В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Олимпийский

Каждый Новый год, мы артисты встречаемся в «Олимпийском» комплексе на проспекте Мира, в праздничных спектаклях, в дни зимних каникул. 

Это  огромная  спортивная  арена  со  зрительным  залом  в  18  тысяч  мест.  Работать  на  такой  площадке  ввиду  неприспособленности  её  к  подобным  мероприятиям  очень  сложно.  Растянутый  на полторы  сотни  фронт  работы,  требует  от  сотрудников  особых  навыков,  и  понимания  друг  друга  без  слов.  Жуткие  сквозняки,  захламлённые  подъездные  пути,  огромные  расстояния,  вносят  свои  коррективы  в  работу.  Чтобы  иметь  представление  о  том  что  здесь  будет  ставиться,  всё  начинается  с  читки  сценария  на  ёлочный  спектакль.  Что бы  не  допустить  серьёзных накладок  в  премьерные  дни,  многие  его  фрагменты  нужно  записать  в  личный  блокнот, а  вот  ключевые  реплики,  после  которых  меняются  декорации  и  сценическое  действие,  нужно  знать  наизусть.  От  прочитанного  сценария,  должна  возникнуть  картина  предстоящего  действия,  спектакль  надо  увидеть.  Казалось  бы,  какое  странное  чувство  увидеть  то  чего  ещё нет.  Вот  тут  и  помогает  опыт,  который  по  крупицам  приобретается  за  много  лет  постановочных  работ,  вот  он  и  помогает  материализовать  идею.

Я  знаю  колосники  «Олимпийского»  не  хуже  своей  квартиры.  Купол  цирка  ничего  общего  не  имеет  с  этой  необычной  и очень  неудобной  для  нас  спортивной   площадкой,  но  мы  выкручиваемся.  Когда  первый  раз  попадаешь  на колосники  «Олимпийского»,  то  первое  чувство  которое  овладевает  тобой,  это  желание  уйти  обратно  и  никогда  больше  сюда  не  подниматься.  Это  лес  металлических  балок,  покрытых  толстым  слоем  вековой  пыли  и  паутины.  Чтобы  устроить  фейерверк,  нужно  чиркнуть  спичкой  и  всё  воспламенится.  Здесь  трудно  дышать,  пахнет  мышами  и  гнилью.  Поднявшись  сюда,  нужно  минуту  постоять,  отдышаться,  собраться  с  мыслями  и  понять  свою  главную  задачу,  зачем  ты здесь  и  что намереваешься  делать.  Нужно  определить  относительно  сценической  площадки,  которая  находится  внизу,  место  своего  положения.

Необходима  концентрация  внимания  и предельная  осторожность  в  работе,  не  полагаться  только  на  свои  физические  данные.  Каким  бы  ты  ни был  опытным,  но  работать  на верху  нужно  в  паре,  ошибиться  может  даже  супер – профессионал.  Есть  такие  места,  чтобы  до  них  добраться, нужно  ползти  по  балкам  собирая  брюхом,  всю  паутину,  грязь  и  пыль.  Тот  кто  сюда  не  поднимался,  тот  не  поймёт  того  кто  здесь  работает.

Устроители  ёлочных  спектаклей,  так  переживают  за  своё  детище,  что  сами  не  в  состоянии  руководить  всей  этой  неразберихой.  Поэтому  на  время  подготовки  спектакля  к  работе,  они  нанимают  опытных  специалистов.  Может  сложиться  впечатление,  что  устроители  спектакля  совершенно  неспособные  люди,  но  это  не  так.  Они  опытные  и  очень  талантливые,  но  запустить  спектакль  в  работу  могут,  тоже  очень  талантливые,  но  другие  люди.  Это  как  в  авиации, те  кто  конструирует  самолёты,  сам  их  не  производит  и  не  испытывает,  нужны  другие  люди  другие  профессии. Ни  один  даже  опытнейший  хирург,  не  будет  делать  операцию  своему  родственнику,  это  должны  делать  другие  люди.  Нам  нужен  человек  другой  профессии,  нам  нужен  опытный  инспектор  манежа,  и  это  другой  человек – Ира  Талина.  У  неё  какое  то  непонятное  умение  всё  сложное,  непонятное,  запутанное,  удивительным  образом  разрешать  и  распутывать.  В  подчинении  у  неё  все  опытные  специалисты,  за  плечами  которых  десятки  сложных  спектаклей,  на   разных  сценических  площадках.  Она  никого  не  подчиняет,  она  деликатно  и  умно  руководит,  она  руководит  делом.  Ей  все  довольны,  она  на  своём  месте,  дело  за  которое  она  взялась,  знает  лучше  всех.  У  неё  фантастическая  память,  уже  после  первой  читки  она  знает  весь  сценарий  наизусть.  Она  не  сидит  уткнувшись  в  бумаги,  делая  вид  что  работает.  Она  с  первых  до  последних  дней,  находится  на  сценической  площадке.  Она  точно  знает  объём  проделанной  работы.

          Подъезжают   артисты,  многие  из  них  впервые  на  этой площадке.

- Как  я  буду  работать? – задаёт  вопрос  дрессировщик ,  надеясь  что  его  услышит  даже сам  Господь.  Бледная,  в  чёрном  платье ,  небрежно  удерживая  на  плечах  накинутую  куртку,  чуть  дрожа  от  холода,  стоит  японка  русского  происхождения  Галина  Симадо,  хозяйка  этого  действия.

- Обратитесь  к  Ире  Талиной,  она  знает  всё, - вежливо  низким  простуженным  голосом  говорит  Симадо.

- Я  никогда  не  работал  на  такой  площадке, - жалуется  дрессировщик.  Он  весь  потерян  голос  его  дрожит.

- Точно  такой  же  вопрос  мне  задавал  в  прошлом  году  дрессировщик  белых  медведей – успокаивает  его  Ира – пока  не  готовы  декорации  сценическая  площадка  похожа  на  половецкую  степь  без  половцев,  кажется  дикой  и  неуютной.  Через  два  дня  всё  встанет  на  свои  места.  Он  понимает  шутку  и  лицо  его  светлеет.

- А  где  я  буду  работать,   где  моё  место?

- Вот  твоё  законное  место, - и  она  показывает  где  это  место.

- Ах  да  здесь – говорит  неуверенно  дрессировщик, - а  откуда  я  буду  выводить  медведя?.

- Медведя  ты  будешь  выводить  отсюда.

- Да,  но  тут  открытая площадка,  и  довольно  большое  расстояние,  а  медведь  должен  выходить ко  мне  без  сопровождения.

- Расстояние  будет  не  более  длинны  циркового  форганга,  вот  в  этом  месте, - она  показывает  где, - будет  стоять  сказочный домик,  здесь  вы  можете  готовить  медведя  к  работе.  –Это  уже  меняет  дело  радуется  дрессировщик – тогда  мне  всё  понятно,  а  я  то  думал…

- Я  тоже  иногда  думаю – отвечает  ему  Ира.  –А  кому  надо  сказать  чтобы открыли  западные  ворота?  -Это  нужно  сказать  мне,  а  где  в  данный  момент  ваши медведи?  -Тут  уже  приехали.  –Сейчас  будут  открыты  нужные  вам  ворота – через  несколько  минут  она  сообщает,  - ворота  открыты  въезжайте

Галина  Симадо  и  Ира  Талина  разные,  но  видимо  так  и  должно  быть.  Симадо  справедливая,  и  в  тоже  время  жёсткая  и  даже  может  показаться  жестокая  со  взрывным  непредсказуемым  характером.  В  разговоре  с  артистами  она  будет  внимательно  слушать  собеседника,  пока  он  не  обнаглеет. Когда  он  уж  совсем  начнёт вешать  ей  лапшу  на  уши,  так  огреет  простым  русским  словом…

Ира  Талина  другая,  она  будет  внимательно  слушать,  кивать  головой  в знак  согласия,  но  это  совсем  не  значит  что  она  с  вами  уже  в  одной  упряжке.  Она  мягкая,  приветливая,  в  ней  нет  таких  больших  перепадов  в  разговоре.  С  ней  не  надо  играть,  и  тем  более  пытаться  обмануть.

Она  доверяет,  но  доверие  нужно  оправдывать.  Она  долго  терпит,  но  не  до  бесконечности.  Когда  один  из  наших  коллег,  в  очередной раз

Нарушил  внутренний  распорядок. Она  только  всего  сделала  жест  рукой,  указывая  на  дверь.  Если  в  такой  ситуации  кинуться  в  ноги  Симадо,  она  простит,  но  перед  Ирой  такой  трюк  не  пройдёт.

Мы  сделали  почти все  необходимые  работы,  осталось  только  подвесить  «Полёт»,  это  почти  что  горизонтально  натянутый  трос  длиной  более  120 метров.  По этому  тросу  будет  лететь  сказочный  персонаж  «Кот  в  сапогах».  Я  советуюсь  с  Ирой,  говорю  о  проблемах  на  колосниках,  рассказываю  как  буду  выходить  из  этой  непредвиденной  ситуации.  На  балконе  откуда  пойдёт  «Полёт»,  нет  закладных,  мне  не  за  что  крепить  натяжной  трос.  Так  не  делают,  так  опасно,  это  авантюра,  но  у  меня  нет  другого  выхода.  Я  должен  крепиться  за  кресла  зрительного  зала.

О  бо  всём  этом  я  и  говорю  Ире.  Поэтому  роль  «Кота  в  сапогах»,  я  должен  взять  на  себя,  никем  другим  я  рисковать  не  хочу.

Всё  разрешилось, я  сделал  «Полёт».  Мне  поставили  ещё  одну  задачу,  отвели  на  «Полёт»  20 секунд  времени.  Я  пролетел  ровно  за  20 сек.

Когда  меня  спросили  как  ты  это  сделал,  как  всё  просчитал?  На  это  я  ничего  не  ответил,  просто  взял  и  сделал.

Ни  одна  премьера без  курьёзов  не  проходит.  Есть  где – то  за  границей  скульптура  «Писающий  мальчик»,  а  у  нас  на  первом  спектакле  был  «Писающий  медведь».  Отрепетировать  такой  трюк  невозможно,  но  в  цирке  возможно  всё.

На  «икарийскую»  подушку,  ложится  дрессировщик  медведей,  к  нему  выводят  небольшого  медвежонка  и  ставят  его  ноги – в  ноги,  так они  оказываются  лицом  друг  к  другу.  То  есть  дрессировщик  лицом  к  медведю,  а  медведь  мордой  к  дрессировщику.  Потому  как  у  медведя  нет  лица,  а  есть  морда.  Теперь  дрессировщик  начинает  с  ним  жонглировать.  Он  бросает  медведю  мячи,  тот  их  ловит  и  возвращает  дрессировщику.  Надо  же  медведь  хищник,  а  тут  на тебе,  послушнее  школьника  за  партой.  Потом  медведь  вдруг  неожиданно  начинает  писать  толстой  желтой  струёй  на  грудь  дрессировщика.  Вначале  костюм  артиста  впитывал  в  себя  эту  струю,  и  она  была  не  так  заметна,  потом  брызги стали  разлетаться  по  сторонам,  и  уж  были хорошо  видны всем.  За  декорацией  совсем рядом стояли,  артистки  хора  им.  Пятницкого,  когда  они  поняли  что  происходит,  то  так  принялись  хохотать,  что  я  подумал  не  истерика  ли это..  А  зрительный  зал,  этой  детали  не  заметил  (далеко  было),  наградил  дрессировщика  заслуженными  аплодисментами.


Из книги Паяцы Владимира Фалина

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100