ва-го-нам! — голосисто коман­дует Ветерков.

Шмельков имитирует свисток паро­воза. И вот уже оба под звуки баяна изо­бражают стук колес: разведчики отправ­ляются на фронт. Потом перед зрителями возникают политические карикатуры на Гитлера. Геринга и Геббельса, на Мус­солини и Антонеску, на Маннергейма, Петена и Лаваля.  В приказе по одному из полков Си­бирского гвардейского корпуса отмечалось:

«Личный состав полка ушел с концер­та  воодушевленным и готовым  выполнить любой ценой наказ своих артистов-земляков: в решающем летнем сражении разгромить немецких захватчиков и вернуться домой».

Много подобных приказов было тогда издано. А когда артисты А. Борисов и К. Адашевский вернулись с фронта, те­атр направляет их обслуживать части и госпитали Сибирского военного округа, тружеников заводов и колхозов Сибири. Огромного размера достигла популяр­ность Ветеркова и Шмелькова. В те дни кемеровская газета «Кузбасс» посвятила большую статью программам «Огня по врагу».

«Понимая, как необходима народу в дни войны веселая, злая сатира, — писала газета, — Адашевский, Борисов и Маланин, проявляя творческую опера­тивность, на обычных эстрадных прие­мах создали, по сути, новый номер зло­бодневной музыкальной политической сатиры. Агитационно-пропагандистское значение «Огня по врагу» особенно ве­лико, потому что Ветерков и Шмельков стали нарицательными, бытующими в народе образами советских бойцов с ха­рактерными для русского человека чер­тами».

Эти газетные строки, на мой взгляд, очень точно характеризуют идейно-творческое содержание замечательного эст­радного произведения времен Великой Отечественной войны. Борисов, показав­ший на сцене Театра имени Пушкина незабываемые портреты наших совре­менников, Борисов — создатель в кино образов ученого Павлова и композитора Мусоргского — в своих актерских ра­ботах всегда выступает как художник акварельных красок, необычайно про­никновенный и мягкий, рисующий глу­боко психологические образы. А вот на эстраде в «Огне по врагу» тот же Бори­сов проявлял себя как актер лубочного плана. Порой беглыми гротесковыми мазками он изображал свои сатириче­ские персонажи-карикатуры. Наряду с этим в положительных образах «Огня по врагу» актеру удавалось сохранить присущую ему задушевность и трогатель­ную теплоту, особенно когда он пел ли­рическую песню фронтовика:

«Приходи, прошу тебя, к вокзалу,
Табаку в дорогу прихвати.
Приходи, а мальчика, пожалуй.
На вокзал с собой не приводи.
Пусть не знает он, что при разлуке
Мы с тобою горько промолчим,
Что мои испытанные руки
Могут дрогнуть при прощанье с ним.
Приходи и все скажи глазами,
Карточку в дорогу принеся:
Приходи: И от меня на память
Ничего на свете не прося.
Знай, что лучший памятью разлуки
Будет день, когда я невредим
Вновь вернусь и эти руки
Отеплю дыханием своим.
Я вернусь! И ты придешь к вокзалу
С ландышем, приколотым к груди...
Приходи! И мальчика, пожалуй,
На вокзал с собою приводи:»

За два года до окончания войны пес­ня как бы предсказала майские дни Победы «с ландышем, приколотым к груди!». Номер «Огонь по врагу» был сделан, казалось бы, в архаичном плане, воскрешая лубочное искусство далекого про­шлого. Но благодаря острому полити­ческому содержанию и в силу того, что сами актерские средства отвечали духу времени, номер всегда звучал совре­менно. Да и теперь, когда на творческих вечерах Борисова или Адашевского вы смотрите «Огонь по врагу», то невольно попадаете в плен общего зрительского восторга. И не только потому, что на эстраде как бы воскрешается памятная атмосфера Великой Отечественной вой­ны с неиссякаемой верой советского народа в неминуемую победу над мрач­ными силами фашизма, но еще и пото­му, что Борисов и Адашевский в этой эстрадной работе достигли высоких художественных вершин.
 

Д. МЕЧИК

Журнал Советский цирк. Май 1968 г.

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100